Главная / Общество / Раздельный сбор мусора оказался на грани провала

Раздельный сбор мусора оказался на грани провала

Двухконтейнерная система оказалась неудобной и непонятной

Ряд почти одинаковых на вид мусорных баков. Один, с синей наклейкой, — для вторсырья, три других — с серой — для смешанных отходов. С января этого года так или примерно так выглядят площадки для сбора отходов в Москве. Прошло почти два месяца — появилась ли у жителей столицы привычка разделять мусор на сортируемый и «безнадежный»? У некоторых — безусловно (тем более что самые сознательные москвичи начали сортировать отходы уже несколько лет назад). Но далеко не у всех, в чем можно убедиться невооруженным глазом — достаточно лишь взглянуть внутрь баков.

Мусорная площадка на Новощукинской улице, между домами 3 и 5. Позднее утро — все, кто ходит на работу, уже проследовали к метро. Дворники берут большую снеговую лопату, перчатки и просто перекладывают отходы из «смешанных» баков (напомним, их большинство) во «вторсырье».

— Остальные баки переполнены, — оправдывается коммунальный работник. — К тому же все равно весь мусор везут в одно место…

С одной стороны, это чистая правда: смешанные отходы и вторсырье собирают разные мусоровозы, но везут все на одну и ту же базу сортировки. Но ключевое слово здесь именно последнее — «сортировка». Потому что и смешанные отходы ей подвергаются — только в них полезного отделяемого обычно не более 10%, а в баках «вторсырье» доходит до 40%. Так что решение дворников по-своему логично, но есть нюанс: мотивацию разделять мусор в квартире — то есть заводить не один, а два мусорных пакета и выбрасывать их в разные контейнеры — это полностью разрушает. Ну кому охота трудиться и разделять, если прямо в контейнере все тут же смешивают?

Контейнеры лишь иногда различаются цветом. Фото: Антон Размахнин

— С переходом на эту двухбаковую систему у нас тут полный упадок раздельного сбора, — рассказывает Ирина Алексеева, живущая на Ленинском проспекте. — Контейнеры помечены только мелкими цветными стикерами, притом увидеть их очень трудно: площадка закрыта на замок, нужно тянуться к узкой щели над воротами. Между тем до конца 2019 года на площадке стояли доступные и понятные сетки для вторсырья — пластик, стекло. И мы привыкли туда собирать именно эти вещи, их вывозили, мы видели толк от наших усилий. Сейчас все как будто идет в один контейнер — нет смысла нам этим заниматься.

Между тем смысл все-таки есть: как рассказывают сами переработчики и их клиенты — производители вторичной упаковки, для вторсырья критически важна его чистота. Например, бумажные отходы от офисной работы (белая бумага) — это чистое вторсырье, газеты и глянцевые журналы — тоже, а вот бумага, промокшая и пропитанная другими отходами (например, израсходованные бумажные салфетки или бумажная упаковка от сэндвичей) в переработку практически не годится. Только на свалку. То же самое и с пластиком: как рассказал «МК» представитель одной из крупнейших международных пищевых компаний, действующих на российском рынке, при избытке пластиковых бутылок в отходах отсортировать пригодные к повторному использованию очень трудно. «Портит все, грубо говоря, борщ — то есть пищевые отходы. Чтобы пластик был пригоден к переработке снова в те же самые бутылки — нужно, во-первых, выбрасывать его уже промытым, а во-вторых, не смешивать с пищевыми отходами в контейнере и на сортировке».

Именно поэтому, по оценкам Росприродназдора, переработке сейчас подвергается всего 7% образующихся ежегодно твердых бытовых отходов. А общая площадь мусорных полигонов тем временем в России достигла 4 млн гектаров — это площадь всей Московской области!

Еще одну попытку решить проблему предприняли в Госдуме — так, законопроект, предлагаемый депутатом Александром Фокиным, предусматривает «инвестиционный сбор» не с населения и не с производителей продукции, а с изготовителей упаковки. Почему так — депутат поясняет просто: производителей упаковки в стране около 5000, а производителей товаров — около 180 тысяч. Предполагается, что на собранные деньги (а это по первым прикидкам более 30 млрд ежегодно) удастся создать перерабатывающую индустрию.

— Начинать именно с упаковки разумно, — оценивает Вадим Петров, глава проектного офиса «Чистая страна» Минприроды. — Дело в том, что упаковка составляет около 50% объема ТБО. К тому же у тары самый короткий жизненный цикл. Какие еще группы товаров включать в список для расширенной ответственности производителя (РОП) — определится чуть позже, но начинать надо с упаковки. Ее стопроцентная оборачиваемость позволит значительно сократить захораниваемый на полигонах объем ТБО и повысить чистоту фракций.

Пока законодатели и лоббисты пытаются решить проблему с одной стороны — работая с производителями, на уровне потребителя, то есть обычного человека, «генерирующего» отходы, вопросов пока больше, чем ответов. Ответственность производителя должна быть увязана со стимуляцией раздельного сбора — с этим согласны практически все, но какие рычаги использовать для этой стимуляции?

— В тех странах, где уже давно действует раздельный сбор отходов, разница в цене кубометра вывозимого мусора очень велика — смешанные отходы принимаются по фактически запретительному тарифу, а вторсырье дешево или, в некоторых случаях, бесплатно, — рассказал «МК» представитель одного из столичных операторов ТБО. — Мы думаем о том, можно ли подобный алгоритм ввести у нас, но есть большая проблема. Жители хотели бы скидок, и тогда — если им это будет дешевле — согласны сортировать отходы. К тому же, что вывоз смешанных отходов сильно подорожает, не готовы. Если же тариф на смешанные отходы сохранится на нынешнем уровне, мы попросту не вытянем экономику процесса.

Зачем вообще сортировать отходы — москвичам пока непонятно. Фото: Антон Размахнин

Пока что рассчитывать приходится только на сознательность граждан, признают многие участники отрасли. И эта сознательность имеет вполне реальное выражение: по наблюдениям операторов ТБО, дополнительно установленные в некоторых дворах сетки для пластика — а их ставили там, где сознательные жители этого просили, — давали до 90% пригодного для переработки сырья. Однако эта система была обнулена после унификации двухконтейнерного сбора в начале этого года. Сейчас в ряде районов Москвы ведутся эксперименты с разметкой площадок, наглядной агитацией и другими инструментами. Но на новое «воспитание» экологической сознательности может уйти еще несколько лет.

Антон Размахнин

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru