«Я никогда никого не боялся»

Он стал главным русским мафиози в Америке, но нашел смерть в России

 

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о ворах в законе — генералах преступного мира. Появившись в начале XX века, они очень скоро встали во главе организованной преступности СССР, а затем России. В предыдущей статье мы начали рассказ о Вячеславе Иванькове по кличке Япончик: драки и погони с его участием получили всесоюзную известность. Он не прощал врагов и не боялся тюремщиков. На заре 90-х Иваньков предпочел не ввязываться в кровавую войну ОПГ и отправился за большими перспективами в США. За океаном Япончик достиг невиданных успехов, став авторитетом международного масштаба, и, как следствие, оказался в американской тюрьме. Там он тоже быстро навел свои порядки с заточкой в руках. Последние годы жизни авторитет провел в регулярных перелетах, «решая вопросы» в России и в Штатах, пока однажды его не настигла пуля снайпера.

Вор международного масштаба

По воле случая, к прибытию в Америку 52-летнего Япончика трон предводителя русской мафии в США формально был пуст. Возглавивший ее после смерти Евсея Агрона Марат Балагула в 1989 году загремел в тюрьму за мошенничество, а его приближенные на роль лидеров не годились: одних вскоре застрелили, а другие увлеклись дележом сфер влияния, не обращая внимания на накалившуюся обстановку. Поэтому возглавить русскую мафию за океаном Япончику не составило труда: местные были наслышаны о «подвигах» вора в законе на родине и признавали авторитет Иванькова.

Очень скоро в криминальном мире Америки стали ходить слухи о принципиальности и жестокости «русского японца». На местных сильное впечатление произвела история о том, как в конце 70-х авторитет расправился с одним из подручных, позволившим себе недопустимую дерзость. Бандиты Япончика собрались на конспиративной квартире, чтобы поделить богатый улов от очередного ограбления — большое количество драгоценностей. Босс распорядился отправить большую часть в воровской общак, а оставшееся разделить.

В какой-то момент Япончик заметил, что один из его людей быстрым движением сунул в карман бриллиантовое ожерелье. Скорый на расправу авторитет тут же отнял украденное, а «крысу» наказал на месте: достал пистолет и выстрелил ему в голову через подушку. Ходила и другая легенда: якобы Япончик нередко казнил провинившихся, скидывая их с вертолета.

Между тем, оказавшись в США, вор в законе был не в восторге от такой известности, становиться «номером один» в его планы не входило. Япончика вполне устраивала роль серого кардинала, который, с одной стороны, поддерживал мир между кавказскими и славянскими группировками по обе стороны океана, а с другой — налаживал связи между российским и американским криминалом. Попутно Иваньков, в подчинении которого было около 250 человек, курировал несколько популярных ресторанов на Манхэттене и организовал в Бруклине компанию по отмыванию денег.

Ходили разговоры, что Япончик активно занимался нефтяным и игорным бизнесом, торговлей драгоценностями и антиквариатом, а также поставками в США кокаина и героина. Впрочем, последнее Иваньков категорически отрицал, декларируя, что наркобизнес — «это настолько греховно, это настолько преступление (…) это всегда порицалось и порицается». Любопытно, что при таком размахе деятельности в США авторитет не удосужился освоить даже азы английского языка, хотя способности у него были — он хорошо знал армянский и ассирийский. На важные встречи Япончик брал с собой переводчика, в остальных случаях объяснялся на пальцах.

Несмотря на бурную деятельность в Штатах, Иваньков умудрялся через своих ставленников участвовать в делах практически всех крупных организованных преступных группировок (ОПГ) России и принимал у себя их лидеров. Поговаривали, что летом 1993 года лидер грозной Ореховской ОПГ Сергей Тимофеев (Сильвестр), приехавший в США, получил добро от Япончика на то, чтобы занять преступный трон Москвы. Впрочем, были и те, кто эту версию ставил под сомнение: отношения между двумя воротилами криминального мира были натянутыми после 1992 года, когда киллер ореховских убил вора в законе Витю Калину, сына любимой подруги Япончика Калины Никифоровой. Зато тесные контакты Иванькова с Солнцевской ОПГ ни у кого сомнений не вызывали: за покровительство вора в законе руководство группировки щедро делилось с ним своими доходами.

Япончик нередко принимал у себя осевших в США авторитетов из бывшего СССР и со многими из них дружил — к примеру, его правой рукой считался вор в законе Мушег Азатян (Миша Питерский). Иваньков даже стал крестным детей Азатяна: в сети можно найти фотографии, где Япончик, согласно обычаям Армянской апостольской церкви облаченный в стихарь — одежду для священнослужителей, участвует в крещении сына Миши Питерского.

Спохватились

Светлая мысль «А где, собственно, Япончик?» пришла к российским сыщикам только тогда, когда освобожденный по УДО Иваньков не явился в милицию для очередной обязательной отметки. Сыщики были в шоке: отъезда в США одного из главных авторитетов постсоветского пространства с многолетним тюремным стажем они никак не ожидали. Прознав, что Япончик в Штатах, российские правоохранители немедленно отправили своим американским коллегам солидный компромат на вора в законе.

Уже постфактум сыщики выяснили, что для путешествия за океан Иваньков прописался в общежитии в Ростовской области и через подставное советско-американское предприятие получил загранпаспорт как сотрудник. Он обратился в посольство США, скрыл свои судимости и таким образом обзавелся визой. Ко всему прочему оказалось, что Япончик снова женат: его спутницей жизни стала гражданка США российского происхождения, аккомпаниатор по профессии Ирина. О том, что брак был фиктивным, знало все окружение авторитета; о своем «прикрытии» Япончик отзывался крайне отрицательно, а единственным доказательством их «пламенной» любви была пара фотографий, где улыбающаяся Ирина обнимает хмурого Иванькова.

Ранее

Своих не сдаем

Далее

Грязный Пол

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru