Главная / Общество / Свято место пусто

Свято место пусто

Силовики атакуют хранителей воровской казны

Что мешает власти в борьбе с институтом воров в законе.

Еще один влиятельный вор в законе Олег Пирогов (Циркач) готовится стать фигурантом расследования о занятии высшего положения в преступной иерархии. Помимо этого, ему могут предъявить обвинение в нескольких эпизодах вымогательства. Но пока заочно — сам Циркач находится за границей, задержаны лишь его предполагаемые сообщники. Между тем невооруженным взглядом виден перелом в стратегии силовиков по отношению к воровской масти. Как изменилась тактика борьбы с оргпреступностью и что заимствовали российские силовики у зарубежных коллег — в материале «Известий».

Свято место пусто

Еще не успел криминальный мир прийти в себя после ареста Олега Шишканова (Шишкан), претендента на звание вора номер один в России, как появились новости о готовящейся облаве на Олега Пирогова. И опять, как в истории с Шишканом и Пичугой (Юрий Пичугин), в списке претензий фигурирует статья о занятии высшего положения в преступной иерархии.

Олег Шишканов

Бывший криминальный авторитет Олег Шишканов в Басманном суде, Москва, 15 июля 2019 года. Фото: ТАСС/Александр Щербак

По данным «Росбалта», силовики охотились за ним с начала года. В феврале в руки полиции попала одна из бригад Циркача по обвинению в вымогательстве 14 млн рублей у предпринимателя из Коломны. Предполагаемые сообщники не дали тогда показаний на вора, но он все-таки был задержан для профилактической беседы. Позже опять последовала попытка его задержания, на сей раз в одном из грузинских ресторанов — но он ушел за несколько минут до появления полиции. Его могли предупредить сообщники из числа коррумпированных правоохранителей. Претензии со стороны полиции не помешали Циркачу вскоре покинуть Россию. И вот с принятием закона об ответственности за воровской статус у Циркача начался новый виток проблем. По данным источника издания, в деле о похищении предпринимателя и вымогательствепоявились показания на Пирогова.

Олег Пирогов родился в подмосковной Электростали, был коронован в 2011 году в ресторане «Старый фаэтон» покойным патриархом российского криминального мира Дедом Хасаном. После гибели патрона он не потерял в криминально-политическом весе. Пирогов считался помощником Шакро Молодого (Захария Калашова), даже вел прием от его имени в тех случаях, когда сам Калашов ему это поручал. Сблизился с Шакро Молодым Циркач после убийства Вадима Иваненко (Вадика Краснодарского). Пирогов присутствовал на расстреле криминального авторитета (стрелял другой авторитет, по прозвищу Монгол). Предположительно, так братва наказала Иваненко — его подозревали в хищении части общаковских денег.

Шакро Молодой

Захарий Калашов, известный в криминальном мире как Шакро Молодой, на заседании Никулинского суда, Москва, октябрь 2017 года. Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

После посадки Шакро Молодого влияние Циркача было сведено до контроля за Ногинским районом Подмосковья. Однако источник в силовых структурах не исключает, что в сложные для воровского мира времена братва могла допустить его до управления общаком. Стоит упомянуть, что уже высказывалась версия о том, что воровская казна может быть перенесена из России в Турцию. К слову, у Циркача в этой стране есть связи и опыт взаимодействия с местными правоохранителями.

Инициатива с самого верха

В связи с активными действиями силовиков прослеживается тенденция на последовательное лишение воровского мира экономических ресурсов. Те, кто может своим именем гарантировать сохранность казны, оказываются либо за решеткой, либо в положении беглеца. В перспективе это может разобщить преступное подполье.

Новаторский с точки зрения традиционного российского права законопроект о преследовании криминальных боссов был внесен российским президентом. Он бурно обсуждался в общественных институтах, высказывались мнения и за и против такого нововведения.

«Поправки, безусловно, радикальны и беспрецедентны по своей жесткости. И мы очень рассчитываем на то, что результат этих норм в случае их принятия (а «Единая Россия» однозначно будет их поддерживать) — у правоохранителей появится дополнительный и очень серьезный инструментарий для борьбы с оргпреступностью», — говорил тогда член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн в феврале. Документ очень быстро был принят в парламенте, и вскоре начались первые процессы. Которые, нужно признать, выглядят многообещающе.

В итальянских традициях

Между тем «антиворовской» закон вовсе не российское изобретение. Эта норма основывается на международной практике. Одними из первых задумались над тем, как бороться с паразитирующими сообществами, в Италии, на родине коза ностра.

«В Италии основой для борьбы с мафией и коррупцией, которые тесно связаны, служат независимость прокуратуры и судей, а также институт конфискации имущества. Причем конфисковано может быть имущество вне рамок уголовного производства, если владелец не докажет легитимность его приобретения. Важный нюанс в том, что именно владелец должен доказывать законность активов. В целом это формирует систему, которая позволяет эффективно бороться с организованной преступностью», — рассказывает адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич.

Задержание одного из 46 подозреваемых, обвиняемых в организации и сговоре с мафией, вымогательстве, незаконном обороте, торговле и незаконном владении оружием, Казерта, Италия, февраль 2017 года. Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Fabio Sasso

Самые радикальные законодательные нормы были введены в 1982 году. С этого момента власти получили право арестовывать всё имущество подконтрольных мафии фирм, если есть обоснованное подозрение. Речь шла и о предприятиях, контрольный пакет акций которых принадлежал члену преступного формирования. Был введен и термин «мафиозная ассоциация». Смысл презумпции сводился к следующему — если ты член преступной организации, значит, ты совершаешь преступления. Примерно такой же постулат заложен и в российский аналог итальянского антимафиозного принципа.

Конфискация — плаха для мафии

Итальянцы не первые, кто задался идеей выбить экономическую почву из-под ног оргпреступности. Еще одними законодателями мод в антирэкетирской политике считаются американцы.

Комплекс законов и подзаконных актов по борьбе с оргпреступностью в США известен как закон RICO (The Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act. — Прим. ред.). Законы RICO, сформулированные еще в 1970-х годах, позволяют конфисковать любую прибыль, добытую мафиози или отдельными членами сообщества, а также предъявить иск о возмещении ущерба в тройном размере частным лицам, пострадавшим от группировки.

В России на сегодняшний день идет активное обсуждение возможности расширения института конфискации, без которого, как показал опыт США и Италии, антимафиозное законодательство не было бы эффективным.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Напомним, что 16 июля за введение дополнительного наказания в виде конфискации имущества высказался глава Следственного комитета в интервью «Известиям».

«Предлагается вернуть конфискацию имущества в перечень наказаний в ст. 44 Уголовного кодекса РФ как дополнительный вид наказания, с указанием возможности ее применения в санкциях конкретных статей Особенной части Уголовного кодекса РФ по преступлениям коррупционного характера. Так как в связи с отнесением конфискации к иным мерам уголовно-правового характера и необязательностью для суда ее применения судьями часто не реализуются такого рода полномочия», — заявил глава ведомства.

Запоздали на 15 лет

Стоит отметить, что Россия еще в начале прошлого десятилетия могла пойти по западному пути в части борьбы с оргпреступностью, но инициативу не поддержали.

«Классический пример дают США, которые в 70-е годы уничтожили мафию как самостоятельную политическую силу при помощи так называемых законов RICO <…> О значимости законов RICO еще в 2001 году говорил тогдашний советник генерального прокурора России, бывший заместитель министра внутренних дел Владимир Колесников. Ключевым элементом этих законов является конфискация активов членов организованных преступных сообществ», — цитировала научного руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина «Правда» в 2004 году.

Ученый отметил, что американские советники Егора Гайдара в эпоху экономических реформ «принципиально отрицали возможность применения законов RICO в странах с переходной экономикой, православной культурой и авторитарным прошлым, указывая на недопустимость укрепления государства (неизбежного следствия применения указанных законов) в таких странах». По его мнению, такая рекомендация была направлена во вред стране — «топили потенциальных конкурентов».

Важный инструмент американского правосудия — Служба маршалов США. На эту структуру в том числе возложена обязанность по защите свидетелей, потерпевших и правоохранителей от посягательств со стороны фигурантов процесса до, во время и после суда (в том числе когда преступник отбывает срок). Если мафиози выходит на свободу, то свидетеля обеспечивают новой работой, жильем и новыми документами.

Офицер Службы маршалов США

Офицер Службы маршалов США. Фото: REUTERS/Brendan McDermid

Подобные структуры несколько лет назад появились и в России. Их деятельность частично засекречена. Кроме того, в России активно набирает ход практика применения досудебного соглашения со следствием — этот инструмент позволяет получить показания, изобличающие главарей преступных сообществ. Важным свидетелям предоставляется весь спектр защиты от преступных посягательств, вплоть до изменения внешности, уточнил источник в правоохранительных органах.

Вспомогательный инструмент, позволяющий ФБР добиваться сформулированных в законе RICO целей, — теория комплексного расследования (Enterprise Theory of Investigation. — Прим. ред.). Суть этого принципа сводится к тому, что сыщики следят и расследуют не какие-то отдельные преступления, а ведут непрерывное наблюдение, анализ и сбор информации в отношении большой группы людей, организации — от общего к частному. Подобное наблюдение санкционируется судом, в анклавы внедряются спецагенты, также используются различного рода оперативно-технические мероприятия. Похожий подход был и у российских правоохранителей — во времена подразделений РУБОПа.

«Однако огромное число оперативных материалов осталось нереализованными, также не было собрано достаточной доказательной базы по той информации, что отражена в многочисленных справках-меморандумах. По сути, то, что осталось от этих трудов, — беззубый компромат», — рассказал «Известиям» бывший сотрудник одного из следственных подразделений прокуратуры.

Идеология сильна

Выстроить законодательство и настроить силовиков на эффективную борьбу вполне реально, учитывая, что есть примеры такой успешной борьбы за рубежом. Куда сложнее вычистить воровскую идеологию из сознания молодежи, считает собеседник «Известий», оперативный сотрудник одного из подразделений столичной полиции.

«Идеологию АУЕ сегодня недооценивают, относя ее к временной молодежной моде, субкультуре. Это образ жизни для целого пласта молодежи. Мы в столице, например, раскрывая преступления, связанные с хищениями, сталкиваемся с гостями из регионов, которые понятия знают лучше, чем таблицу умножения. И глотку готовы перегрызть отступнику из своей среды. Башкирские шайки, совершающие квартирные кражи, к примеру, по приезде в столицу сами ищут смотрящего, которому нужно отстегивать на общак. Хотя в Москве так давно уже никто не поступает из-за того, что здесь орудуют не только блатные, да и отследить, сколько и кто ворует, нереально. На них смотрят как на чудаков, но от денег кто же откажется», — рассказывает сыщик. По его словам, такая же ситуация с преступниками родом из Мордовии.

«Перекос в идеологии наблюдается у парней из регионов, где большая концентрация колоний. Их с мальства учат, как жить неправильно, и проблема эта не решена. Примерно такая же ситуация была в свое время в Грузии и Абхазии — там многие мальчишки с детства мечтали стать ворами в законе. Но сейчас Грузия многое сделала для того, чтобы решить эту проблему. В том числе с помощью жесткой борьбы с ворами в законе», — говорит он.

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

Криминальный мир всегда был силен своей взаимопомощью, считает другой знаток уголовного мира из столичной полиции.

«Пока арестант голоден в СИЗО, исправительной колонии, пирамида преступной иерархии будет работать, как прежде. Много одиноких сидит по тюрьмам, тех, от кого родня отказалась. А братва организует для них грев — сухари с воли, курево, питание, которые нанятые авторитетами пенсионерки таскают мешками к бюро передач. Казалось бы, мелочи, а в местах лишения свободы это мощные рычаги давления на арестантов — так вербуется пехота для криминальных генералов. Это как микрозайм, получал сухари, а расплачиваться иной раз приходится здоровьем, свободой или жизнью… если вор прикажет», — пояснил собеседник «Известий».

Еще одна сложность в борьбе с ворами в законе — коррупция в правоохранительной системе. Этот порок был наглядно продемонстрирован в рамках резонансного расследования в отношении бывшего замруководителя столичного управления СКР Дениса Никандрова, его шефа Александра Дрыманова и других высокопоставленных офицеров СК. Напомним, что следователи были уличены в связях с ворами в законе и получении взяток от них. Источники «Известий» называют это дело переломным моментом в отношении к воровскому подполью со стороны властей.

«Могу сказать, что в 1990-е и 2000-е воры калибра Шакро или Таро в России не сидели, а сегодня сидят первые лица даже не грузинских, а славянских кланов — Шишкан и Пичуга. Если это наступление на воровской мир, то самое его начало», — считает Виктория Гефтер, главный редактор портала о преступном мире «Прайм Крайм».

Иван Петров

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru