Главная / Общество / Похороны царя

Похороны царя

Как мы предавали земле останки последнего императора России и его семьи

40 лет назад под Екатеринбургом, в районе Старой Коптяковской дороги, впервые было обнаружено место предполагаемого захоронения останков расстрелянной царской семьи.

Спустя еще почти 20 лет их погребли в Екатерининском приделе собора Петра и Павла Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге. Непосредственной участницей событий, предшествовавших траурной церемонии (она состоялась 17 июля 1998 года) была Ирма Кошелева, занимавшая должность одного из руководителей строительно-реставрационной компании «Бастион», которой поручили обеспечить полное соответствие процедуры похорон существующим нормам и регламенту. Сегодня по просьбе «МН» Ирма Овсеевна вспоминает подробности этой истории.

Процветание — в единстве

Генеральным заказчиком работ стал Музей истории Санкт-Петербурга, а непосредственным руководителем и контролером одновременно был главный геральдмейстер Георгий Вилинбахов. «Так что, нужно постараться не подвести своих поручителей, весь мир будет за нами наблюдать!» — не без гордости сказал наш шеф Рустам Гасанов.

Вчерашний шофер, имевший за плечами опыт работы в Антарктике и возглавивший компанию в перестроечные годы, Рустам Мамедович был весьма незаурядным руководителем. Но даже его поставила в тупик неожиданно возникшая проблема.

Банк, в адрес которого (и на счет «Бастиона») поступили средства, выделенные из федерального бюджета на выполнение госзаказа, под различными предлогами отказывался их выдавать, тянул резину, а вскоре и вовсе лопнул, исчезнув вместе с капиталами своих вкладчиков.

Но хоронить-то царскую семью надо было!

Первым делом требовалось срочно изготовить для Романовых ковчеги, материалом для которых должен быть дуб. Так вот, не дожидаясь перечисления федеральных денег, материал из личных сбережений оплатил Гасанов, наш директор. Пришлось шефу раскошелиться и на новый импортный деревообрабатывающий станок.

В соответствии с историческими традициями (за основу церемониала взяли похороны Александра III, последнего из императоров, погребенных в Петропавловской крепости), изнутри ковчеги оббили медными пластинами и устлали белым бархатом, а снаружи, по углам, приделали кисти в соответствие с рангом: самые большие — императору с императрицей, княжнам — поменьше, и еще меньше — слугам.

На гроб царя нужен был крест, обязательно из кипариса Ливадийского парка, такова традиция, и нарушать ее нельзя. Пришлось звонить в Крым, в Ливадийский дворец-музей с просьбой помочь найти фрагмент кипариса определенного размера и параметров. Работники музея на просьбу с готовностью откликнулись, и уже через несколько дней наши ребята встречали поезд из Симферополя с аккуратно упакованным обрубком дерева, который достался нам абсолютно безвозмездно. Недаром же на сопроводительном письме Ливадийского дворца красовался герб Крыма (тогда он был еще украинским. — Ред.) со словами «Процветание в единстве». Это адресованное мне письмо я храню до сих пор.

Не было бы счастья…

Пока шла подготовка к церемонии, наши и зарубежные журналисты пытались выискать сенсации в нашей работе. И хотя мы тщательно скрывали от них информацию о том, что надгробие и мемориальные доски временно (пока не поступили деньги) изготовлены не из натурального камня, а из щитов, оклеенных пленкой под мрамор, наш секрет каким-то образом раскрыли, сделав из мухи слона. С другой стороны, поднявшийся шумок, видимо, поспособствовал тому, что федеральные деньги больше уже не зависали в проблемном банке.

Верх мастерства проявили краснодеревщики. Все получилось очень достойно. Размеры ковчегов не вызывали чувства несоответствия уровню церемониала. Сложности могли возникнуть лишь при движении почетного эскорта из-за малого расстояния между гвардейцами, которым предстояло нести ковчеги. Пришлось им проводить специальные тренировки и корректировать торжественный шаг.

Наконец, все было готово и мастера с девятью ковчегами вылетели в Екатеринбург. Спонсорскую помощь по перевозке оказали «Уральские авиалинии». Доставляли их обычным рейсом в багажном отделении. Сопровождали груз наши мастера и сотрудница музея, сидевшие в салоне вместе с остальными, ничего не подозревающими пассажирами.

Нас не ждали…

О дальнейших событиях в Екатеринбурге я рассказываю со слов наших работников.

Прилетев в девять вечера, они с удивлением поняли, что их никто не встречает, хотя о прибытии спецбригады известили руководство города, а подготовку к церемонии курировал от правительства Борис Немцов. Так мастера и простояли с гробами на летном поле под проливным дождем, пока рабочие аэропорта не отвезли груз на склад. Ребята поселились на ночь в ближайшей гостинице, звонили в Петербург, чтобы приняли меры. На следующий день все же подъехали «Газели» и отвезли ковчеги в здание Судмедэкспертизы. В городе ходили упорные слухи, что губернатор Эдуард Россель боролся за то, чтобы оставить останки царской семьи в Екатеринбурге, сделать их местом паломничества, и чинил с этой целью всякие препятствия.

К тому времени в Екатеринбург прибыли из Москвы глава следственной бригады по особо важным делам Генпрокуратуры РФ Владимир Соловьев и антрополог Сергей Никитин. Из Петербурга приехали родственники Романовых, официальные лица, министр культуры Наталья Дементьева и главный геральдмейстер Георгий Вилинбахов. Останки переложили в ковчеги и в сопровождении почетного караула перевезли их в Вознесенский православный храм, откуда после отпевания доставили в аэропорт. Екатеринбурга. Взяв на борт почетный груз, военный самолет ИЛ-96 взял курс на Санкт-Петербург.

…Зато ждали Ельцина

Из аэропорта «Пулково» процессия из черных с золотом катафалков-мерседесов в сопровождении почетного эскорта проследовала в Петропавловскую крепость. Здесь гробы-ковчеги установили на постаментах в соборе, но отпевание все не начинали. Ждали президента Ельцина. Шептались, гадали — приедет или нет. Президент все-таки приехал. Стоял с повинной головой, и вся обстановка словно подчеркивала трагизм событий многолетней давности.

Нашему шефу посоветовали не соваться со своей физиономией в «калашный ряд». И мы тихо сидели в офисе и смотрели все по телевизору. Это было 17 июля 1998 года.

Судьба распорядилась по-своему

К 2000 году фирма наша распалась, а Гасанов, наш шеф, решил уехать на историческую родину в Азербайджан. Сказал, что у него там есть высокие покровители, поэтому, дескать, станет там жить, как нефтяной король. Даже фамилию себе и жене с дочкой сменил с добавлением «Оглы». А спустя 9 лет, в течение которых от него не было вестей, он, совершенно больной, вернулся с женой и дочкой в Питер, и на первое время я приютила его с семьей у себя.

Оказалось, «высокие покровители» обобрали Рустама до нитки, и теперь он рассчитывал на покровительство своих бывших друзей в Питере в лице прежде всего, милиционеров (как их тогда еще называли), гаишников и торгашей. Но никто из них ему не помог…

Устроился ночным сторожем в баню, а жена — дворником. Так, помыкавшись, и уехали назад в Гянджу.

Совсем другая судьба сложилась у бригадира наших краснодеревщиков Алексея Тихонова. В 2015 году его разыскали работники Музея истории и попросили изготовить два таких-же ковчега для найденных к тому времени останков царевича Алексея и Великой княгини Марии. Но он был уже не бригадиром краснодеревщиков, а директором собственной мебельной фирмы. На этом предприятии изготовили ковчеги и передали их Музею истории в Петропавловскую крепость.

Вот так по-разному складывались судьбы людей в те годы. Недаром их называют «лихие 90-е».

Справка «МН»

Кошелева Ирма Овсеевна родилась в Минске. Ее мать — журналистка — была репрессирована. В 1953 году с матерью переехала в Ленинград, где окончила Архитектурно-строительный техникум. Работала вначале в строительных организациях, позже занималась реставрацией исторических памятников. Живет в Санкт-Петербурге.

ЗАО «Бастион» было образовано 6 июля 1988 г. и долгое время являлось генеральным подрядчиком Государственного музея истории Санкт-Петербурга по капитальному ремонту и реставрации. С течением времени названия организации менялись, однако направление ее деятельности оставалось прежним — сохранение архитектурных достопримечательностей Санкт-Петербурга. За активное участие в церемонии захоронения останков царской семьи компания «Бастион» получила благодарственную грамоту от тогдашнего губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева.

Ирма Кошелева

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru