Главная / В Мире / Три дня в Китае

Три дня в Китае

Зарисовки о предновогоднем путешествии в Поднебесную

1. Адам так Адам

Предложение от Синьхуа, как всегда, оказалось неожиданным и заманчивым: «Власти Сучжоу презентует программу развития города (4–5 место по уровню ВВП в стране. — Л.А.). Не желаете слетать?»

Конечно, хочу!

В общем, следуя известной на Украине поговорке «Дают — бери, бьют — тикай», я принял приглашение китайских коллег и оказался единственным представителем России среди гостей презентации.

Хотя, прежде чем попасть в Первопрестольную, поволноваться пришлось не на шутку.

Во-первых, как я ни просил Всевышнего («только не Боинг!»), в Шереметьево меня ждал самолет именно этого типа. Единственным утешением, пожалуй, стал тот факт, что это был не Boeing 737 MAX, который чаще всего в последнее время попадал в неприятные, мягко говоря, ситуации и был благополучно снят с производства, а 777-й с литерами 300 ER и что рейс выполнял экипаж Аэрофлота.

Во-вторых, летел я (как и прежде) не только без китайского, но и английского языка, что отнюдь не прибавляло мне оптимизма. Впрочем, и в этой части меня согревало одно утешение: в точке прибытия, Шанхае, меня должен был встретить переводчик Чжан Хуасюй, о котором позаботились коллеги из московского представительства Синьхуа.

Забегая вперед, скажу, что мне помог весь комплекс подсказок, которыми меня вооружили родные и близкие, включая составленную на английском языке просьбу помочь мне связаться с переводчиком (в записке указывались его имя и номер телефона). Эту записку, воспроизведенную на экране смартфона, я и протянул своей соседке по салону самолета, когда мы покинули борт лайнера. И — о, чудо! — спустя мгновение, я услышал столь теплое слово «Привет!» от Адама — так попросил называть себя переводчик «по-русски», хотя, как вы понимаете, Адам такой же русский, как я — еврей.

Но когда мы, наконец, увидели друг друга в толпе и обнялись, я об этом думал меньше всего — Адам так Адам!

2. Переводчик в Китае больше, чем поэт в России

На самом деле в полуторамиллиардной стране специалистов такого профиля явно не хватает, особенно — с китайского на русский и наоборот. Довольно часто на работу в качестве переводчиков во время разовых мероприятий подвизаются бывшие студенты советских вузов, нарекающие себя русскими именами. Так было во время моего путешествия по «Дороге к ланчжоуской лапше с говядиной». Тогда моими переводчицами стали Света и Вика, работницы местной медико-фармакологической компании.

Русское имя Света выбрала себе исключительно по корню слова «свет». И это имя шло ей как нельзя лучше — всю дорогу Света светилась улыбкой. Вика же выбрала себе это имя исключительно по его значению: Виктория значит победа.

Переводили милые девушки ой как нелегко, постоянно доверяясь электронному словарю или, тем паче, википедии, выдававших им совершенно невероятные варианты перевода. И тогда на помощь им приходил официальный представитель правительства провинции Ганьсу господин Су Юнг (из отдела пропаганды местного комитета КПК). В отличие от «переводчиц», он не только хорошо знал русский, но и историю провинции, всей страны.

Что касается «моего» Адама, то в его судьбе есть определенные фишки, заслуживающие внимания. Когда к окончанию средней образовательной (в нашем понимании) школы стало ясно, что из лоботряса Чжана вряд ли получится высококлассный специалист, выпускнику предложили ехать учиться в Россию по программе обмена абитуриентами. Вот он и поехал, выбрав в качестве альма-матер Ленинградский университет и — внимание! — факультет журналистики, хотя после окончания толком в этой самой журналистике не работал, не считая нескольких месяцев практики в одной из захудалых газетенок Китая. Зато Адам — и это очень важно — почитался на тот момент знатоком русского языка. И это было немножко правдой, ибо, когда китайскому юноше во время учебы в СССР предложили поселиться в общежитии для иностранцев, он попросился в общежитие к русскоговорящим, где и прожил все студенческие годы, став носителем русского языка. А такой переводчик — на вес золота!

Вот почему, обняв меня в аэропорту, Адам не полез за электронным помощником в карман, а весело произнес на чистейшем русском: «Будем считать, что китайская жизнь у тебя только начинается!»

В Китае он востребованный специалист и, кроме устного синхронного перевода (во время пресс-конференций он успевал наговаривать мне на диктофон все вопросы и ответы), активно занимается техническим и другими видами переводов, помогая российским предпринимателям в ведении бизнеса в Китае.

Общаясь с русскоговорящими, Адам любит отпускать русские шутки, вставлять в разговор пословицы и поговорки, что, несомненно, добавляет доверительности общения.

Пишу эти строки, а сам думаю: кто-нибудь сейчас возьмет и спросит: а как же Адам без Евы? Что ж, отвечу сразу: Ева тоже была в лице представителя центрального аппарата агентства Синьхуа в Пекине Дзяо Мин. Но переводила она исключительно на английский. Причем, насколько я могу судить со своей греко-румейской колокольни, язык этот она знает довольно неплохо, ибо записывавшие за ней англосаксы ничего абсолютно не переспрашивали. Чего не скажешь, увы, о переводе на русский. Но мы с Адамом списывали мелкие погрешности не на трудности перевода, а на трудности… слуха.

3. Свинью здесь еще не списали…

Ступив на китайскую землю 2 января, первым делом поинтересовался, отмечают ли жители Поднебесной обычный Новый год, а если и отмечают, то — как?

В этом смысле небольшая елочка, замеченная мною в зале прилета аэропорта Пудун, стала добрым предзнаменованием: слава богу, «наш» НГ здесь хотя бы почитают.

Чуть позже елки разной величины и разной степени похожести на чудесных мохнатых русских красавиц (нередко их заменяют… мандариновые деревья) я встречал в магазинах, на площадях и улицах города. А вот шумных массовых гуляний и, тем паче, застолий по случаю наступившего 20-го увидеть не довелось.

Более того, в отеле, куда меня поместили, на каждом этаже постояльцев встречала и провожала сдававшая смену, но все еще главенствовавшая в Китае Свинья. При этом в тех же магазинах и магазинчиках уже вовсю главенствовали Крысы в виде заманчивых игрушек, календарей и прочей праздничной атрибутики. Поинтересовался у Адама, как григорианский Новый год празднуют в его семье. «А разве ты не видишь!? — улыбнулся Чжан. — Вот на тебя работаю, деньги зарабатываю!»

На самом деле доля правды в шутке Адама была. Григорианские новогодние дни в Китае мало отличаются от будничных (в глубинке «наш» новый год и вовсе игнорируют). Несмотря на то, что 1 января официальный выходной день, здесь обычно работают все магазины и многочисленные лавки, действуют банки, еще активнее снуют по улицам и закоулкам машины и электромопеды. То есть, «наш» новый год в Китае носит преимущественно коммерческий характер, под него подгоняются рекламные акции в виде скидок на те или иные товары, по примеру Европы.

Отсюда мой личный вывод: окажись я в Сучжоу в Китайский новый год, который, кстати, наступает в ночь с 24 на 25 января, уважаемый Адам не пошел бы на меня работать ни за какие деньги — будь то юани, будь то доллары, в этом можно не сомневаться. Уж слишком святой это праздник для китайцев! Начиная с 1949 года, «благодаря» Мао Цзедуну, Китайский новый год отменили, а в конце ХХ века снова вернули, на радость миллиарду соплеменников.

Как рассказал мне Адам, китайцы гуляют одну неделю официально. И столько же и еще полстолько — неофициально. Аэропорты, вокзалы, пристани в предновогодние и постновогодние дни забиты под завязку. При этом меня приятно удивило, что немало китайцев до встречи своего нового года отправляются в Россию встречать наш Новый год. Во как!

Леонид Арих

«Новый вторник»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru