Главная / Скандалы / Трутень угольный

Трутень угольный

Кто облагодетельствовал госсубсидиями сахалинского добытчика угля ВГК с офшорным хозяином

Пока депутаты Сахалинской облдумы принимают очередной дефицитный бюджет, топ-менеджеры Восточной горнорудной компании (ООО «ВГК»), вероятно, подводят итоги уходящего года. Судя по всему, 2019-й может стать ещё более успешным, чем предыдущие, – для них, но не для стратегически важного для нашей страны Сахалина. Как вышло, что компания, «голова» которой находится на Кипре, получила беспрецедентные налоговые льготы?

Восточная горнорудная компания – ведущий производитель энергетических марок угля на Дальнем Востоке России. Она добывает сырьё на месторождениях на Сахалине и в Магаданской области. Уголь идёт в Китай, Японию, Индию, а также на Тайвань и Филиппины. Компания работает с многомиллиардными оборотами и почти полностью освобождена от налогов. При этом ВГК зарегистрирована в форме общества с ограниченной ответственностью с уставным капиталом 10 тыс. рублей и на 99% принадлежит офшорной структуре. По этой причине, а также из-за скромной официальной прибыли (на фоне гигантских оборотов) она слишком похожа на компанию-«паразита» или трутня, перекладывающую свои издержки на государство. Не потому ли богатый ресурсами Сахалин хронически нуждается в помощи федерального центра?

Правительство подбросило деньжат

Ещё пять лет назад дела у Восточной горнорудной компании шли не так бойко: под гнётом долгов она никак не могла вырваться из убытков. По итогам 2014 года чистый убыток компании, судя по всему, составил 3,1 млрд руб­лей при выручке 3,5 млрд рублей. Однако в конце 2015 года Фонд развития Дальнего Востока одобрил инвестицию в строительство инфраструктуры на Солнцевском месторождении, принадлежащем ВГК. Объём государственных вливаний составил 2,8 млрд рублей под 10,5% годовых на 10 лет, говорится в решении правительственной подкомиссии по инвестиционным проектам на Дальнем Востоке под председательством вице- премьера Юрия Трутнева.

Деньги компания планировала направить на строительство ленточного конвейера (30 километров), по которому добытый уголь будет поставляться от месторождения в порт Шахтёрск.

«Конвейер станет уникальным инженерным сооружением, подобного которому нет в России, а в мире такие объекты можно пересчитать буквально по пальцам, – пояснял председатель совета директоров Восточной горнорудной компании Олег Мисевра. – В целом проект даст нам возможность с существующих 5 млн тонн угля добычи на первом этапе, то есть до 2018 года, выйти на 6 млн и на втором, до 2020 года, – на 10 миллионов».

Однако спустя пять лет ВГК так и не смогла запустить суперконвейер. В сентябре 2019 года компания сообщила, что лишь начала предстроительные работы по реализации проекта, который надеется завершить лишь в 2021 году.

Несмотря на то, что можно назвать провалом амбициозного проекта, финансовое состояние ВГК с момента выделения госсубсидий заметно улучшилось. Уже по итогам 2016 года компания вышла в плюс: выручка составила 6,6 млрд рублей, а чистая прибыль – 1,4 млрд рублей. В 2017 году финансовые результаты удвоились: выручка – 14,5 млрд рублей (+220% к предыдущему году), чистая прибыль – 2,9 млрд рублей (+205% к показателям предыдущего года). А в 2018 году – даже почти утроились: выручка – 27,5 млрд рублей (+190% к показателям предыдущего года), чистая прибыль составила 9 млрд руб­лей (+312% к предыдущему году).

Рекордный рост доходов руководство компании объясняет сверхкомфортными условиями ведения бизнеса. «Углегорский район, где мы работаем, вошёл в действие режима свободного порта. Мы будем пользоваться льготами этого режима. <…> Режим свободного порта предоставляет беспрецедентные налоговые льготы. Мы практически освобождены от уплаты всех видов налогов. Это льготы по налогу на прибыль, имущество, социальные взносы. Единственное – от НДС нас не освободили, а от всего остального мы в принципе получили освобождение. Это очень хороший механизм. Кроме налоговых льгот действует приоритетное предоставление права на земельные участки, ускоренное оформление документов», – описывал в одном из недавних интервью председатель совета директоров Восточной горнорудной компании Олег Мисевра. Де-факто получается, что активы предприятия растут благодаря господдержке, как прямой (субсидии), так и косвенной (налоговые льготы и преференции).

Кто облагодетельствовал госсубсидиями сахалинского добытчикаугля ВГК с офшорным хозяином. фото: Aлександр  Миридонов -Koммерсантъ

Фото: Aлександр Миридонов -Koммерсантъ

При этом отдачи в виде налогов государство не получает: мажоритарным акционером ВГК является кипрский офшор «Алтрасо Венчурз ЛТД», партнёром же остаётся УК «Сахалинуголь», учредителем которой является также кипрский офшор «Аэтон Коммершиал ЛТД».

Деньги из воздуха

ВГК умудряется зарабатывать буквально на всём. Например, на льготных условиях напрямую с нефтебазы получает дизельное топливо от единственного поставщика по мелкооптовым, то есть социальным, ценам. И причём поставщик, а затем – представьте себе – угольная компания создаёт собственные заправки в Углегорске, Бошнякове и Шахтёрске и перепродаёт топливо. Вот такая «схема» с выстраиванием собственного розничного бизнеса.

Судя по всему, сверхпривлекательные условия бизнеса ВГК получает благодаря своему «административному ресурсу». Свидетельством того, насколько в ДВФО переплетены политические и бизнес-интересы, является факт, что председатель совета директоров Восточной горнорудной компании, «угольный король» Олег Мисевра является членом Общественного совета при трутневском Министерстве по развитию Дальнего Востока.

Традиционный «трутневский» подход: пару лет назад вице-премьер пожаловался на «пропажу» 64 млрд руб­лей, выделенных из бюджета на развитие аэропортов на Дальнем Востоке. По его словам, эти деньги из-за долгих согласований потратили на другие нужды.

«Пермские»

«Контролёром» от Трутнева в ВГК можно считать его старого наперсника Андрея Мотовилова. В тот момент, когда Трутнев занимал кресло пермского губернатора, Мотовилов трудился на посту заместителя гендиректора «Уралкалия» – крупнейшего предприятия Пермского края. С мая 2006 года Мотовилов возглавлял городскую администрацию города Березники, который считается вотчиной «Уралкалия». Кстати, один из владельцев Восточной горнорудной компании, Александр Несис, контролировал до 15% этого предприятия.

В 2007 году случилась катастрофическая авария на первом рудоуправлении «Уралкалия». Известно, что незадолго до этого были выделены бюджетные средства на заполнение карстовых пустот в Березниках. Однако в производство их вкладывать не спешили, работы велись ни шатко ни валко, а менедж­мент принял решение резко увеличить добычу, чтобы повысить стоимость своих ценных бумаг накануне IPO. В результате страна чуть было не потеряла одно из крупнейших в мире калийных месторождений. Тандем Трутнев – Мотовилов сыграл ключевую роль в выгораживании «Уралкалия» и восстановлении его репутации: Трутнев как министр природных ресурсов, а Мотовилов как глава города Березняки. СМИ тут же провозгласили Трутнева возможным бенефициаром «Уралкалия», в ответ он обратился в Генпрокуратуру с просьбой пресечь кампанию по его дискредитации. Он опроверг свою причастность к компании. Однако вряд ли теперь можно что-то изменить, в общественном сознании сложилось представление о том, что заместитель председателя правительства, что называется, по уши в «Уралкалии».

И вот теперь эта история с Восточной горнорудной компанией. А как ещё объяснить благосклонность Минвосток­развития к этой «ооошке», «голова» которой находится в офшоре?

Кстати

Когда Юрий Трутнев сменил кресло министра природных ресурсов на должность полпреда на Дальнем Востоке, он практически тут же взял Мотовилова своим заместителем. Андрей Мотовилов курировал внутреннюю политику, обещал «не допускать криминал в выборные органы власти» и, похоже, не забывал в Дальневосточном федеральном округе об иных интересах своего патрона.

Булат Поройков

По материалам: «Наша Версия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru