Главная / Общество / «Я никогда не делал такого на воле»

«Я никогда не делал такого на воле»

Как отбывают наказание малолетние грабители, убийцы и насильники

Можайская воспитательная колония — место, где отбывают наказание несовершеннолетние преступники из Москвы, Московской, Тверской и Ярославской областей. Несколько лет назад она «прославилась» на всю страну из-за бунта, устроенного подростками. Они требовали послабления режима, предоставления телефонов, сигарет и женщин. Бунт подавили, а его зачинщики в марте этого года получили новые приговоры и отправились во взрослые колонии.

Сегодня о случившемся здесь предпочитают не вспоминать, говоря, что «все прошло, как все плохое». Жизнь в колонии идет своим чередом: воспитанники учатся в школе, получают профессии и трудятся на производстве. Заработанные деньги отправляют родственникам в надежде, что те приедут на длительное свидание, и ждут свободы.

Сюда, как правило, попадают подростки из неблагополучных семей, дети из глухих деревень, воспитанники детских домов. У многих из них не было нормального детства, и здесь, отбывая сроки за тяжкие преступления, они получают то, чего были лишены на свободе: спортивные секции, кружки, экскурсии и встречи со знаменитостями. Если бы не заборы с колючей проволокой и одинаковые робы, эта колония больше напоминала бы летний лагерь. Лагерь для очень трудных детей.

Имена осужденных подростков изменены.

Осужденные подростки

Осужденные подростки. Фото: Мария Фролова

В Можайской воспитательной колонии отбывают наказания 52 подростка в возрасте от 14 до 18 лет. Большинство получили срок за тяжкие и особо тяжкие преступления, в основном — за убийства, изнасилования, кражи, грабежи, разбои и сбыт наркотиков.

Почти все осуждены за групповые преступления. Это объясняется просто: подростки сильно подвержены чужому влиянию и часто нарушают закон «за компанию» или когда их берут на «слабо».

В колонии есть школа

В колонии есть школа. Фото: Мария Фролова

В колонии подростки обязаны учиться в школе. По окончании они, как и их сверстники на воле, сдают ЕГЭ. Параллельно получают профессию слесаря, автомеханика, столяра или швеи и в дальнейшем могут работать на швейном производстве, в столовой или банно-прачечном комбинате. Полученные деньги подростки переводят родителям или тратят в магазине. Там можно купить продукты и различные бытовые принадлежности, все, кроме табака — курить в колонии для несовершеннолетних строго запрещено.

Спортивная площадка

Спортивная площадка. Фото: Мария Фролова

Сейчас каникулы, уроков нет и после обеда ребята выбегают на спортивную площадку. «До колонии я был спортсменом, занимался борьбой, плаваньем, танцами. Но потом получил травму и забросил это все. Совершил преступление и в итоге попал сюда. Я здесь всего полгода, но чувствую, как сильно изменился. Понял это, когда ко мне приехали друзья: за несколько месяцев я вдруг стал намного взрослее их. То, чем я занимался до колонии, больше меня не привлекает» (Рустам, 18 лет, осужден за сбыт наркотиков).

Стенгазета «Летний отдых»

Стенгазета «Летний отдых» Фото: Мария Фролова

Помимо спорта, во время «летнего отдыха» подростки посещают кружки, занимаются благоустройством территории или работают в огороде. В прошлом году, например, собрали рекордный урожай чеснока.

Впрочем, насильно на грядки никого не отправляют. «Может быть, человек в жизни не вырастил ни одной морковки… Если захочет, конечно, научим, но заставлять мы не можем», — говорит психолог колонии.

Отряд обычных условий

Отряд обычных условий. Фото: Мария Фролова

В колонии воспитанники распределены по отрядам: с обычными и облегченными условиями содержания. Обычные условия, когда подростки живут по несколько человек в комнате. Им полагается четыре длительных (по трое суток) и шесть краткосрочных свиданий с родными в год. Правда, из всех 52 подростков родственники навещают только десятерых.

Отряд облегченных условий

Отряд облегченных условий. Фото: Мария Фролова

На облегченные условия содержания можно попасть за хорошее поведение. Главная привилегия — жить одному. В просторной комнате примерного воспитанника есть книги и цветы на подоконниках. Таким осужденным разрешают выезжать на экскурсии за пределы колонии, а еще у них больше длительных свиданий.

Столовая

Столовая. Фото: Мария Фролова

Столовая в колонии больше похожа на кафе. У несовершеннолетних пятиразовое питание — для сравнения, во взрослых колониях оно трехразовое. В меню мясо, рыба, молочные продукты, фрукты и сладости.

Мастер-классы

Мастер-классы. Фото: Мария Фролова

Администрация колонии старается максимально «занять» подростков, чтобы они не слонялись по учреждению без дела, а заодно привить им полезные навыки, помимо рабочих профессий. В итоге кто-то научился снимать и монтировать видео, кто-то организовывать развлекательные мероприятия.

Те, кого перевели на облегченные условия, как волонтеры посещают детский дом для детей-инвалидов: показывают им спектакли и устраивают праздники. «Я никогда не делал такого на воле. Эмоции смешанные. Дети непростые, сначала, честно сказать, не по себе. Но потом, когда они смеются, радуются, понимаешь, что это ты их развеселил… Тогда становится приятно», — признается подросток, приговоренный к пяти годам за убийство.

Храм при колонии

Храм при колонии. Фото: Мария Фролова

Икона-мозаика в местном храме, которую сделали сами осужденные. По словам сотрудников, среди воспитанников много верующих, но большинство обратились к вере только после того, как лишились свободы. Батюшка навещает паству один раз в две недели.

Мастер-класс по 3D-моделированию

Мастер-класс по 3D-моделированию. Фото: Мария Фролова

В колонию часто приезжают волонтеры благотворительных фондов и проводят для ребят различные мастер-классы, например, по живописи и моделированию 3D-ручкой. Большинство воспитанников колонии только здесь увидели современные игрушки. Это ребята из неблагополучных семей. Про таких говорят — дети без детства.

Фото: Мария Фролова

Осужденные не любят говорить о своих преступлениях и мечтать о будущем вслух. Но у каждого есть свои планы, независимо от того, сколько осталось сидеть. «Когда меня освободят, учиться пойду, на журналиста — занимаюсь сейчас в телестудии. Я уже окончил здесь школу, училище, все, что можно. У меня три профессии — парикмахер, сантехник и слесарь механосборочных работ. Еще занимаюсь спортом, в шахматы играю, книжки читаю иногда. Сдал ГТО на золото, ездил в детский дом, в музеи, парк «Зарядье», даже на встречу с Джеффом Монсоном (американский боец ММА, депутат заксобрания подмосковного Красногорска — прим. «Лента.ру»). А еще возили на городской стадион играть в футбол с ребятами из спортивной школы, они к нам тоже приезжали. Много всего для нас проводится. Но мне скоро исполнится 19, а сидеть еще полтора года. Я буду подавать на УДО — либо отпустят, либо переведут во взрослую колонию. Не хочу ничего загадывать. Вдруг не сбудется» (Алексей, 18 лет, осужден за убийство).

Живой уголок

Живой уголок. Фото: Мария Фролова

В колонии есть маленький живой уголок: пара аквариумов с рыбками. Раньше, говорят сотрудники, здесь жили кролики, но воспитанники закормили их до смерти. Им нравилось играть с животными и таскать им еду, что и привело к печальным для ушастых последствиям. В итоге сейчас здесь обитают только рыбки и две черепахи.

Стенгазета ко дню открытых дверей

Стенгазета ко дню открытых дверей. Фото: Мария Фролова

Иногда в колонии проводятся дни открытых дверей, на которые приезжают родители. Но навещают здесь мало кого. Сотрудники колонии вспоминают грустную историю, как один из осужденных ребят соскучился по матери, заработал на производстве пять тысяч рублей на билеты и перевел ей с просьбой приехать. Но на следующий день, позвонив маме, понял, что та пропила полученные деньги.

Концерт

Концерт. Фото: Мария Фролова

На этой неделе в колонии впервые состоялся концерт классической музыки. Перед осужденными выступали их сверстники — стипендиаты благотворительного фонда Юрия Розума. Подростки услышали музыку Баха, Вивальди и Шопена, народные песни. Реагировали довольно эмоционально: после концерта один даже расплакался, подошел к начальнику колонии и признался, что хотел бы научиться петь — это его мечта. «Мы всегда помним, что это в первую очередь дети, — говорит начальник колонии Олег Меркурьев. — У них неокрепшая психика, они реагируют на разные вещи — что-то мама не так сказала, кто-то красиво спел. Это дети, а значит, на них еще можно повлиять».

По материалам: «Лента.Ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru