Главная / Общество / Спасали железяку, а не людей

Спасали железяку, а не людей

Исполнилось 7 лет трагедии в Охотском море

Вдовы матросов с платформы «Кольской», погибших в море, в поисках правды дошли до ЕСПЧ.

Семь лет назад, 18 декабря 2011 года, в Охотском море шторм накрыл буровую платформу «Кольская». Посудина пошла ко дну. В море оказались 67 членов экипажа. Спасенных 14. Ирина Богуш мужа Илью не дождалась. Вдова вспоминает, как проходила спасательная операция в Охотском море и почему ржавая железная платформа оказалась дороже жизней российских матросов:

Ну вот и настала самая длинная ночь в году. У всех она через 5 дней, а у меня сегодня. Часы бьют полночь и после длинной ночи наступает самый длинный день — 18 декабря. Это у всех он короткий, а у меня в этот день — 7 лет со дня гибели моего мужа Ильи, утонувшего в Охотском море в числе 53 членов экипажа буровой платформы «Кольская», которых не смогли, да и особо не пытались спасти. Матрос с буксира «Нефтегаз» честно рассказал в суде в Мурманске, что вытаскивали из воды только тех, кто сам активно помогал себя вытаскивать, хватался за веревки, спасательные круги и пр. А мой муж доплыл до «Нефтегаза», но уже не смог помочь себя вытащить, и из шестерых доплывших в одной связке с ним спасли троих.

Всего 14 спасённых из 67 членов экипажа — это как? Это потом, года через три, капитан другой платформы показал мне видео, как в таких ситуациях спасают наши заклятые друзья американцы — термогидрокостюмы со специальным тросом, прыгай в воду и вытаскивай тех, кто уже не может сам. Но у нас с такми спецсредствами напряженка.

А ещё у МЧС на Сахалине не было ни одного вертолёта — в самом деле, зачем они на острове? Между тем еще в 1989 году Илья попал в такой же шторм на той же платформе «Кольская» у берегов Норвегии — и всех спасли норвежские вертолетчики, потом отбуксировали к берегу пустую платформу. На сколько лет отстаем? Погранцы сказали, что они в такую погоду не летают, стали договариваться с маленькой частной авиакомпанией «Авиашельф». А там тоже ночью в воскресенье никого из начальства не было на месте, и дежурившие требовали письма с подтверждением оплаты вылета. И я догадываюсь почему — «Авиашельф» как раз судился с МЧС за неоплату вылетов своих вертолетов…

В эту ночь прибывший из мурманского офиса АМНГР руководить буксировкой начальник службы эксплуатации флота и безопасности мореплавания Терсин спасал железяку — старую латанную-перелатанную платформу, тянул с подачей сигнала SOS, и уже после того, как отказавшийся возглавить буксировку капитан Козлов вопреки ему сам дал сигнал SOS, стал названивать начальству в Мурманск и спрашивать разрешения — а можно ли снять всех людей с платформы? Начальство мурманской конторы — гендиректор Мелехов и его зам по флоту Васецкий предусмотрительно слиняли в командировки в Москву и Вьетнам и на звонки не откликались, поэтому звонил Терсин своему заместителю, а тот уже пытался найти каких-то других замов директора. Система управления в действии!

Последний звонок, на который замдиректора по финансам Яковлев сказал что-то вроде: «Ну конечно, Вам там на месте виднее», был за 40 минут до переворота платформы… Бредовость этих переговоров усугублялась тем, что снимать людей в шторм с платформы на суда-буксиры было абсолютно нереально — пришвартоваться в шторм нельзя, неужели подъемным краном переносить людей? Зато снять людей и пересадить на буксиры можно было на пару дней раньше, когда был получен прогноз о приближении шторма — и решение об этом мог принять руководитель буксировки.

Но, как вы уже догадались, сам он не решался ни принять решение, ни беспокоить начальство — гораздо проще понадеяться на авось. На этот раз авось кончился очень плохо… Все эти годы я пытаюсь уложить случившееся в голове, но оно никак не укладывается. Потому что его невозможно ни понять, ни объяснить, и уж тем более простить. Если добавить к вышеописанной ситуации то, что зимние буксировки в Охотском море запрещены, как и вся навигация с 15 октября — льды, однако, но раз уж решили буксировать, зачем это делать с полным экипажем на борту, когда достаточно морской команды 15-20 человек? Правильно, чтобы не платить за доставку экипажа домой морским или воздушным путем — на платформе же они бесплатно доберутся!

Отдельная песня — это страховка СОГАЗа на 100 млн. долларов, которую так никто и не получил, ибо она была составлена так, что исключался пункт об усталости металла, и почему-то именно это и произошло, треснул корпус, раскачались и рухнули опоры платформы. И много-много чего еще… Полным разочарованием в правосудии стал судебный процесс, где помимо десятков фальсификаций следствия, по которым было заведено (и затем умело прикрыто) отдельное уголовное дело, главной «героиней» стала дочь руководителя буксировки — одного из главных виновников аварии, умело изображавшая из себя потерпевшую, хотя все время действовала в союзе с обвиняемыми.

Когда-нибудь он войдёт в историю российской юриспруденции под лозунгом «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью». В итоге 6-летний срок отбывают два стрелочника, оказавшиеся в офисе вместо убывшего в командировки начальства, а начальство продолжает спокойно руководить — им уже ничто не грозит, т.к. суд был умело дотянут до 6-летнего срока давности. Поэтому в феврале этого года мы, 11 потерпевших по делу «Кольской», подали жалобу в Европейский суд. Жаль, что в родной стране не на что надеяться, а ЕСПЧ завален жалобами из России и ждать придется еще несколько лет. Но наше дело правое…

По материалам: «Новые Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru