Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Пятница, 21 09 2018
Home / Общество / «Это праздник не для вас»

«Это праздник не для вас»

Центр «Э» показательно задержал петербуржцев за околофутбольное прошлое

Под арест попали и их друзья, не замеченные в хулиганстве. Им доходчиво объяснили опасность прогулок по центру города.

Плохо срежиссированной постановкой счел горсуд Петербурга попытку борцов с экстремизмом устроить профилактику среди футбольных фанатов. Полицейские под видом проверки документов отвезли компанию горожан в отдел, на свободу они вышли через четыре дня. Никита Жоголь, Владислав Петров и Константин Костин вспоминают детали операции «эшников».

«Это праздник не для вас»

Архив/Елена Никитченко/Интерпресс

Десять парней и девушка подошли к фан-зоне на Конюшенной площади со стороны Мойки вечером 17 июня, на большом экране показывали матч Германии и Мексики. Владислав Петров шел в черной футболке с надписью The Proud. Это название петербургской околофутбольной группировки, созданной в 2011 году и распавшейся в 2015-м. Всего к The Proud имели отношение четыре человека из компании.

Никита Жоголь (НЖ): «Я не фанат, футболом не интересуюсь, в околофутболе не участвовал. Ко мне подошел полицейский и попросил паспорт. Повертел его в руках и позвал к служебному автобусу. Со мной была девушка. Она сотрудника не заинтересовала».

Владислав Петров (ВП): «У фан-зоны также были лица в штатском, свое подразделение – центр по противодействию экстремизму – они не скрывали. Но фамилии свои не называли. Сотрудники в форме выполняли их команды».

Собрав восемь паспортов, полицейские сослались на «пустую формальность» и предложили проехать в 78-й отдел на улице Чехова для проверки документов.

Оперативник Центра «Э» Дмитрий Шевченко в 78-м отделе полиции.

Оперативник Центра «Э» Дмитрий Шевченко в 78-м отделе полиции.

На улице оставались два человека из компании, Александр Попов и Александр Михайлов. Увидев отъезжающий автобус, они постучали в дверь.

ВП: «Ребята попросили полицейских взять их с собой, чтобы не разбивать компанию».

НЖ: «Девушка моя осталась у фан-зоны. Полицейский ей сказал: «Не переживайте, документы проверим, через час вернутся».

ВП: «В отдел приехал еще один сотрудник Центра «Э» Дмитрий Шевченко. Он заявил, что этот праздник, имея в виду чемпионат мира, не для нас, собираться в центре нам нельзя, и наше наказание будет другим наукой. Припомнил мне околофутбол. Но если я пять лет назад с кем-то подрался, мне теперь под домашним арестом всю жизнь сидеть? Я спросил о причине задержания. Он ответил, что для профилактики. У сотрудников 78-го Шевченко интересовался, не изымались ли у нас марокканские «тряпки». Имел в виду шарфы и флаги. Не знаю, почему именно марокканцы. Может, потому, что их было много в городе после игры с Ираном. Или потому, что у Марокко флаг красный. О The Proud Шевченко сказал: «Единственное, что вас хорошо характеризует, – участие в военном конфликте на стороне Донбасса». Часть ребят действительно ездила на юго-восток Украины, единого мнения на этот счет в «фирме» не было».

Ближе к ночи все десять человек были помещены в камеры 78-го отдела, по пятеро – в каждую.

КК: «В камере две койки. Спали поочередно, подкладывая пластиковые бутылки из-под минералки под голову. Вонь человеческих испарений и мочи. Стены расписаны надписями за Навального. Стучим в дверь, чтобы сходить в туалет. Из дежурки голос: «А зачем вы так много пьете?». Наутро я весь чесался. Кажется, нас покусали клопы».

ВП: «В дежурной части нам сказали, что мы задержаны за мелкое хулиганство, за мат. Административные протоколы не предъявляли, права не разъясняли, понятых я не видел».

НЖ: «Шевченко спрашивал нас, почему мы не реагировали на замечания. Я не знаю, откуда он это взял. Нас никто ни о чем не предупреждал, доставили в отдел под предлогом проверки документов».

КК: «В 78-й отдел приехал еще один сотрудник Центра «Э», в костюме. Сидел в отдельном кабинете, спрашивал о татуировках, фотографировал нас. В общей сложности нас отщелкали четыре раза».

НЖ: «Меня спросил, в какого бога верую и как отношусь к национал-социализму».

ВП: «Мы рассчитывали, что утром нас из 78-го отпустят. Но нам сказали, что после обеда всех повезут в Дзержинский суд. История изначально дурно пахла, но тут нам совсем не по себе стало. На двоих парней, запрыгнувших в автобус за компанию, тоже составили протоколы за мелкое хулиганство. Один из них, Саша Попов, – военнослужащий. Он не подлежит административной ответственности. А его все равно – в суд. Помощника оперативного дежурного, его фамилия вроде Макаров, просим позвонить Саше в часть. Он в ответ: «Ну зачем вам проблемы? Сейчас военная прокуратура понаедет».

НЖ: «В Дзержинском суде 18 июня дело каждого слушали по пять-десять минут. С протоколами нас так и не знакомили. Многое из того, что зачитывала судья Бражникова при исследовании материалов дела, становилось для нас откровением. «Выражался грубой нецензурной бранью, на замечания не реагировал». И так все десять человек. Нонсенс! Мы пытаемся донести до судьи свою позицию, а она: «Нет оснований не доверять сотрудникам полиции», и каждому по десять суток, в том числе Попову. Ни в чем не разобравшись, никого не допросив. Дома дети маленькие, на работу надо выходить. Один из нас перед выходом на прогулку ребенка бабушке 70-летней на полтора часа оставил».

КК: «Я читал постановление о своих десяти сутках, мой брат Саша – тоже. Секретарь его поторопила: дескать, если не успеваете прочитать, подписывайте не глядя. Саша отказался подписывать».

НЖ: «По-хорошему к нам относились только конвоиры из патрульно-постовой службы полиции. Они нам даже сочувствовали. Извинялись, когда везли от фан-зоны в 78-й отдел, кивали на «Э». Покупали за свои деньги воду, когда везли из отдела в Дзержинский суд. Конвоировали нас, кстати, в наручниках, будто банду головорезов. Насколько мы поняли, распоряжение об этом тоже сотрудник «Э» отдал. Можем опознать его по отсутствию передних зубов. У него была манера отвечать вопросом на вопрос. В суд он входил вооруженный».

ВП: «В коридоре суда нам попался отзывчивый адвокат, он ждал процесса по другому делу. Дал дельные советы. Его затыкал «эшник», но бесполезно. После заседаний мы написали апелляционные жалобы и отдали судье».

Из Дзержинского суда компанию вернули в 78-й отдел и снова взяли отпечатки пальцев.

НЖ: «Сотрудники отдела сказали, что у них сканер есть, но «эшники» поручили им вымазать нас в чернилах. Кстати, пользуясь случаем, прошу обеспечить отделы полиции мылом. Я пальцы о стены обтирал. И сортиры почистить. В 78-м он расположен рядом с дежурной частью. Может, поэтому они там такие недобрые и нервные?».

ВП: «В спецприемник на Захарьевской нас подвезли поздним вечером 18-го. Сотрудники не приняли Сашу Попова. Он же военнослужащий. А нас напоили чаем, так как к ужину мы не успели. Смогли выспаться и отмыться. 21 июня нас повезли в городской суд. Если честно, приятной неожиданностью стало, что жалобы так быстро дошли».

В горсуде нашли множество нарушений в полицейских материалах. Протоколы об административном нарушении действительно составлялись без участия задержанных, конституционные права им не разъясняли, да и сами полицейские не утруждали себя подписывать документы. Постановления Дзержинского суда отменены, дела рассмотрят заново. Материалы на Попова вовсе вернули полиции как не подлежащие рассмотрению судом.

Александр Ермаков

По материалам: «Фонтанка.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru