Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 13 11 2018
Home / Общество / Следствие запиталось от солнечных батарей

Следствие запиталось от солнечных батарей

Спецуправление МВД расследует особо крупное мошенничество в научных целях

Как стало известно “Ъ”, следователи МВД разбираются в обстоятельствах предполагаемого хищения более 1 млрд бюджетных рублей, которые около десяти лет назад были направлены «Росатомом» на реализацию проекта по созданию солнечных батарей. Исследования проводились в Абхазии на базе Сухумского физико-технического института, в который и направлялись средства. Однако, как полагает следствие, за проект было серьезно переплачено, к тому же большая часть средств могла осесть в Москве. Сейчас проверяется фирма-посредник, через которую финансовые потоки шли в не многими признанную республику.

По данным источников “Ъ”, расследованием уголовного дела об особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) занимаются сотрудники 4-го управления МВД. Это подразделение было создано еще в конце 40-х годов прошлого века для охраны особо важных и режимных объектов и территорий. Фактически оно в тесном взаимодействии с другими спецслужбами занимается обеспечением безопасности и расследованием преступлений целого ряда ядерных и атомных объектов, подразделений химической, космической отраслей и т. д.

В данном случае речь идет о материалах проверки контракта почти десятилетней давности, по которому «Росатом» выделил 1,5 млрд руб. на реализацию проекта по созданию нового типа солнечных батарей на кремниевой основе. Как поясняют информированные источники “Ъ” в силовых структурах, проводить исследования было решено в Абхазии, где в конце 1940-х годов под эгидой МВД было создано сразу два спецобъекта, получивших названия «института А» в Сухуми и «института Г» в поселке Агудзера. Позже на их основе создали Сухумский физико-технический институт (СФТИ), который занимался проблемами разделения изотопов, физики плазмы, управляемого термоядерного синтеза, создания установок прямого преобразования энергии и т. д. На момент развала СССР в нем числилось около 4 тыс. человек. После грузино-абхазской войны СФТИ долгое время находился в тяжелом положении. И потому предложение «Росатома» использовать его мощности в своих целях было весьма выгодным для обеих сторон.

С российской стороны в соглашении участвовал Государственный научно-технический центр экспертиз проектов и технологий (ГНТЦ ЭПТ), а с абхазской — сам СФТИ и созданное в марте 2008 года совместное ООО «ЭРА-СФТИ».

Руководителем его стал известный абхазский ученый Борис Лазба. Как считают в российском МВД, в 2008–2009 годах в ЭРА-СФТИ через ГНТЦ ЭПТ должно было быть перечислено порядка 1,5 млрд руб. Но, по мнению следователей, реальная стоимость контрактов составила около 300 млн руб., а остальные деньги якобы исчезли. Стоит отметить, что, согласно базе данных «Картотека.ру», ГНТЦ ЭПТ существовал в 2000–2003 годах при Минатоме как предшественнике «Росатома». Затем на базе ГНТЦ было создано АНО «Научно-технический центр экспертиз» (НТЦЭ), также ликвидированное уже в 2015 году. Руководил обеими структурами Ларион Лебедев. Он же в 2009 году создал АНО «НТЦ экспертиз проектов и технологий» (НТЦ ЭПТ), которое с 2016 года возглавил Вадим Фролов. НТЦ ЭПТ выполняет НИОКР по заказам структур «Росатома» (портфель госконтрактов — более 1,5 млрд руб.), при этом объем госконтрактов НТЦЭ составлял, по данным «Картотека.ру», лишь 12,8 млн руб. ГНТЦ ЭПТ был официально зарегистрирован в здании Минатома на Большой Ордынке, где позднее расположился «Росатом». Правда, потом преемники ГНТЦ съехали в другое место.

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

По некоторым данным, в рамках возбужденного уголовного дела в самой компании-преемнике ГНТЦ ЭПТ были проведены следственные действия, а с его бывших и действующих руководителей взяли объяснения. Хотя пока само расследование ведется лишь в рамках подозрений об имевших место хищениях, а фигурантами его числятся некие «неустановленные лица». “Ъ” удалось дозвониться до господина Фролова, однако тот лишь поинтересовался, откуда появилась информация об интересе МВД к нему и его компаниям, после чего категорически отказался что-либо пояснять. «Без комментариев!» — скупо ответил предприниматель как на вопрос о том, допрашивали ли его следователи, так и на предложение рассказать об обстоятельствах исполнения «абхазского контракта».

Между тем глава ЭРА-СФТИ Борис Лазба пояснил “Ъ”, что ему пока ничего не известно о проходящей в Москве проверке событий десятилетней давности. По его словам, он уже не помнит, сколько именно средств было получено из Москвы. «У нас имелось техническое задание, в рамках которого мы регулярно получали деньги»,— сообщил господин Лазба. При этом якобы еще в 2008 году возникли некоторые проблемы с перечислением средств из России в мало кем признанную республику. «Банки «кочевряжились», собираясь отправить деньги не напрямую, а через Тбилиси»,— сказал Борис Лазба, поясняя, что было и еще «много других проблем» из-за нестыковок законодательств России и Абхазии. Он особо отметил, что вообще «Росатом» был заинтересован в использовании СФТИ как площадки для исследований и налаживания изготовления солнечных батарей в промышленных масштабах. «А нам проект был интересен как проверка своих возможностей как научного коллектива, изучение проекта кремниевых батарей, расчистки нашей площадки и работы в рамках этого же проекта по другим направлениям»,— сообщил абхазский ученый. Он также отметил, что с абхазской стороны все вопросы с финансами были «предельно чисты». По его словам, весь проект уложился в два года, но все время находился под контролем как российской стороны, так и абхазской. «Нас контролировали на самом высшем уровне, а от России приезжали и Лебедев с Фроловым, и от «Росатома» другие лица»,— заключил Борис Лазба. Он также напомнил, что и Генпрокуратура Абхазии одно время имела претензии к СФТИ, обвиняя его руководство в уходе от уплаты налогов на миллионы рублей. «Из-за нестыковок в законодательстве иногда приходилось подставлять свою голову, но потом все удалось разрешить»,— заявил один из руководителей СФТИ. В «Росатоме» на запрос “Ъ” оперативно не ответили.

Сергей Сергеев

По материалам: «Коммерсантъ»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru