Главная / Общество / Первое интервью оправданного директора фабрики «Меньшевик»

Первое интервью оправданного директора фабрики «Меньшевик»

«Хочу жить в свободной стране»

Оправданный судом присяжных экс-директор кондитерской фабрики «Меньшевик» Илья Аверьянов провел первые сутки дома. «Дети облепили, и не отпускали до утра», — радостно рассказывает он. Он беспрестанно тараторит, благодарит всех, кто ему помогал и поддерживал.

Любое освобождение человека, обвиненного по тяжкой статье, после оправдания судом вызывает шквал эмоций. Но в случае с Аверьяновым они многократно приумножаются. Причем, в то время как одни ликуют, другие негодуют ( в духе «как же так, он ведь убил человека!»).

Как встретила Илью Аверьянова семья? Что он думает о своей дальнейшей судьбе? Эти вопросы мы задали ему и близким.

Даже после того, как судья повторила, что присяжные его оправдали, Аверьяновн не понял. Сначала не расслышал, потом не поверил, что правильно расслышал.

Напомню, что Аверьянов частично потерял слух после очередной стычки с рейдерами из-за «Меньшевика». Его тогда жестоко избили — в итоге перелом носа, разрыв барабанной перепонки и труд. Но уголовное дело по этому факту так и не было возбуждено, хотя все травмы были зафиксированы. Когда он оказался в СИЗО, мы, правозащитники, добились, чтобы у него был слуховой аппарат. Этот прибор ему долго (несколько месяцев) не выдали несмотря на инвалидность по слуху. Но и после того, как он, наконец, попала в камеру, пользоваться сразу им Илья не мог: не было специалиста, который должен настроить.

— За 2 года и один месяц, что Аверьянов провел в СИЗО, мы проверяли его условия содержания много раз, — говорит вице-президент Российского подразделения Международного комитета защиты прав человек Иван Мельников. — И были ситуации, которые требовали нашего экстренного вмешательства. Началось все с того, что на него напал сокам ерник в СИЗО №4. Как считает обвиняемый, и мы склоняемся к этому же мнению (хотя доказать будет сложно), — заключенный действовал по просьбе тех рейдеров, что отняли у Аверьянова все. Потом был инцидент со следователем, после которого Аверьянов пытался покончить с собой.

Фабрикант до последнего момента чувствовал угрозу. И родные считали едва ли не чудом то, что он дожил до суда.

— Он приехал домой уже поздно, когда дети спали. — рассказывает сестра Екатерина. — И вот он первым делом подошел к кроватке младшего — шестилетнего Степы. Тот открыл глаза, улыбнулся, решил, что папа ему снится и закрыл глаза. Через несколько секунд открыл снова, вытянул руку, потрогал отца и подскочил: «Папа, так ты настоящий! Ты вернулся!». Сегодня никто не пошел ни в детский сад, ни в школу, устроили День папы.

Первое интервью оправданного директора фабрики «Меньшевик»: «Хочу жить в свободной стране»

В СИЗО Илья Аверьянов фактически потерял слух. Фото: АГН «Москва»

— Дети облепили меня и до утра не отпускали, — рассказывает сам Аверьянов. — Все было, как в рассказах Пришвина и Паустовского. Невероятно трогательно!

— Дети выросли за те два года, что вы их не видели?

— Еще как! Слоны настоящие (смеется).

— Вы сами как себя чувствуете?

— Вот я проснулся (спал до обеда, потому что заснул, как говорил уже, только утром), а сам не понял — может, еще сплю? Все будто бы нереальное. Сейчас вышел с детьми на прогулку. До этого уже пробежался по парку. Я ведь обожаю бег, а в СИЗО это было нереально. А какой тут воздух! Дышу и не могу надышаться! Вот сейчас делаю — выдох-выдох. Я счастлив!

— Вы не ожидали, что вас присяжные оправдают?

— Я на это надеялся, я знал, что это единственное справедливое решение. Но на присяжных давили, особенно в последний день. Враги-супостаты пытались повлиять на их решение. Так что до последнего не было понятно, чем закончиться.

Фото: АГН «Москва»

— Вот недруги говорят сейчас, что присяжные вас оправдали, поддавшись вашей харизме. Называют вас чуть ли не манипулятором.

— Меня оправдали, потому что присяжные — простые русские люди (это не про нацию, а про другое, вы понимаете про что). Они ходят по земле, они ездят на метро, у них нет домов на Рублевке и вида на жительство за границей. Они такие же, как я. И они поняли, что произошло на самом деле.

— И все же оправдание в убийстве — редчайшая редкость, когда есть потерпевший.

— Присяжным было сложно выносить это решение, в том числе потому что на вердикте присутствовала мать, которая потеряла своего сына в этой негодяйской ситуации. Я глубоко ей соболезную. Человека нет. Это моя боль навсегда. Мне с этим жить, и нет слов, чтобы описать мое сожаление. Но вины моей в его смерти нет в том виде, как это представило следствие. Я когда-то говорит уже вам, что если бы я хотел кого убить, то убил бы рейдеров, а не его. Я сам ведь еле выжил. Звучали факты, которые это подтверждают. Знаете, там остались в стенах такие дыры от пуль и столько… Я шел под шквальным огнем. Эксперты говорили, мол, я ужасно везучий: шансов выжить практически не было.

— То есть присяжных вы «взяли» правдой-маткой?

— Я говорил все, как было. Я ничего не скрывал. Я каждому из них верил и был открыт перед каждым. Они, снова это скажу, простые люди, как мы с вами. Я очень им благодарен все.

— Вас многие поддерживали?

— Многие! Сколько писем со словами поддержки я получил! Спасибо Уполномоченному по защите прав предпринимателей Борису Титову (уникальный случай — хоть Аверьянов обвинялся не по предпринимательской или экономической статье, а в убийстве, Титов взялся защищать его, предоставил своих адвокатов — прим.автора). И вам отдельное спасибо. Мои благодарности ОНК, которая меня спасала в СИЗО, и «МК», которая объективно писала обо всей истории.

— Чем планируете заняться в ближайшее время?

— Хочется наладить нормальную жизнь и избавить страну от негодяев с из «законными методами». Буду интенсивно заниматься с документаций, писать заявления на возбуждение уголовных дел. Добьюсь, чтобы наказали за подделку исполнительного листа приставам. Я намерен разоблачить мафию в погонах, которая использует административный ресурс, а тех, у кого его нет, считает быдлом. Теперь я еще больше знаю, кто и как все сделал. Я несколько раз сидел в автозаке с бывшим главой управления СК по Москве Дрымановым (на самом деле хороший человек). Сан Саныч рассказал мне интересные факты о тех людях, которые проводили против меня спецоперацию. Я готов назвать все имена. Эти люди по прежнему работают. Никогда не поздно бороться за правду. Я хочу жить в свободной стране и все для этого сделаю, хоть это звучит высокопарно. Но тут и правда почти шекспировские страсти.

Ева Меркачева

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru