Андрей Крайний: Eвразийская экономическая интеграция преодолевает инерцию

В этом году исполнилось пять лет с момента вступления в силу Договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС)

Теперь актуальны вопросы: кто получает наибольшую выгоду от евразийской интеграции? Почему темпы её развития замедлились? Что нужно сделать для создания общего финансового рынка ЕАЭС? Какие возможности открылись для Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии и России?

«Как известно, – сообщил «Новым ведомостям» Андрей Крайний, заместитель председателя правления Евразийского банка развития, – проект документа о стратегических направлениях развития евразийской экономической интеграции до 2025 года разработан и находится в высокой степени готовности. Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович, сообщил недавно, что текст проходит финальную стадию согласования. Одно из ключевых положений – снятие всех барьеров и ограничений между странами-участницами. Стратегия предполагает реализацию права свободного передвижения товаров, услуг, рабочей силы и финансов».

Существующие барьеры не являются определяющими в торговле, но создают массу препятствий для бизнеса и для людей. Создаётся впечатление, что союз ничего не дает.

«Однако, – продолжает Андрей Крайний, – надо помнить, что в этом году не только исполняется пять лет Договору о ЕАЭС, но и 10 лет с момента создания Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС. 1 января 2010 года были введены в действие единые системы таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, а с 1 июля 2010 года – Таможенный кодекс, позволивший отменить таможенное оформление товаров во взаимной торговле Беларуси, Казахстана и России. Таким образом, оформилась единая таможенная территория трёх государств. Полагаю, что именно от сюда начался процесс реальной экономической интеграции. Таможенный союз доказал свою жизнеспособность и дополнился фундаментальными элементами единого экономического пространства, а также расширился присоединением Армении и Киргизии в Евразийский экономический союз».

К 2025 году планируется создать единый финансовый рынок ЕАЭС. Реален ли полный переход на взаиморасчёты в национальных валютах и создание общей, наднациональной, валюты в обозримом будущем?

«На мой взгляд, есть хороший пример, – говорит Андрей Крайний, – Это соглашение о поддержании обменных курсов национальных валют в определённых пределах, которое действовало в странах Европейского экономического союза в 1979-1992 годах. Оно предусматривало взаимные обязательства по обеспечению установленных пределов колебаний курсов национальных валют относительно друг друга и механизмы взаимной помощи в случае угроз дестабилизации какой-либо из них. Насколько известно, ЕЭК уже занимается предложениями по разработке и внедрению механизма стабилизации валютных курсов на основе утверждения границ взаимных колебаний национальных валют, а также системы мер по переходу на расчёты в национальных валютах во взаимной торговле. ЕЭК вполне могла бы заняться и подготовкой предложений по введению единой наднациональной расчётной единицы. Все необходимые условия для принятия подобного соглашения в рамках ЕАЭС есть: значительные валютные резервы и положительный торговый баланс, которые позволяют обеспечить долгосрочную стабилизацию обменного курса рубля, объективно являющегося «якорной» валютой ЕАЭС, общий рынок, моментально реагирующий на валютные интервенции центральных банков».

Олег Злобин

Ранее

В России предложили решение проблемы проституток

Далее

Смерш, заградотряды и штрафные роты

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru