Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Суббота, 17 11 2018
Home / Общество / Тупиковый путь

Тупиковый путь

Этот город построили немцы, а теперь там пытаются выжить русские

Поселок Железнодорожный (в простонародье Железка), находящийся в Калининградской области, на границе с Польшей, отошел СССР после Второй мировой. До прихода советских войск Железнодорожный назывался Гердауэном (в честь прусского вождя). Он мог сохранить прусское архитектурное наследие как ни один из городов области. Благо во время войны город практически не пострадал. Но то, что не смогли разрушить снаряды, рушит время. Развал Союза, последующее закрытие предприятий, торговых путей и железной дороги, безработица привели это красивейшее место в запустение. Активно действовавшие маслодельный, пивоваренный и кирпичные заводы закрылись. И колоритный некогда город превратился в место, где время как будто остановилось, повидав несколько эпох, которые сплелись здесь воедино. Советские постройки сменяются руинами немецкой кирхи и развалинами прусских домов. Те, кто помнит золотые времена этого поселка, не скрывают своей печали. Местные порой и сами не понимают, как прожили тут всю жизнь и что случилось с этой землей. Великое прошлое и нехитрое настоящее — в фоторепортаже Сергея Строителева.

Фото: Сергей Строителев

Населенный пункт был основан в XIV веке, о чем напоминает орденская кирха, которую можно увидеть, наверное, из любой точки в поселке. Впрочем, за пять веков от строения остались одни руины. Здание, находящееся под контролем РПЦ, закрыто для посетителей, входные решетки заварены. И восстанавливать его не спешат.

Фото: Сергей Строителев

Местные жители отдыхают на детской площадке около кирхи. По состоянию на 2017 год тут проживает 1500 мужчин. Но в Железнодорожном работы для них практически нет.

Фото: Сергей Строителев

Мелкая «халтура» попадается время от времени. На заработки местные ездят в Калининград или в ближайший Правдинск.

Фото: Сергей Строителев

Мусор, оставленный после вечеринки на территории заброшенного завода, исправно работавшего во времена Союза.

Фото: Сергей Строителев

Виктор Кузьмич — бывший военный. Сколько живет в Железнодорожном, не помнит. Дом, где он живет, находится в аварийном состоянии, внутри пахнет сыростью из-за прогнивших труб и царит полный хаос. Несмотря на то что родственники Виктора живут в Европе, он уезжать никуда не собирается. Он живет тут и выпивает.

Фото: Сергей Строителев

Отец с сыном ловят рыбу в озере. Рыбалка — одно из немногих семейных развлечений в поселке.

Фото: Сергей Строителев

Местная молодежь пятничным вечером на территории заброшенного маслодельного завода. На территории разрушенных предприятий проводят вечеринки, где молодые общаются, слушают музыку, выпивают.

Фото: Сергей Строителев

Двор с покосившимися сараями на Пограничной улице. В километре отсюда — Польша.

Фото: Сергей Строителев

Одна из немногих возможностей для местных мужчин заработать — чинить черепицу прохудившихся крыш у соседей. Черепицу для восстановления снимают с заброшенных зданий, так же как и кирпич, при надобности. К примеру, один из главных пивоваренных заводов в СССР, который располагался тут, разобрали на кирпич после его закрытия.

Фото: Сергей Строителев

Заброшенная дача на окраине поселка.

Фото: Сергей Строителев

Сестры на берегу озера. Поселок — удивительное место для детства. Здесь огромное количество руин, идеально подходящих для игр.

Фото: Сергей Строителев

Двор на одной из самых старых улиц поселка. Соседи сушат белье по очереди. За своими вещами никто не смотрит — все друг друга знают.

Фото: Сергей Строителев

Женщина в подъезде одного из самых старых домов поселка. Внутри все осталось без изменений еще с немецких времен. Дерево скрипит под ногами, создавая ощущение ненадежности.

Фото: Сергей Строителев

Стены квартиры в старой части города.

Фото: Сергей Строителев

Развалы открываются в поселке по вторникам и четвергам.

Фото: Сергей Строителев

Заброшенный сарай в центре поселка. До 2010 года у местной администрации и немецких инвесторов были большие планы по приведению поселка в порядок, хотели построить большую гостиницу. Как и в любом большом проекте, был сделан макет, однако с течением времени все планы сошли на нет. Инвесторы посчитали поселок невыгодным местом.

Фото: Сергей Строителев

Территория бывшего маслодельного завода — все стены разрисованы, а территория усыпана осколками бутылок.

Фото: Сергей Строителев

Дядя Женя. Приехал в Железнодорожный 40 лет назад из Узбекистана. Его позвал сюда брат, у которого случилось горе в семье. Женя женился тут и обзавелся четырьмя детьми, работал на маслодельном заводе. Бывший военный сейчас убирает улицы поселка, а в свободное время рыбачит или ищет металлолом на территории заброшенного предприятия, где раньше работал.

Фото: Сергей Строителев

Заброшенный дом в поселке. Рисунки и посуда еще напоминают о прошлом.

Фото: Сергей Строителев

Местные шутят, что заброшенных объектов в поселке больше, чем заселенных.

Фото: Сергей Строителев

Здание памятника архитектуры, школы-интерната №6. Это красивейшее немецкое здание отлично сохранилось как снаружи, так и внутри. Его даже хотели (и не раз) превратить в шикарный отель, однако до дела так и не дошло. Сейчас все двери и окна в интернат заколочены, а через дорогу живет охранник, который гоняет детвору, пытающуюся забраться внутрь. Впрочем, приходят сюда и немцы, чьи родственники родились в этих краях. Они нередко заезжают посмотреть на это здание.

Фото: Сергей Строителев

Фото: Сергей Строителев

Старое немецкое кладбище на окраине поселка, от которого не осталось ни одной плиты — все они разворованы. Памятные кресты установили немцы совсем недавно.

Фото: Сергей Строителев

Игра в шахматы на улице.

Фото: Сергей Строителев

Дети играют на старых улицах. Благодаря сохранившемуся прусскому и немецкому архитектурному наследию город привлекал режиссеров художественных фильмов. В 2010 году здесь снимался фильм «Только не сейчас» Валерия Пендраковского с Александром Домогаровым-младшим в главной роли. В фильме рассказывается о любви польской девушки и русского солдата в 1953 году. Местные были массовкой, а старые прусские дома служили одной из главных декораций.

Фото: Сергей Строителев

Хореографический класс в Доме культуры поселка. Также тут проводится класс рукоделия, работает очень маленький музей, посвященный истории поселка. Работники ДК хотели бы расширить сферу деятельности — привлечь больше детей к занятиям, нанять преподавателей, привести в порядок музей, но испытывают нехватку финансов, которые не предоставляет администрация.

Фото: Сергей Строителев

Фото: Сергей Строителев

Местные маются жарким днем около центральной площади.

Фото: Сергей Строителев

Предприимчивые граждане организовали гаражи в уцелевших частях орденской кирхи. Такое использование религиозных объектов нередко встречается и в других поселках Калининградской области. В кирхах открывают тренажерные залы и магазины.

Фото: Сергей Строителев

Местные ребята тренируются на детской площадке. Многие мужчины из поселка имеют судимость. Наиболее встречающаяся статья 228, за хранение наркотических средств. В 90-е поселок был рассадником героиновой наркомании. А тут активно употребляли «крокодил», ингредиенты которого продавались в аптеке.

Фото: Сергей Строителев

Мальчишки плавают в озере после школьных занятий.

Фото: Сергей Строителев

Перекур после заплыва.

Фото: Сергей Строителев

Железнодорожный бюыл покрыт паутиной железных дорог, однако после кризиса 90-х, все они были закрыты.

Фото: Сергей Строителев

Жилые здания и заброшенный немецкий бункер около старой железной дороги.

Фото: Сергей Строителев

Местный житель слушает музыку на крыльце одного из четырех аварийных немецких домов.

Фото: Сергей Строителев

Местные готовятся к ухе на улице около одного из четырех старых немецких домов. Этот район — самый неблагоприятный в поселке.

Фото: Сергей Строителев

Отец и сын в своей квартире, в одном из четырех старых немецких домов. Внутри до сих пор 1945 год. Горячей воды нет, газа тоже. К слову, газовое снабжение отсутствует по всему поселку, местные пользуются баллонами. При немцах газ был, однако для приехавших после войны переселенцев из российских деревень восстановить снабжение, пострадавшее в результате боевых действий, оказалось невозможным.

Фото: Сергей Строителев

Местная молодежь пьет водку на даче. Собираются каждый день, разговаривают, о том, что поселок в упадке, что делать тут нечего…

Фото: Сергей Строителев

…а когда выпьют, признаются в любви к этим местам.

По материалам: «Lenta.ru»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru