Главная / Общество / И у нас почти, как в Европе…

И у нас почти, как в Европе…

Заметки политического обозревателя «НВ» на полях одного любопытного мероприятия

Совет Европы провел в Москве медиа-тренинг для российских журналистов. Организаторы учили правильно освещать тему насилия в отношении женщин в быту, в общественной политической жизни.

Выяснили: с насилием у нас всё, как у всех. До Европы еще не дотягиваем. И этому стоит радоваться.

Эту тему упорно выдвигают или даже уже выдвинули на Западе в число самых главных и, следовательно, требующих наибольшего внимания. У них других проблем не осталось? Да не сказать, их не становится даже меньше. Пытаются отвлечь население от действительно важных? Или решить хотя бы то, что, по их мнению, можно решать?

Речь идет о гендерном равенстве или, точнее, об отсутствии такового в современном мире. И именно борьба за права женщин, считают на Западе, приведет к полному осуществлению прав человека и вообще к социальной справедливости, свободе прессы, истинной демократии и миру во всем мире!

Место женщины на кухне?

Кто бы спорил, как важно добиться равноправия для женщин. Вон в Швейцарии всего пару недель назад прошла общенациональная забастовка женщин против дискриминации. Главный лозунг: «Зарплата. Время. Уважение». Там до сих пор женщины за одинаковую с мужчинами работу вполне официально получают намного меньше — на 20 процентов. А наша женщина — это всего три четверти мужчины. Даже меньше! 73,1 балла получила Россия в только что опубликованном исследовании Всемирного банка «Женщины, бизнес и закон 2019».

Выяснилось: в разных странах практически одинаково относятся к соблюдению гендерного равенства — одинаково плохо. Или, точнее сказать, никак. И только в шести странах женщины имеют в реальности права, аналогичные мужским, — Бельгии, Дании, Франции, Латвии, Люксембурге и Швеции. Они и получили высшую отметку в 100 баллов.

Женщин затирают и в общественной жизни, и в политике. В парламентах всех государств планеты в прошлом году было всего 24,3 процента депутатов-женщин. По сравнению с 2017 годом — на 0,9 процента больше. Если так пойдет и дальше, глядишь, к следующему веку внучки внучек доживут до паритета. Наше место в этом списке 131-е, у нас — меньше 16 процентов.

Кстати, и в Европарламенте только еще подбираются к планке представительства женщин в 40 процентов. В правительствах «слабая половина человечества» представлена очень скромно, словно для галочки в отчете. Поровну министров обоих полов только, кажется, в Канаде. Ну, а государства, которые возглавляют женщины, можно пересчитать по пальцам. Получается, место женщины на кухне?!

Стабильности в мире нет…

Диалог двух выпивающих мужчин из знаменитого фильма «Москва слезам не верит» как нельзя точно отражает суть происходящего в мире и сейчас. («А что вообще в мире делается? — спрашивает Гоша у мужа Антонины. «Стабильности нет…», — отвечает Николай).

Стабильности нет и сейчас. Нигде и ни в чем, планета бурлит!

В Гонконге 2 миллиона человек вышли на улицу, протестуя против принятия закона об экстрадиции, который позволит выдавать подозреваемых другим странам и прежде всего материковому Китаю: люди уверены, что это закон против диссидентов, чтобы с ними расправиться было легче.

Сам Китай обвиняют в том, что он поставил на поток изъятие у политзаключенных органов для пересадки, а власти утверждают, что запретили это делать «еще» в 2014 году.

На Украине идет гражданская война. И новый президент уже успел не раз повторить заявления старого: ни о каком прямом диалоге с жителями Донбасса — которых считаем своими! — не может быть и речи.

В Германии немцы раскололись: одни стоят за политкорректность к мигрантам, другие — против исламизации страны, против того, чтобы содержать мусульманских пришельцев — их набралось уже более 1 миллиона, и никто не работает, все сидят на шее трудового немецкого народа.

В Швеции никак не расхлебают скандал с Нобелевским комитетом, разразившийся еще в прошлом году и набирающий новые обороты с приближением к наградной осени.

В Евросоюзе — полный раздрай! Франция сцепилась с Германией за главный пост, Италия отказывается урезать социальные расходы, Венгрия закрывает границу перед мигрантами с Ближнего Востока, Польша против новых экологических норм…

США воюют с Венесуэлой, Сирией, Китаем, Ираном, Россией и вообще всеми — борются за установление мирового господства… Урок истории, преподанный нацистской Германией, американцы никак не усвоят…

Что имеем, не храним, потерявши — плачем

Согласитесь, в ситуации «разборок» всех со всеми положение женщины и без того трудное становится просто драматическим и даже трагическим. На нее удары падают со всех сторон… Так что существование в Совете Европы проекта по борьбе за права женщин вполне обоснованно. И встреча его представителей с российскими журналистами логична. Только пресса, пожалуй, и способна привлечь внимание общества к этой (и к любой другой) проблеме, заставить власти заметить ее, хоть что-то начать делать.

Благодаря посланцам СЕ некоторые из нас, в том числе и я, узнали, что в нашей стране есть даже национальная стратегия действий государства в интересах женщины, которая была принята в 2017-м и рассчитана до 2022 года, да только мало кто о ней знает. Выходит, правительство скрывает свои добрые дела? И ведь ничем себя не выдало! Согласитесь, женщина в нашей стране не так уж и защищена, может быть, и вовсе не защищена.

А ведь самое обидное, что это было, было у нас! Но только после развала Советского Союза стало понятно: то, что считалось само собой разумеющимся, оказалось лишь подарком судьбы. И вот его отняли.

Следует сказать: и тогда женщин во власти среди руководителей разного ранга было мало. Но советская женщина не была такой униженной и бесправной, как сейчас. Когда «хозяин», давая ей работу, считает себя и хозяином ее жизни. Когда у «простых» тружениц отняли право получить бесплатно комнату в общежитии, потом — квартиру. Когда женщина-мать — это бедная в самом прямом смысле слова женщина. А если она к тому же одна воспитывает ребенка, детей?

Однако почему-то гостей из Совета Европы это совсем не интересовало. Они напирали исключительно на «сексизм» во всех его проявлениях, именно в нем усматривая главную проблему женщин вообще и россиянок, в частности, и на необходимость всеми силами бороться с ним. Причем лишь у кого-то в выступлении мелькнуло: «сексизм» — главное зло, но четкого определения этому понятию в Европе еще не дадено. Но по смыслу, как я поняла, это что-то сродни мужскому шовинизму.

Тем не менее наши иностранные подруги видели «сексизм» во всем и вся. Даже там, где его и в помине не было. Ну, почему общение через СМИ политика и журналиста, которые всуе упомянули двух потенциальных кандидаток в депутаты на выборах в Мосгордуму, следует считать проявлением «сексизма» в отношении женщин, а не рядовыми политическими разборками, которые у нас зачастую проходят на уровне «ниже плинтуса». И кандидатов «мочат» совсем не по половой принадлежности, а по принадлежности к «вражьему» стану. И почему случай в Уфе, где «менты» то ли изнасиловали коллегу, то ли нет, — это «сексизм»? Когда я сказала, что молодой женщине следовало поздно вечером идти домой, а не в соседний кабинет, где пьянствуют мужики, на меня нехорошо посмотрели… Во всех материалах СМИ, которые были предложены для анализа, найти следовало проявления «сексизма» — тогда задание считалось выполненным правильно.

Да если соглашаться с ними, то и великий Лев Толстой — всего лишь ярый «сексист», а его роман «Анна Каренина» — железное доказательство его «сексизма». Он ведь бросил под поезд несчастную женщину, а не ее совратителя Вронского. Да и в «Войне и мире» какой он показал Наташу Безухову (в девичестве Ростову)? Распустехой с грязной детской пеленкой… Эдак от классической литературы, и не только русской, ничего не останется!

В сухом остатке

Два дня плотного общения с представителями Совета Европы и коллегами-журналистами были, безусловно, полезны. И заставят впредь лишний раз напомнить читателям о суровой женской доле, а властям — об их долге перед женским электоратом.

Однако заставили сделать выводы совсем не те, на которые они, возможно, рассчитывали. За всех говорить не берусь, но кто-то со мной согласился.

Речь-то все время шла не о каком-то «сексизме» — когда мужики-авторы статей позволяют себе в уничижительном хамском тоне писать о женщинах (во власти, в бизнесе, как жертвах разного рода насилия). Речь на самом деле шла о незнании или сознательном нарушении азов журналистского ремесла. В советское время на журфаках студентов учили с первого курса: нельзя обыгрывать в материале неблагозвучную фамилию, внешность, физические недостатки людей… Продолжать перебирать можно долго. И в голову не могло прийти, что можно над человеком поиздеваться, обложить матом, оскорбить…

В общем, нельзя было писать так, как пишут сейчас в наших газетах и журналах.

…Когда два десятка лет назад я впервые попала в Германию, сразу пошла покупать «Бильд». Как говорили нам, номер 1 европейской «желтой прессы». Удивлению моему не было предела: да по сравнению с тем, во что уже тогда превратились наши СМИ, газета «Бильд» была сама невинность.

Ольга Китова

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru