Преподаватель ошибся как сапер

Пиар-акция обернулась контузией и уголовным делом

Начальник инженерной службы санкт-петербургской Военно-космической академии имени Можайского Рифат Закиров, ставший единственным серьезно пострадавшим в результате недавнего взрыва в учебном заведении, был признан и главным виновником ЧП. Хотя подрыв бомбы и был признан случайным, полковник, по версии следствия, загодя и планомерно готовил подрыв: еще во время службы в горячих точках он похитил взрывчатку, сделал из нее бомбу, затем долго хранил и перевозил «адскую машинку», а в нужный момент не сумел квалифицированно обезвредить ее, причинив, таким образом, вред собственному здоровью и военному имуществу.

235-й гарнизонный военный суд по ходатайству главного военного следственного управления (ГВСУ) Следственного комитета России продлил полковнику Закирову срок содержания под домашним арестом. После взрыва в академии, случившегося 2 апреля, офицер около трех недель провел в больнице с тяжелой контузией, затем сразу угодил под домашний арест и с тех пор ни разу не обжаловал принятое судом решение. В сложившейся ситуации сапер и его адвокаты, видимо, посчитали неуместными любые споры со следствием и, по данным “Ъ”, согласились на не оформленное пока официально сотрудничество с правоохранителями.

Дело в том, что ГВСУ предъявило полковнику-орденоносцу, ветерану двух чеченских кампаний такие обвинения, которые подошли бы скорее участнику диверсионно-террористического подполья. По версии следствия, еще во время боевых действий в Чечне Рифат Закиров, руководивший тогда саперными подразделениями, похитил вверенную ему по службе взрывчатку. Поскольку кража была совершена с использованием служебного положения, фигуранту была вменена ч. 3 ст. 226 УК РФ. Много лет сапер, уже перешедший на преподавательскую работу, хранил и перевозил свои военные трофеи, за что был обвинен по ст. 222 УК РФ, а в какой-то момент, опять же используя полученные на службе навыки, изготовил самодельное взрывное устройство (СВУ), получив за это обвинение по ст. 223 УК РФ. Наконец, 2 апреля начальник инженерной службы принес свое изделие в учебное заведение. По версии следствия, он планировал всего лишь эффектное обнаружение «адской машинки» и ее героическое обезвреживание, однако пиар-акция едва не обернулась трагедией.

Попытка Рифата Закирова разминировать собственную бомбу, как уже сообщал “Ъ”, не удалась. СВУ сработало, причинив вред здоровью самого сапера и уничтожив при этом военное имущество — лестничный марш одного из корпусов академии. Эти действия полковника, по версии следствия, явились «нарушением правил обращения с оружием и иными предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих» (ст. 349 УК РФ). Поскольку жертв после неосторожного обращения фигуранта дела с бомбой не оказалось, ГВСУ сочло возможным ограничиться применением первой части этой статьи.

Напомним, что подозрительный пакет, из которого торчали электропровода, в коридоре одного из корпусов академии обнаружил лично глава инженерной службы Закиров. Опытный сапер поднял тревогу, организовал эвакуацию курсантов и преподавателей из опасного места, а затем лично отнес опасную находку под лестничный пролет и там укрыл ее бронежилетом. Полковник позвонил одному из руководителей академии и заявил, что обезвредит бомбу, не дожидаясь представителей спецслужб, однако что-то пошло не так, и СВУ сработало.

Отметим, что едва ли не на следующий день после инцидента следствие сообщило, что террористическая версия взрыва не рассматривается, а главный подозреваемый уже известен. Им стал Рифат Закиров. Как оказалось, старший преподаватель уже много лет судится с Минобороны из-за двух полученных им служебных квартир. Первую, небольшую «двушку» в пригороде Санкт-Петербурга, офицеру выделили много лет назад, а когда состав его семьи расширился, оборонное ведомство предоставило своему сотруднику жилье побольше, уже в центре города. Однако приватизировать «трешку» запретило, поскольку в двухкомнатную квартиру господин Закиров к этому времени успел заселить своих дальних родственников, вместо того чтобы сдать ее обратно.

Все инициированные полковником тяжбы, по данным “Ъ”, выигрывались юристами Минобороны, поэтому отчаявшийся офицер, как полагают некоторые его приятели, и мог решиться на крайности. По мнению друзей Рифата Закирова, если он и был причастен к закладке бомбы в академии, то делал это только для привлечения общественного внимания к своей персоне, наивно полагая, что после раскрутки в СМИ суды повнимательнее рассмотрят претензии героя-сапера к родному ведомству.

Сергей Машкин

По материалам: “КоммерсантЪ”

Ранее

В деле о хищениях злоупотребили с обвинением

Далее

Бывший мэр Риги Нил Ушаков заявил о получении статуса подозреваемого

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru