Ограничения для детей (18+)
Новые ведомости
 Вторник, 26 03 2019
Home / Общество / Расстрелянный колледж Керчи превратили в крепость

Расстрелянный колледж Керчи превратили в крепость

Как живут жертвы трагедии

Со дня массового убийства в Керченском политехническом колледже, когда студент Владислав Росляков открыл стрельбу из и привел в действие самодельное взрывное устройство, прошло два с половиной месяца. Мы выяснили, как живут сейчас жертвы трагедии и что происходит в колледже.

В НИИ неотложной детской хирургии и травматологии находились 11 студентов, пострадавших в керченской трагедии. Перед Новым годом четверо из них вернулись домой. У них были минно-взрывные ранения, переломы, множественные поражения конечностей и внутренних органов… Все перенесли сложные операции.

Но семеро подростков еще остаются в больнице.

— Большинство ребят находится уже в нормальном, удовлетворительном состоянии, — говорит уполномоченный по правам человека в Москве Татьяна Потяева, которая перед праздниками навестила пациентов. — Но у тех, кто остался в клинике, есть еще серьезные отклонения в здоровье. Например, девочку, которой были ампутированы ступни, ждет еще одна операция.

По словам омбудсмена, двум студенткам, у которых были сложные ранения, предстоят повторные операции на внутренних органах.

– Еще две девочки только на прошлой неделе были переведены из реанимации. Это самые тяжелые пострадавшие, которые лежат в отдельных палатах интенсивной терапии. С ними постоянно находятся их мамы. У одной девочки еще не восстановилось зрение, она кроме цветов ничего пока не различает. Обоим студенткам предстоит длительное лечение.

– Остальные ребята уже находятся в общих палатах?

– Да, и со всеми детьми находятся их родители. Они очень довольны уровнем медицинских услуг в центре, безмерно благодарны врачам, а также медсестрам и нянечкам, которые очень хорошо ухаживают за их детьми. Они говорят, какое счастье, что наши ребятишки с тяжелыми ранениями попали в Москву. В больницах Керчи нет таких передовых технологий и оборудования.

Всех пострадавших студентов после выписки из клиники ждет курс реабилитации.

– Как сказали мне врачи, ребята по мере выздоровления будут получать путевки в детский санаторий имени Крупской в Евпатории, где будут проходить целый комплекс реабилитационных процедур.

Тем студентам, которые были выписали из клиники перед Новым годом, дома удастся побыть от силы денек. А потом они отправятся в санаторий восстанавливать нарушенные функции в организме.

– Психологи продолжат с ними работать?

– Специалисты с ребятами работали постоянно. Сейчас даже у тех студентов, кто остался еще в больнице, очень позитивный настрой. И родители уже достаточно спокойные. Все они очень доверяют врачам. У всех большое желание, как можно быстрее выйти из больницы.

Обсудили студенты с омбудсменом и меры, которые надо предпринять, чтобы подобная трагедия больше не повторилась.

Фото: twitter.com/sledcom_rf

– Ребята обратили внимание на то, что необходимо сделать совсем другой по безопасности проход в учебное заведение, — говорит Татьяна Потяева. — Вход по магнитным карточкам или прикладывание пальцев к электронному устройству, не покажет, что у человека находится в ранце или портфеле. Нужны совсем другие технологии и устройства. Мы, в свою очередь, подарили всем детям сладкие новогодние подарки. Выбрали в магазине — самые оригинальные и красочные.

«Студентам сложно учиться в том же корпусе»

Жители Керчи потихоньку приходят в себя.

— Я помню первую неделю после трагедии, когда родители боялись отпускать детей в школу и не водили малышей в детский сад, — говорит депутат Керченского городского совета Павел Шпехт. – Сейчас студентов колледжа отправили отдохнуть в лагеря. Они сменили обстановку и, как говорят психологи, немного «разгрузились».

В корпусе №1, где произошли взрыв и стрельба, подходят к концу восстановительные работы. Больше двух месяцев ребятам пришлось заниматься в старом, еще довоенный здании, где была когда-то школа фабрично-заводского ученичества.

— В разрушенном здании заменили оконные блоки, выполнили все откосные работы, — говорит Павел Шпехт. — Основной вход в здание теперь будет с противоположной стороны, там где сквер. И уже готовится техническое задание для проведения капитального ремонта всего колледжа. Для этого в бюджете предусмотрено более 100 млн рублей.

Политехнический колледж превратился в неприступную крепость. По периметру установили систему охранного освещения, а на подъезде — парковочные барьеры. Система управления контролем доступа теперь есть и в студенческом общежитии.

Предполагалось, что занятия в отремонтированном здании начнутся с середине января. Но уже перед Новым годом администрация настояла, чтобы ученики вернулись в аудитории корпуса №1.

— Это очень негативно сказалось на студентах, — говорит руководитель Керченского отделения «Красного Креста» Наталья Яцюк. — Дети и преподаватели очень болезненно пережили этот переезд. На всех разом нахлынули воспоминания.

Расстрелянный колледж Керчи превратили в крепость: как живут жертвы трагедии

Фото: РИА Новости

Наши психологи, которые больше двух месяцев работают с семьями погибших и пострадавших, признаются, чтоиз-за пережитого стресса, был сделан шаг назад. Зачем нужно было переезжать в это здание перед Новым годом и портить всем настроение? Но, видимо, кому-то нужно было отчитаться, поставить галочку в отчете.

— В каком состоянии находятся студенты?

— Дети, присутствующие при расстреле, получили психологические травмы. Были те, кто потом боялись выходить из квартиры, а не то, что ходить на занятия. До сих пор у многих подростков наблюдаются такие симптомы, как тревожность, страх, паника, головные боли. У детей случаются обмороки, причем не только у девочек, но у ребят.

У некоторых стала проявляться агрессия. А другие, наоборот, замкнулись. Мы продолжаем работать с ребятами, при этом понимаем, что процесс восстановления душевного равновесия будет довольно продолжительным.

По рассказам Натальи Яцюк, им приходится направлять подростков к различным специалистам, в том числе, и к психотерапевтам.

— Потому что есть уже и случаи паранойи, — говорит Наталья Александровна. — Например, в тот день, когда состоялся переезд в отремонтированное здание, один из мальчиков закрылся в кабинете и боялся оттуда выходить. Мы наблюдаем у детей тремор конечностей. Уже несколько подростков, свидетелей той страшной трагедии, стоят на учете у кардиолога.

У массового убийства в политехническом колледже оказалось долгое эхо…

Фото: twitter.com/sledcom_rf

«Мы взяли шефство над мамой погибшего преподавателя»

От рук «керченского стрелка» погибли преподаватель математики Светлана Юрьевна Бакланова и ее 27-летняя дочь Анастасия, которая заведовала профориентационной работой. Глава семьи тоже трудился в колледже, в момент расстрела оказался в подсобке. После трагедии он так и не смог прийти в себя, слег с обширным инфарктом.

— Погиб 17 октября в колледже и 46-летний преподаватель информатики Александр Моисеенко. Когда услышал выстрелы, как настоящий мужчина, тут же поспешил в коридор, пытался остановить Рослякова, в чьей группе был куратором. Но тут же был застрелен. У него осталась старенькая мама, страдающая онкологией. Ей некому было помочь. Второй сын у нее живет за рубежом. Мы взяли над женщиной шефство. Теперь она наша подопечная, мы постоянно держим связь с ее сыном.

Наталья Яцюк рассказывает, что всем ребятам случай массового расстрела кажется странным. Все, по их мнению, было организовано слишком масштабно для одного человека. Это заставляет детей бояться и по сей день.

Фото: twitter.com/sledcom_rf

Чтобы отвлечь студентов от трагедии, их целыми группами стали отправлять на реабилитацию в санатории, пансионаты, Международный детский центр «Артек».

— Обидно, что только после трагедии у наших детей появилась возможность побывать в элитном лагере, — говорит Екатерина, чей сын учится в Керченском политехническом колледже. — Теперь «посыпались» и различные познавательные поездки в разные регионы страны. Горько осознавать, что для этого должны были погибнуть 20 студентов и преподавателей…

Керченский политехнический колледж сейчас — в зоне особого внимания. Каждую неделю здесь проходят различные мероприятия. В начале декабря сотрудники МЧС рассказывали студентам, как правильно себя вести при чрезвычайных ситуациях, в частности, при завывании сирены и при взрыве ядерного боеприпаса…

Неделю спустя к студентам вместе с врачами-наркологами и инспекторами ГИБДД нагрянули сотрудники правоохранительных органов. Разговор шел об общении в социальных сетях и личной безопасности.

«Приземлился» в колледже и десант из восьми Героев России.

— Мы приехали в Керчь, чтобы в трудный период поддержать ребят и администрацию колледжа, — говорит председатель Президиума Общественной организации «Офицеры России», генерал–майор Сергей Липовой. — За экстренную помощь пострадавшим в день трагедии вручили от нашей организации почетную грамоту. Поездка была организована по просьбе главы Республики Крым.

— Какое осталось впечатление?

— Если честно, — гнетущее. Когда мы приехали в колледж, ремонт еще не был завершен, разрушенные проемы в здании были затянуты пленкой. Дети нам тоже показались, в какой-то степени, подавленными.

Сначала мы выступали в актовом зале, потом все восемь героев России разошлись по классам и разговаривали с ребятами уже индивидуально. Эта встреча была очень полезной для всех нас. Ребята поняли, что надо жить и учиться за тех друзей, которые погибли. Мы решили дальше идти вместе. Наша организация «Офицеры России» взяла над политехническим колледжем шефство. Теперь будем проводить в учебном заведении военно-патриотические и спортивные мероприятия. Уже наметили планы на первое полугодие 2019 года. У нас есть уникальные мастера, которые многому могут научить ребят.

Перед Новым годом семьи погибших и пострадавших в керченской трагедии получили выплаты со специально созданного благотворительного счета.

— Всего было собрано около 15,5 млн рублей, — говорит депутат Керченского городского совета Павел Шпехт. — Я работаю на заводе, мы тоже с коллегами собрали и перечислили благотворительную помощь в этот фонд. Перед праздниками все эти деньги были распределены между семьями погибших и пострадавших.

Светлана Самоделова

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru