Главная / Общество / Идея-огонь

Идея-огонь

Почему государство не хочет тушить лес

Идея всегда иметь максимум власти при минимуме ответственности, похоже, прочно овладела умами российских чиновников на всех уровнях. Пусть за все отвечают нижестоящие начальники или — еще лучше — частный бизнес, а мы будем сочинять новые правила, проводить форумы и брать взятки с тех, кто еще хочет что-то делать в России.

Министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин открытым текстом предложил возложить ответственность за тушение лесных пожаров на частные компании. И, таким образом, снять ее с государства. Такую идею глава федерального природного ведомства и бывший губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа изложил в интервью «Ведомостям».

Начал министр как бы издалека: «Если за лесом не ухаживать и не вывозить бурелом, то рано или поздно упавшее дерево превратится, по существу, в порох. Будет достаточно молнии в засушливый период, ветра даже, чтобы возник огонь. С каждым годом эти факторы вызывают все больше и больше пожаров. Это предотвратить непросто — территория огромная, хотя от общей площади лесного фонда пожары захватили 0,3%».

Тут, кстати, проявилась еще одна модная у российских чиновников привычка — растворить какую-нибудь реальную катастрофу и беду людей в бессмысленных общих цифрах, приуменьшающих масштаб бедствия в глазах начальства. Мол, это же сущая ерунда: горит-то всего 0,3% лесов.

Правда, жителей задымленных населенных пунктов Красноярской области эта цифра едва ли утешит.

Но констатацией факта, что пожары — дело естественное, закономерное, практическое неизбежное, и горит у нас сейчас совсем мало лесных массивов, если считать их общий объем (в России, к слову, сосредоточено около 25% всех мировых лесов), министр не ограничился. Дальше он широкими мазками нарисовал идеальную (для правительства) картину ответственности за тушение лесных пожаров.

«У нас есть компании, которые при производстве алюминия, добыче угля или при плавке металла создают углеродный след. Но есть лес, который нужно мониторить и тушить при необходимости, восстанавливать», — сказал Кобылкин. И выдал «идею-огонь»: «Есть разработка: разбить лес на секторы и закрепить ответственность за сохранность леса на конкретном секторе за конкретной компанией, производство которой оставляет углеродный след: этот сектор, например, компании СУЭК, другой — ММК» <…> мы вводим новые возможности компенсировать вред».

Кобылкин стал не первым крупным государственным деятелем, который публично попытался снять с государства ответственность за тушение пожаров и контроль за состоянием лесного хозяйства.

В конце июля губернатор Красноярского края Александр Усс прямо и откровенно заявил журналистам, что природные пожары — «это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а может, даже где-то и вредно». И пояснил свою мысль: мол, все равно не потушишь, это пустая трата денег. Экономически нецелесообразно.

В тот момент пожары охватывали более 1,6 млн гектаров сибирских лесов.

Дым от них NASA зафиксировало на своих снимках над Северной Америкой, после чего президент США Дональд Трамп звонил президенту России Владимиру Путину и предлагал американскую помощь в тушении пожаров. А сам президент России публично поручал министру обороны Сергею Шойгу подключить к тушению сибирских пожаров армию. Шойгу знает об этой проблеме не понаслышке — в бытность главой МЧС он добился в начале 2000-х годов переподчинения своему ведомству до того имевших собственное ведомство пожарных. После этого по всей России началось массовое сокращение пожарных частей.

Любопытно, что нынешнее руководство МЧС вроде бы возразило губернатору Уссу, но как-то странно.

Экономические доводы не должны влиять на тушение лесных пожаров, если есть опасность для людей, сказал первый заместитель главы МЧС России Александр Чуприян. По его словам, с мнением губернатора Красноярского края о бессмысленности тушения пожаров можно было бы согласиться, если бы не сотни населенных пунктов, оказавшихся в дыму. То есть, если населенные пункты не горят, пожары можно не тушить. Даже не пытаться.

Тот же МЧС прославился нежеланием брать на себя ответственность за эвакуацию жителей из затопленных летом 2019 года районов Иркутской области. Люди в Тулунском районе Иркутской области уже спасались на пригорках, дома затопило по крыши, а прилетевшие к ним по экстренному вызову на вертолете представители МЧС отказывались их эвакуировать: мол, начальство не велело.

Между тем, лесные пожары по-прежнему не потушены полностью, хотя их июльский пик прошел.

В Сибири только за одни сутки 13 августа ликвидировали 53 лесных пожара на площади 61 тысяч га. По данным Авиалесоохраны на 14 августа, на территории России действовало 173 лесных пожара на площади 256 836 гектаров, и это было всего на 10 тыс. гектаров меньше по сравнению с прошедшими сутками.

Разумеется, крупный частный бизнес должен нести социальную, экологическую и финансовую ответственность за свои действия. Но леса у нас в основном государственные. К слову, количество лесничеств и лесных хозяйств в стране тоже неуклонно сокращается — само государство следит за состоянием лесов все хуже.

Но за безопасность жителей населенных пунктов вблизи лесов, которые горят, и водоемов, которые выходят из берегов, уж точно может и должно отвечать только государство — местные и федеральные власти, а не частные компании и не олигархи, какими бы крутыми и богатыми они ни были.

Представим себе, что мечта министра Кобылкина сбылась, и, например, тот же Магнитогорский металлургический комбинат как производитель «углеродного следа» (попробуйте, кстати рассказать об этом следе жителям населенных пунктов, которые живут в чаду лесных пожаров или у которых уже подпаливаются дома — посмотрим, что они вам ответят) следит за состоянием окрестных лесов.

В любом случае, если случится пожар и государство радостно оштрафует ММК на кругленькую сумму — уж что-что, а придумывать новые штрафы и поборы наши чиновники научились прекрасно — люди все равно будут обращаться за помощью к государству, а не к частному предприятию. Платить компенсации за утраченное при пожаре или наводнении жилье все равно обязано государство.

Следить за соблюдением экологических норм на производстве тоже обязано государство.

Конечно, штрафовать бизнес и брать откаты, воевать и гуманитарно помогать в далеких от нас географически странах, светиться на форумах и говорить правильные слова о национальных проектах, о технологическом прорыве, об инвестициях, легко и приятно. Но, главное, совершенно безопасно.

У нас не принято вспоминать о словах и обещаниях чиновников. С них никто не спросит, почему сладкие речи на форумах так и не совпали с реальностью. Но сами эти попытки государственных органов снять с себя ответственность за самые очевидные вещи, ради которых, собственно, и существует государство, не могут не возмущать людей.

Государство должно тушить пожары и следить за состоянием лесов — они на минуточку общенациональное достояние, и мы делегировали право государству оберегать его.

Государство должно помогать людям, оказавшимся в зонах природных или техногенных катастроф. Пишите четкие и понятные правила. Наказывайте промышленных гигантов за это пресловутый «углеродный след». Но не пытайтесь снять сделать вид, будто тушить лесные пожары бессмысленно, экономически невыгодно и вообще это должен делать частный бизнес. Люди все равно в это не поверят.

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru