Главная / Экономика / Дети президентского гранта

Дети президентского гранта

Кому достается от государства больше денег, чем другим

Президентские гранты – это миллиарды рублей, которые государство выдает некоммерческим организациям на общественно значимые дела. Кто и на что на самом деле их получает, разбирался «Собеседник».

Цифры

7,8 млрд рублей составил общий объем президентских грантов в 2018 году. Из 19.018 поданных заявок победили 3573.

А судьи кто? 

Президентские гранты выдают в России НКО (некоммерческим общественным организациям) с 2006 года. За это время вокруг них вспыхнул и разгорелся не один скандал. Например, четыре года назад общественность возмутилась тем, что байкеру Хирургу и его «Ночным волкам» на фестивали и новогодние детские ёлки Кремль выделил 56 млн рублей.

Система выдачи грантов всегда вызывала массу вопросов. Два года назад она изменилась, но вопросов по-прежнему много. Если раньше выдавали президентские миллионы и определяли победителей конкурсов восемь организаций-грантооператоров, то теперь посредник один – Фонд президентских грантов. Именно приглашенные этим фондом эксперты, а совсем не Путин, решают, кому и какого размера достанется грант. Вот только имена этих людей засекречены.

– Мы намеренно не разглашаем имена экспертов, чтобы на них не оказывалось давление, – объясняет исполнительный директор Фонда президентских грантов Антон Долгов. – Это люди, которые либо имеют опыт организации проектов, либо научные сотрудники.

По словам исполнительного директора, если эксперт необъективен, его отстранят от исполнения обязанностей. Кроме того, экспертов постоянно тасуют, это должно помочь избежать заинтересованности оценщиков в результатах конкурсов.

Патриотам в помощь 

Многие заявки посвящены профилактике заболеваний, охране здоровья, адаптации пожилых в обществе, помощи детям и подросткам, сохранению исторической памяти и воспитанию у молодежи патриотизма. На первый взгляд – вроде хорошие начинания, да и названия проектов звучат словно песня, на второй – часть даже победивших заявок выглядит странно.

Вот, например, «Школа моделей элегантного возраста «Пава» в Петербурге за 2 млн 809 тыс. рублей собирается повышать социальную активность пожилых. Очевидно, что быть моделью хочет и может не каждый пенсионер и один из важных моментов в конкурсе – широкий охват аудитории, но проекту «Пава» дают свет.

Или вот, например, во Владимирской области региональное общественное движение КВН «Владимирская Русь» за 2 млн 999 тыс. рублей собирается развивать КВН в малых городах. Во-первых, КВН и так популярен, во-вторых, этот бренд принадлежит компании ООО «АМиК» Александра Маслякова, в-третьих, так ли уж нужен подросткам из малых городов КВН? Не все собираются в шоумены, есть и другой, более полезный досуг.

Сохранение исторической памяти – это прекрасно, непонятно другое: почему на вечера памяти тратится по 2–3 миллиона рублей? Как и на воспитание патриотизма. В фонде утверждают, что на это направление стали выделять меньше денег и «патриоты» чувствуют себя ущемленными, но «Собеседник» нашел на сайте фонда большое количество «патриотических» заявок, некоторые, например, от казачества.

Зато «Молодая гвардия», которая раньше получала немало грантов, в 2018 году осталась в стороне. С заявками на крупные суммы они пролетели, им одобрили только одну, в Башкортостане – чествование детей-героев, спасших людей в форс-мажорных обстоятельствах.

Православные общественные фонды и организации по-прежнему могут рассчитывать на грант от президента. Фонд содействия реализации духовного просвещения граждан «Вера и дело» на курс по изучению храмового пространства и правил поведения в православном храме получил 493 тыс. 995 рублей.

Вообще самые небольшие гранты, до 500 тыс. рублей, в 2018 году получили треть НКО. Похоже, общественники поняли, что маленькие суммы получить легче, и этим воспользовались. Но главный тренд 2018 года другой.

– В прошлом году деньги получили небольшие неизвестные организации, которые действительно занимаются социальной поддержкой. Например, оказанием паллиативной помощи, помощи бездомным и зависимым, – говорит аналитик «Трансперенси Интернешнл Россия» Анастасия Иволга.

Инфографика: «Собеседник»

Крутой Шойгу

Однако в огромной бочке президентских грантов не обошлось без ложки дегтя.

– В 2018 году около 1 миллиарда рублей во втором конкурсе было распределено среди 27 крупных НКО, – приводит аналитику Иволга. – Это говорит о том, что никакой конкуренции среди НКО нет, большие деньги получают одни и те же.

При этом деньги получают организации, которым выделяют средства из бюджета в виде субсидий, госконтрактов и других грантов, а также им помогают спонсоры.

– Есть организация «Концерты, фестивали, мастер-классы» Юрия Башмета. В последнем конкурсе президентских грантов она получила 111,9 млн рублей. До этого она часто получала субсидии от Министерства культуры.

Среди таких же организаций-грантополучателей, которые используют несколько бюджетных источников финансирования, аналитик называет театральный фестиваль «Золотая маска», Российский союз молодежи, Фонд Елены Образцовой.

– Это выглядит так, будто за счет президентских грантов затыкается бюджетная дыра. Но эти деньги могли бы получить небольшие некоммерческие организации, которые оказывают социальную помощь, – отмечает Иволга.

Самые большие гранты – свыше 15 млн рублей – выделяются на концерты и фестивали. По словам аналитика, самый крупный грант – 115 млн рублей – выиграл фонд «Весна классическая» на проект, посвященный симфоническому оркестру. Это притом что в 2015 году фонд и так получил от Минкульта 200,8 млн в качестве субсидий и участвовал в госзакупках еще на 48 млн рублей.

Второй лидер по освоению грантов (66 млн рублей) – фестиваль детского творчества «Добрая волна», который проводит Академия популярной музыки Игоря Крутого. В 2017 и 2018 годах он получал госконтракты на проведение «Детской Новой волны» почти на 100 млн рублей, была и спонсорская помощь – 30 млн рублей.

Громкие имена грантополучателей не редкость. Русское географическое общество получило 18 млн рублей на проведение экспедиций. Его президентом является министр обороны Сергей Шойгу, и в спонсорах у общества недостатка нет.

Другое известное имя стоит за Фондом гуманитарных проектов и проектом «Россия – моя история», получившим в прошлом году грант в 8,5 млн рублей. Это митрополит Тихон (Шевкунов), которого называют духовником Путина. По данным «Трансперенси Интернешнл Россия», с 2013 года через систему президентских грантов фонд получил 176,3 млн рублей. Его же финансировали Минкульт, московское правительство, «Газпром»… Без этих 8 президентских миллионов проект Шевкунова не загнется, а фонды, которые помогают бедным и инвалидам, могли бы получить «копеечку». Но дают своим.

Кузнецова Ольга

По материалам: «Собеседник.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru