Главная / Общество / «По глупости оставили ему расписку»

«По глупости оставили ему расписку»

Как Эрика Гафарова банкротит частный ростовщик

Эпатажный бизнесмен и управляющий челнинского офиса Энергобанка схлестнулись в суде из-за личной ссуды под 36% годовых.

Сегодня в Арбитражном суде РТ будет рассматриваться иск о банкротстве известного челнинского предпринимателя и инстаграм-блогера Эрика Гафарова, предъявленный начальником допофиса Энергобанка Айратом Газимьзяновым. Согласно материалам дела, банкир одолжил свои личные деньги Эрику Гафарову и его партнеру Владимиру Сухоплюеву и более года безуспешно добивался их возврата. Ответчик заявляет, что долг уже выплатил, хотя с ним и не согласен.

Эрик Гафаров: «Мы договорились, что напишем ему долговые обязательства на 3 млн рублей. Но это будет формальность такая. Это означало, что до этого лимита мы можем брать у него деньги»

Эрик Гафаров: «Мы договорились, что напишем ему долговые обязательства на 3 млн рублей. Но это будет формальность такая. Это означало, что до этого лимита мы можем брать у него деньги» Фото предоставлено Эриком Гафаровым

«Он говорил, что будет платить в течение 10 лет по 200 рублей»

Сегодня в Арбитражном суде РТ пройдет заседание по делу о признании банкротом эпатажного предпринимателя из Набережных Челнов, совладельца кафе Sky Lounge и Private Café, службы доставки еды «Йа» и магазина корейского бренда Ilahui из Набережных Челнов Эрика Гафарова. Как следует из определения дела №А65-22976/2018, гражданин Айрат Газимьзянов, возглавляющий челнинский допофис Энергобанка, просит признать Гафарова несостоятельным (банкротом).

Отметим, что сами долговые обязательства еще в прошлом году закреплены решениями челнинского городского суда по гражданским искам Газимьзянова. Из документов суда становится ясно, что он неоднократно давал в долг Гафарову и его партнеру и другу Владимиру Сухоплюеву. Первый раз в ноябре 2016 года Газимьзянов передал Гафарову по расписке 1,5 млн рублей под 36% годовых с условием возврата займа 22 июня 2017-го. Второй раз на тех же условиях бизнесмену одолжили 500 тыс. рублей, которые он должен был вернуть в срок до 22 сентября 2017 года. Как следует из текста судебных документов, оба раза Гафаров свои обязательства не исполнил. Все заявления Газимьзянова судом были удовлетворены. Кроме того, 22 марта 2017 года Газимьзянов и Сухоплюев также заключили договор займа, по условиям которого кредитор передал Сухоплюеву в долг на полгода 1 млн рублей под те же 36% годовых. Поручителем при этом стал Гафаров. Однако в установленный договором срок деньги не были возвращены. Поэтому истец потребовал вернуть основной долг, проценты за пользование займом в сумме 34,5 тыс. рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 931 рубль. Иск судом тоже был удовлетворен.

По материалам арбитражного дела, общая сумма исковых требований составила 3 млн 117 тыс. 768 рублей 05 копеек. На предыдущем заседании, которое посетил корреспондент «БИЗНЕС Online», представитель должника, Елена Сенюкова, заявила судье Артему Путяткину, что деньги внесены Гафаровым на счет Газимьзянова — в размере 2,5 млн рублей переводом через банк. Она предоставила суду документальное доказательство частичной оплаты долга. Правда, выплата состоялась вечером днем ранее заседания.

В ответ представитель истца Эльвира Агмуллина сообщила, что их сторона по-прежнему в полной мере поддерживает свое заявление. «Просим признать Гафарова банкротом и начать процедуру реализации имущества. Должник неоднократно говорил, что денег у него нет, доходов нет и вернуть долг он не может. Гафаров говорил, что будет платить в течение 10 лет по 200 рублей ежемесячно», — сказала она. В ответ на вопрос судьи, есть ли какие-то доказательства того, что бизнесмен не способен выплатить долг, представитель заявителя ответила отрицательно.

Представитель истца Эльвира Агмуллина: «Просим признать Гафарова банкротом и начать процедуру реализации имущества. Должник неоднократно говорил, что денег у него нет»

Представитель истца Эльвира Агмуллина: «Просим признать Гафарова банкротом и начать процедуру реализации имущества. Должник неоднократно говорил, что денег у него нет» Фото: Олег Спиридонов

Сенюкова предложила разъяснение. По ее словам, перед судебным заседанием между сторонами велись переговоры по мировому соглашению, но «к обоюдному согласию прийти не удалось». «В четыре-пять часов вечера начали искать счет, чтобы перевести деньги. Мы хотим, чтобы платеж дошел до Газимьзянова. Предлагаем объявить перерыв, чтобы узнать, дошли ли деньги. Долг теперь составляет менее 100 тысяч рублей», — заявила представитель Гафарова. Так что, видимо, часть долга Гафаров успел погасить еще раньше.

Судья поинтересовался, почему деньги были выплачены только вечером перед заседанием. Сенюкова объяснила это ведением переговоров в течение целого месяца, которые не увенчались успехом. Выслушав стороны, суд постановил отложить рассмотрение дела для получения дополнительных документов до 31 октября.

«Просто по глупости оставили ему вот эти расписки»

Газимьзянов на вопросы «БИЗНЕС Online» относительно спора с Гафаровым предпочел не отвечать. Сначала он был в отпуске, а потом, взяв один раз трубку и попросив перезвонить, больше на звонки не отвечал и на вопросы, отправленные посредством СМС, не реагировал.

Ответчик же представил «БИЗНЕС Online» свою версию конфликта. С его слов, сотрудничать с Газимьзяновым Гафаров и его партнер Сухоплюев начали давно — дело в том, что офис банка расположен по соседству с офисом ресторатора и его кафе — в одном здании, поэтому, мол, там частенько кредитовались.

«У нас сложились хорошие приятельские отношения. Газимьзянов к нам на обеды захаживал, и в один момент он предложил мне выдавать деньги лично, то есть без участия банка. Мы вместе с моим другом и партнером Владимиром Сухоплюевым выступали — такое перекрестное поручительство. Процентная ставка была примерно та же самая, что и в банке. Но ведь чтобы в банке согласовать транш денег, нужно кучу бумаг заполнить, справок собрать. И банк же не наличкой дает, а переводит на счета. А тут — по звонку и кэшем. Нам нужны деньги — он говорит: идите в кассу, забирайте. И даже мог не я их забирать, а кто-то из моих [сотрудников]. Я не знаю, использовал Газимьзянов свои деньги либо деньги банка, потому что мы их в кассе получали. И мы договорились, что напишем ему долговые обязательства на 3 миллиона рублей. Но это будет формальность такая. Это означало, что до этого лимита мы можем брать у него деньги. А проценты считаем фактически, то есть взяли миллион, пользовались две недели, возвращаем с процентами», — объяснил схему Гафаров.

По материалам арбитражного дела, общая сумма исковых требований составила 3 млн 117 тыс. 768 руб. 05 копеек

По материалам арбитражного дела, общая сумма исковых требований составила 3 млн 117 тыс. 768 рублей 05 копеек. Фото: «БИЗНЕС Online»

Но потом партнеры ушли к другим кредиторам, которые предложили лучшие условия по процентной ставке. «Мы, по сути, ушли к его конкуренту, — уточняет Гафров. — Но я Газимьзянову не должен 3 миллиона. Просто по глупости оставили ему вот эти долговые расписки, когда занесли последние деньги и ушли кредитоваться к конкурентам. Вы же понимаете, что 3 миллиона для нас — это не очень существенная сумма, чтобы доводить дело до судов. За последние месяцы я на путешествия столько потратил. А вся эта тягомотина полтора года уже длится в судах. Получилось так, что мы искали законные способы объяснить это суду, но, к сожалению, юридически Газимьзянов был прав. Есть бумага — есть долг. А все остальное — это сам дурак. Ну вот он и подал в суд».

Гафаров, по его словам, встречался с кредитором, чтобы урегулировать ситуацию, однако в досудебном порядке прийти к компромиссу не удалось. «Когда он подал на банкротство, нам пришлось все выплатить. Мы тянули до последнего, да. Я пытался найти его возможные ошибки, чтобы как-то вразумить не поступать таким образом. И мы оплатили в последний день. Мы эту квитанцию и судебным приставам отнесли. И в банке, через который мы платили, нам объяснили, что деньги ушли. Вот такая история. Мы ей и значения-то не придавали, потому что мелкая она», — подытожил бизнесмен.

 Гроза официантов и партнер барышева

Напомним, что персона Гафарова известна в Челнах в первую очередь различными эпатажными заявлениями в соцсетях — например, то он ищет себе даму сердца через «Инстаграм», то презентует очередной Mercedes, то путешествует по азиатским странам. Гафаров представляется своим подписчикам как «предприниматель с 13 лет, совладелец 12 компаний и неизлечимо больной стремлением добиваться выдающихся результатов».

Напомним, что широкой публике Гафаров стал известен в 2015 году после объявления короля венских вафель Сергея Акульчева о продаже сети кондитерских Dessert Boutique. Возможным покупателем и назвался тогда именно Гафаров, выложивший на своей странице фото с пометкой «Поехал на переговоры по покупке компании Dessert Boutique». Спустя некоторое время он удалил сообщение, а сам Акульчев опроверг эту информацию, довольно жестко заявив, что Гафарову ничего продавать не будет.

Однако предприниматель очень скоро вновь дал повод говорить о себе. Гафарова и его друга Сухоплюева обвинили в умышленном причинении легкого вреда здоровью и побоях. Дело в том, что Гафаров заподозрил 17-летнего работника своего ресторана Шамиля Матвеева в краже денег, якобы завел парня в кабинет, запер дверь и стал задавать вопросы, которые сопровождались оплеухами. Дело дошло до суда. В результате разбирательства суд признал друзей виновными: Гафарова по статье «Причинение легкого вреда здоровью, а его партнера — по статье «Побои». Оба были приговорены к исправительным работам — Гафаров на 8 месяцев, а Сухоплюев — на 4 с отчислением 10% зарплаты в пользу государства. Однако в Верховном суде РТ в отношении Сухоплюева приговор был отменен, как и уголовное дело — за отсутствием состава преступления и в связи с декриминализацией преступления. А Гафарову в наказание зачли нахождение под домашним арестом. Скандал на этом не закончился: Гафаров и его отец в тот момент обвинили своего адвоката в мошенничестве, ссылаясь на то, что он взял у них 300 тыс. рублей якобы на «решение вопроса» по вызволению Эрика из следственного изолятора, при этом заведомо зная, что оснований держать его в камере не имеется.

Первый магазин сети «Илахуэй» действительно появился в Челнах в минувшем году, планировалось открыть его и в Казани. Однако в Казани проект не пошел

Первый магазин сети «Илахуэй» действительно появился в Челнах в минувшем году, планировалось открыть его и в Казани. Однако в Казани проект не пошел. Фото: Олег Спиридонов

После этого Гафаров появлялся в информационном пространстве с новыми инфоповодами, которые сам же и генерировал. Год назад, к примеру, ему подарили автомобиль Bentley, и у Гафарова возникла проблема с обслуживанием премиального авто в Челнах, о чем он опять же поспешил поделиться с подписчиками. Видимо, этот факт и стал причиной недавней продажи «матурымки», как ласково назвал авто Гафаров. Также он сообщал, что вложил $1 млн, «заработанных на крипте за пару месяцев», в некий проект в Европе. Гафаров периодически сообщает о конкурсах для подписчиков на своих страничках в соцсетях и подарках для победителей. Например, бизнесмен рассказал, что исполнил мечту больной девочки, отправив ее в «Диснейленд» в Гонконг, а потом, с его слов, подарил паре молодоженов в свадебное путешествие в Мексику.

В прошлом году Гафаров во всеуслышание заявил, что затевает новый проект совместно с холдингом Леонида Барышева и Вадима Махеева. Речь о развитии в Челнах сети магазинов корейского бренда со спорным для русского уха названием Ilahui («Илахуэй»), который работает в сегменте fast fashion, предлагая дизайнерские вещи по низкой стоимости. В ООО «Илахуэй» Гафарову принадлежит 80%, Сухоплюеву — 20%. Гафаров сообщал о готовности владельцев «Эссена» инвестировать до 10 млн рублей в каждый магазин, а всего планировалось открыть до тысячи торговых точек. Первый магазин сети действительно появился в Челнах в минувшем году, планировалось открыть его и в Казани. Однако в Казани проект не пошел: ТРК «Тандем» отсудил у Гафарова 334 тыс. рублей за аренду площадей, на которых торговая точка так и не открылась.

По материалам: «Бизнес Online»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru