Главная / Общество / Особая экономическая зона

Особая экономическая зона

Осужден бывший замглавы тюремного ведомства

Как эксплуатировали заключенных и наживались на госконтрактах замдиректора ФСИН Олег Коршунов и его сообщники.

Гагаринский суд столицы признал виновным в мошенничестве и приговорил к 7 годам колонии общего режима бывшего замглавы ФСИН России Олега Коршунова. Его сообщник, экс-директор ФГУП «Производственно-промышленный дом» ФСИН России Виталий Морусов, получил 5 лет колонии. Также подсудимые должны выплатить штраф в размере 900 тыс. рублей и 500 тыс. рублей соответственно. Как установил суд, размер ущерба, причиненного сообщниками государству, составил 263 млн рублей. В подробностях скандального дела разбирались «Известия».

Успешный стартап

Началось всё с острого желания нескольких предпринимателей и чиновников исправительной системы заработать на госзаказах и бесплатном труде арестантов. В 2015 году предприниматель Смбат Арутюнян вступил в сговор с Коршуновым, который отвечал за госзакупки в Федеральной службе исполнения наказаний. Третьим в дело они взяли руководителя ведомственного предприятия «Производственно-промышленный дом ФСИН России» (ФГУП ППД) Виталия Морусова. Государству требовалось обуть многочисленных сотрудников колоний, тюрем, СИЗО, а также самих арестантов, на что были выделены существенные средства. Их и решили «освоить» сообщники.

Обычно, согласно законодательству о госзакупках, для поставок товаров в госучреждения необходимо проводить аукцион на общих основаниях. Но есть в статье 93 закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» пункт, позволяющий чиновникам приобретать определенные виды товаров у предприятий уголовно-исполнительной системы. В перечень такой продукции входит и обувь.

Линия по пошиву обуви в одной из исправительных колоний 

Линия по пошиву обуви в одной из исправительных колоний. Фото: РИА Новости/Александр Кондратюк

Идея жульничества заключалась в создании видимости производства казенной конторой ФГУП ППД. Вот только производить обувь в нужном объеме предприятие возможности не имело. Арутюнян предоставил оборудование своей фирмы «Торгово-промышленная компания «ДАЦЕ Групп» — станки, прессы и прочие инструменты для изготовления обуви, а также материалы — в колонии Пермского, Красноярского края и Липецка. По бумагам же продукция выпускалась ФГУП, с которым, по указанию Коршунова, местные начальники заключили госконтракты.

Ведомственная контора получила в рамках заказа почти 400 млн рублей и, в свою очередь, заключала контракты со структурами Арутюняна («ДАЦЕ Групп», «Промторгобувь», «Мультишвейгруп»). ФГУП перевело этим фирмам около 263,3 млн рублей. Выгода достигалась за счет привлечения почти дармового труда заключенных и дешевых материалов вместо указанных в госконтракте. В частности, Арутюнян поставлял вместо юфтевой кожи, предусмотренной контрактом, более дешевые материалы — например, кожевенный спилок.

Арестованный Арутюнян пошел на сотрудничество со следствием и рассказал о своих взаимоотношениях с высокопоставленными людьми из ФСИН. «В ходе предварительного следствия с Арутюняном было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в связи с чем уголовное дело в отношении него выделено в отдельное производство. Следователям он дал показания, изобличающие Коршунова и других соучастников в инкриминируемом им преступлении», — сообщили в СКР.

Бывший заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Олег Коршунов

Бывший заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Олег Коршунов. Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

На суде Коршунов категорически отрицал свою причастность, утверждая, что схему с обувью проворачивал Олег Семченков (бывший замдиректора ФСИН, отвечавший за производство). По его версии, ППД на момент выявленных нарушений возглавлял Сергей Томашев (Семченков и Томашев не были привлечены к уголовной ответственности), писал «Коммерсант».

«Что касается меня, то я, наоборот, требовал от людей на местах проверять обувь, и этим занимались специальные комиссии, и когда обнаруживалось несоответствие качеству сырья, то Арутюнян срочно менял спилок на кожу, поэтому и рекламаций на обувь не поступало», — говорил Коршунов. Он указал на то, что претензий по поводу качества обуви не поступало, а сама она уже изношена и списана. Также он подчеркнул, что факт подмены качественной кожи спилком выявили сотрудники собственной безопасности ФСИН.

Показания Арутюняна стали ключевыми для обвинения. Он рассказал, что чиновник получил от него €300 тыс.

Десятина Коршунова

Сопоставимая такса для предпринимателей, готовых заработать на госзаказе, фигурирует и в другом процессе. Ранее в феврале СК завершил расследование в отношении начальника финансово-экономического управления ФСИН Светланы Алексеевой и начальника управления тылового обеспечения Алексея Данилова, в котором также фигурирует Коршунов. За откат в 10% от суммы контракта Коршунов и Алексеева пообещали предпринимателю Марине Дюковой победу в аукционе на поставку топлива и сахарного песка для тюремщиков. Подконтрольные Дюковой фирмы «Энергоресурс», «Аверс Патрол» и «Элконт» в итоге получили контракты, несмотря на завышенную стоимость их ГСМ. Сумма соглашения составила 940 млн рублей. Следствие оценило переплату в 114 млн рублей.

С сахаром вышло еще интереснее. В качестве «закладки» (на жаргоне — требование в тексте тендера, которое может выполнить лишь «нужный» участник аукциона) было выдвинуто условие поставить 7 тыс. т сахара в течение 20 суток. Такое огромное количество продукта в столь короткий срок не под силу поставить даже сильным профильным игрокам рынка. Но «свой» поставщик «предвидел» такое развитие событий.

автомобиль ФСИН

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

«В свою очередь, Дюкова предоставила во ФСИН России коммерческие предложения о возможности его поставки по завышенным ценам от аффилированных с ней компаний, не являющихся участниками рынка сахара и не имеющих опыта. В результате незаконно проведенного аукциона Коршунов от лица ФСИН России заключил с подконтрольной Дюковой фирмой контракт по заведомо завышенной стоимости», — говорится в сообщении СКР.

Причем контракт был признан Коршуновым «выполненным без нарушений», несмотря на задержку сроков поставки на два месяца. Сумма контракта составила 399 млн рублей. Следствие посчитало, что 43 млн из этой суммы было похищено.

Для обеспечения приговора следствие арестовало имущество фигурантов на общую сумму в 70 млн рублей.

Первой заговорила Дюкова. Из ее показаний следует, что Коршунов, помимо отката в 10%, потребовал в счет долга решить проблемы банка «Жилкредит» своей приятельницы Анны Рибицкой (она также имеет отношение к коррупционным схемам, считает следствие). Его подчиненные Алексеева и Данилов с Дюковой потребовали откат в 1,1 млн рублей. Алексеева также выпросила заем на сумму свыше 2 млн рублей, который позже был фиктивно списан. Кроме этого, Алексеева получила от предпринимательницы 1,5 млн на «семейные нужды» и еще 500 тыс. — на «новогодние подарки».

дверь в камеру

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Дюкова получила 2,5 года колонии за пособничество в присвоении средств чиновниками ФСИН. Защита Коршунова указывала суду на то, что растрата, по версии следствия, осуществлялась в пользу Дюковой в каждом из эпизодов, но сама она в хищениях так и не была обвинена. «Из материалов дела также не ясно, куда делись якобы растраченные господином Коршуновым в пользу госпожи Дюковой средства»,— добавил на одном из судебных заседаний адвокат Сергей Старовойтов.

Алексеева (она придумала условие, которое позволило Дюковой реализовать сахар по завышенной цене) после ознакомления с материалами дела признала вину и также заключила досудебное соглашение со следствием. Она ждет решения суда по своему эпизоду.

Банкир в погонах

Сахар, обувь и топливо — не единственное, на чем, как считает следствие, зарабатывал заместитель начальника тюремного ведомства, имеющий многочисленные знакомства в большом бизнесе. Позже к обвинениям добавилось тривиальное получение взяток. Но, пожалуй, главной ошибкой чиновника стали махинации с деньгами, выделенными на строительство исправительных учреждений и СИЗО.

Еще два года назад исполняющий обязанности министра юстиции Сергей Герасимов получил от главы ФСИН Геннадия Корниенко обращение с просьбой освободить Коршунова от должности. Как писала в августе 2017 года «Фонтанка», директор винил курирующего финансово-экономический блок зама в срыве строительства петербургского изолятора «Кресты-2» (на 4 тыс. мест). Только внутренний аудит тюремщиков в 2016 году выявил недостачу в 425 млн рублей при строительстве объекта. Это случилось уже после череды переносов открытия СИЗО и увеличения сметы почти в три раза больше первоначальной. Многострадальный изолятор, считающийся самым большим в Европе, открыли лишь в конце 2017 года.

Впрочем, Коршунов был лишь одним из тех, кто соприкасался с тянувшимся десятилетие долгостроем. Последними нарушениями заинтересовались следователи СК и оперативники ФСБ. Это совпало с привлечением Коршунова к уголовной ответственности. Одним из последних эпизодов, предъявленных бывшему чиновнику, стало злоупотребление должностными полномочиями при строительстве СИЗО в Крыму. Дело возбуждено в апреле прошлого года и выделено в отдельное производство, следствие по нему продолжается.

Олег Коршунов во время оглашения приговора в Гагаринском суде города Москвы

Олег Коршунов во время оглашения приговора в Гагаринском суде города Москвы. Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

По версии обвинения, Коршунов помог своему приятелю бизнесмену Андрею Угланову заключить в декабре 2015 года контракт на строительство изолятора вместимостью 366 заключенных. Генподрядчиком при этом выступало ведомственное ФГУП «Строительное управление № 23», нанявшее, в свою очередь, в качестве субподрядчика компанию Угланова «Юнистрой». По мнению следствия, коммерческая структура не обладала материальными и производственными ресурсами для такой работы. Тем не менее «Юнистрою» было перечислено почти 200 млн рублей.

В период между первым и вторым траншами СУ-23 разорилось и было поглощено другим ФГУП ФСИН — СУ-34. Несмотря на сложности в строительстве, частной компании был переведен второй транш, подчеркивает следствие. «Юнистрой», говорится в материалах дела, в итоге свои обязательства по строительству следственного изолятора не выполнил.

Коршунов считается единственным гражданским человеком, попавшим в топ-менеджмент тюремной системы. Родился он в Москве в 1963 году, окончил Московский финансовый институт. После службы в армии работал в банковской сфере. Затем занимал должность начальника управления экономического развития и торговли Рязанской области.

После получения второго образования в 2012 году (РАНХиГС) начался взлет его карьеры на государственной службе. В 2013 году он занял должность начальника финансово-экономического управления ФСИН. На свою последнюю должность был назначен 10 марта 2014 года. Известен своими предложениями по переводу тюремного ведомства на самоокупаемость путем эффективной организации труда осужденных и частно-государственного партнерства.

Стоит отметить, что этот приговор для Коршунова не последний — в отношении него продолжается следствие по другим эпизодам должностных преступлений.

Иван Петров

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru