Главная / Общество / Пожароопасные церкви Москвы

Пожароопасные церкви Москвы

После Нотр-Дама мы проверили наши храмы

Пожар в Нотр-Даме стал не просто настоящей трагедией для парижан, да и для всего мира, но и заставил задуматься, так ли уж безопасны храмы? Вместе с экспертом мы проинспектировали несколько столичных церквей, чтобы понять, исключена ли вероятность повторения парижской трагедии у нас и велика ли степень безопасности верующих москвичей. Выводы оказались неутешительными.

В качестве эксперта мы пригласили руководителя проектов интегрирования безопасности Сергея Победоносцева.

Первым на нашем пути оказался Собор Казанской иконы Божией Матери на Красной площади — ближе к центру уже некуда! Нарушения в правилах пожарной безопасности Сергей заметил еще на подходе к маленькому аккуратному зданию.

— Смотрите, это видно сразу, — прокомментировал наш эксперт, — Проход узкий до неприличия. Если, не дай Бог, что случится — экстренно покинуть здание будет проблематично. И это мы еще пожарные выходы не смотрели!

Пожарных выходов в соборе оказалось два. Один, подписанный как «служебный», оказался открыт, а вот другой, выходящий на Никольскую, закрыт на тяжелый замок.

С пожарными сигнализациями все, впрочем, было не так плохо, хотя тоже не идеально. Главный зал собора опоясывал коридорчик. Там стояли огнетушители (работающие, мы проверили!), висели датчики дыма и ручные извещатели (красные коробочки с кнопкой), имелась надпись «выход». А вот в главном зале, где было изобилие свечей и толпились люди, что в принципе создавало угрозу возникновения чрезвычайной ситуации, никаких приборов не имелось.

Пожароопасные церкви Москвы: после Нотр-Дама мы проверили наши храмы

Фото: Наталья Белова

Конечно, понять руководство собора можно: на купольный потолок датчик не повесишь. Вернее, можно, конечно, зафиксировать его под куполом, но толку от такого прибора будет мало — извещатель должен находиться на высоте не более восьми метров.

— На самом деле ситуация с культовыми сооружениями практически безвыходная, — объясняет эксперт. — По стенам располагаются старинные фрески, портить их никто не даст. Можно, конечно, было бы повесить прибор на люстру, да вот только это не по правилам: устройство должно висеть на неподвижной поверхности.

— И как же тогда выкручиваться?

— Полагаться на человеческий фактор. Как и в музеях, в церквях есть бабушки-смотрительницы, те самые, которые тушат и снимают свечки, когда те догорают. Они-то как раз и должны следить за обстановкой, за безопасностью. Как вариант, можно было бы снабдить их тревожными кнопками.

Следующей нашей экспертной оценке подверглась Иверская часовня, находящаяся буквально в десятке метров от собора. Помещение настолько крошечное, что от стены до стены мы намеряли всего несколько шагов. В часовенке было душно, горело много свечей, друг за другом заходили в нее люди, чтобы поставить свою свечку, постоять, подумать о чем-то важном. У стойки размещались смотрительницы, они же продавщицы разных предметов культа. Рядом располагался огнетушитель. Это хорошо, это они молодцы! Но где же датчики?

— Смотрите, вот они, нашла! — радостно говорю Сергею.

Два извещателя спрятались на стене часовни над плинтусом, тесно прижатые друг к другу, надежно скрытые от глаз и… практически бесполезные.

— По нормам должно быть минимум два датчика на помещение, — объясняет Сергей. — Вот они, судя по всему, и попытались уместить их хоть где-нибудь, чтоб вписаться в норму. Но когда разгорается огонь, дым поднимается наверх к потолку, а когда он дойдет до этого датчика на стене, пламя будет уже слишком большим. Такое расположение допускается, но откровенно не рекомендуется.

Фото: Наталья Белова

Расстроенные таким нарушением норм пожарной безопасности, мы отправились к храму Христа Спасителя. Он, кстати, как и Нотр-Дам-де-Пари, находится сегодня на частичной реставрации, так же стоят строительные леса…

— Вообще строительные леса в обязательном порядке должны обрабатываться специальным антипиреновым составом — противопожарной жидкостью — но, к сожалению, обрабатывают древесину далеко не всегда. Это случается в пропорции пятьдесят на пятьдесят, — объясняет наш эксперт. — Еще один момент: срок годности у такой пропитки небольшой, около года, а потом дерево будет так же спокойно гореть. Часто леса не покрывают пропиткой еще и потому, что стоит это очень дорого.

Как только мы приблизились к строительным лесам у храма Христа Спасителя, Сергей сразу же зафиксировал очередные нарушения.

— Обратите внимание, древесина у лесов необструганная. Сосна, скорее всего, самая дешевая.

На мой взгляд, никаким составом она не покрыта! Сложно тратиться на пропитку лесов, предназначенных для временных работ, — это денег стоит немереных.

Дальше, прямо над лесами, тепляки. Это такие навесы, под которыми трудятся рабочие, проводятся работы. Чем они отапливаются? Я предполагаю, что солярными пушками. Потому что здесь нет электрокабелей для электрического отопления. Они толщиной с мою руку, и быть их должно несколько — такие не пропустишь.

Солярка, разумеется, очень горючая. Плюс ко всему тепляк покрыт пленкой из ПВХ — если, не дай бог, что случится, она вспыхнет как спичка! Единственное утешение, что находится тепляк далеко от храма — на него огонь, возникни он, вряд ли перекинется, а вот рабочие могут пострадать.

Зато меры пожарной безопасности внутри самого здания Сергею очень понравились. По его словам, система там серьезная, австрийская. По всему периметру храма установлены современные извещатели, на каждом углу висят тревожные кнопки, планы эвакуации. Кстати, буквально на днях Христа Спасителя инспектировало МЧС и сделало вывод, что от пожаров здание защищено на все сто процентов!

Здание, может, и защищено, а вот люди… Прогуливаясь по храму, мы нашли пять пожарных выходов. Каждый был плотно закрыт на велосипедный замок — такой, который руками не разорвешь, зубами не разгрызешь, кусачками не перережешь. Если случится чрезвычайная ситуация, охранникам нужно будет сначала найти ключи, затем успеть добежать до каждой закрытой двери (а находятся они на солидном расстоянии друг от друга), пробиться через толпу и успеть отомкнуть замок.

Вообще часто бывает, что систему пожарной сигнализации монтируют в минимальном объеме, только для того, чтобы пройти экспертизу. Но принятые полумеры даже опаснее, чем их отсутствие, ведь они внушают ложное чувство защищенности. Подумать о том, что при возникновении внештатной ситуации в существующих зданиях религиозной направленности может произойти массовая гибель людей именно в давке, а не от огня, актуально накануне грядущих больших церковных праздников.

В конце прогулки мы попросили нашего эксперта оценить пожарную безопасность храмов по пятибалльной шкале.

Собор Казанской иконы Божией Матери — «3».

Иверская часовня — «1».

Храм Христа Спасителя — «4+».

Наталья Белова

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru