Главная / Общество / Костанайский синдром «неотложки»

Костанайский синдром «неотложки»

Несовершенная цифровизация «скорой помощи» опасна для здоровья и казахов, и россиян

На недавнем октябрьском форуме «Открытые инновации» в Москве были представлены новинки цифровизации медицинских услуг, включая информационные системы для «скорой помощи». Эти разработки инновационного центра «Сколково» уже  внедрены и успешно себя зарекомендовали в организации работы «неотложки» в Москве, других крупных городах России, а вскоре будут  распространены не только по всей стране, но и в ряде зарубежных стран, включая ближайших соседей.

Сколковская цифровизация медицины позволяет оптимизировать работу службы скорой помощи по евростандартам, значительно сокращая время на приемы и обработку вызовов. Впрочем, цифровой продукт сталкивается на рынке  с жесткой конкуренцией,  причем в ряде субъектов РФ и на иных территориях ближнего зарубежья все чаще отмечаются попытки подменить высокотехнологичные системы недоработанными  и нелицензированными аналогами. Такой подход грозит немалыми рисками при организации работы «неотложек», что приводит к тяжким последствиям для здоровья людей.

Заработать на внедрении такого некачественного цифрового аналога попытались, например,  предприимчивые коммерсанты  в  Казахстане. Предприниматель-программист Нуржан Нурбалаев, работавший в свое время в службе «Скорой помощи» Алма-Аты, заручился поддержкой некоторых чиновников и попробовал внедрить соответствующие разработки  новосибирских программистов, намереваясь таким способом заполучить работающий продукт и сэкономив на его официальной покупке.

Комитет по правам интеллектуальной собственности РК даже  зарегистрировал  его права на  «Автоматизированную систему  скорой медицинской помощи  Комек (АССМП Комек). Правда, в тексте выданного Свидетельства сделана  важная  оговорка о том, что авторство этого вида интеллектуальной собственности принадлежит Нурбалаеву  по его же собственному заявлению, и что при этом он гарантирует, что  «не были нарушены  права собственности других лиц».  Однако, по другим сведениям,  разработкой системы Комек  могли заниматься  новосибирские  программисты.  При этом  сибиряки утверждают, что  свою разработку до необходимой технологической кондиции не довели, а потому ее практическое применение  чревато серьезными проблемами и сбоями в работе «неотложки». Так, похоже, и вышло в Костанайской области, где  усилиями Тулеушина и его партнера пилотный проект АИС «Комек» был запущен на коммунальном государственном предприятии «Костанайская областная станция скорой неотложной медпомощи» управления здравоохранения Акимата Костанайской области.

Последствия эксперимента ждать себя не заставили. После внедрения такого цифрового  продукта  жители Костаная стали замечать, что «скорые» теперь приезжают по вызову с опозданием. При этом, как писали СМИ, ложная программа, случалось, могла зафиксировать приезд «неотложки» к пациенту задолго до того, как медики в действительности войдут в квартиру адресата.

Мало того, что, мягко говоря,  позаимствованная у новосибирцев АИС «Комек» изначально фиксирует поступление звонков от пациентов со значительным опозданием, так еще, похоже, неправильно фиксирует причину вызова, из-за чего врачи вводятся в заблуждение и не всегда могут оказать своевременную помощь. “Комек” фактически  не справляется с точной навигацией, иногда  фиксируя три разных маршрута одной и той же кареты «скорой». Все эти детали были установлены во время недавнего судебного разбирательства в Костанайском городском суде под  председательством судьи Б.Е. Канкуловой.

Фемида рассматривала жалобу местной жительницы Елены Беловой-Югай к костанайской  станции «скорой помощи». Выяснилось, что   фактически звонок от истицы в «скорую» поступил в 22 часа 11 мин.  15.01.2019 г., но его фиксация АИС «Комек» произошла  лишь спустя 6  драгоценных минут – в 22 часа 17 мин. В связи с этим медики переступили порог квартиры больного со значительным опозданием, что привело к усугублению тяжелого состояния пациента.

Много любопытного вскрылось и при проверке маршрута движения «скорой» по планшету, привязанному к той же злополучной АИС «Комек». Оказалось, что  планшет недостоверно указал как  фактическое местонахождения пациента, так и прибывшей по адресу «скорой».  Кроме того, согласно материалам суда, АИС «Комек» неверно обработала поступивший вызов, присвоив ему третью категорию вместо первой : это также  существенно  повлияло на время прибытия «неотложки», заставив больного ждать врачей лишние десятки минут.

По итогам разбирательства суд вынес определение в адрес руководства Минздрава Казахстана, обязав ведомство провести экспертную проверку системы «Комек» и в случае выявления (подтверждения) нарушений в ее работе заменить этот цифровой продукт на более совершенный.

Между тем, один из инициаторов внедрения АИС «Комек» в Костанае Каныш Тулеушин, похоже, не оставляет планов о внедрении своего рискованного проекте в масштабах всей страны. Изобретательный чиновник упорно продвигает, как показало решение суда,  небезопасный для здоровья граждан продукт информационной системы  «скорой» на весь Казахстан, убеждая чиновников  республиканского Минздрава в необходимости сделать выбор в пользу «Комек». А в это время новосибирские разработчики хватаются за головы,  пытаясь достучаться до казахстанских властей и убедить их в том, что пользоваться АИС «Комек» в том виде, в котором продукт, по их мнению, был похищен  в России, ни в коем случае нельзя, не говоря уже о противозаконности таких действий с точки зрения международных аспектов авторского и научного права.

Однако  выяснение отношений в судах с Тулеушиным новосибирские цифровики приберегли на потом: сейчас, по их мнению, главное – уберечь соседей от продолжения эксплуатации в «скорой» недоработанной, а потому ущербной системы. В общем, медицинская цифровизация при криминальном и некомпетентном  к ней подходе может быть опасна для здоровья. И это касается как России и Казахстана, так и других их соседей, где происходят  схожие технологические процессы, а значит, и попытки всеми способами на них заработать.

Олег Петровский


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru