Главная / Общество / «Дочка» владельца «Билайна» решила возобновить иск к Канаде на $1,8 млрд

«Дочка» владельца «Билайна» решила возобновить иск к Канаде на $1,8 млрд

Египетская «дочка» холдинга VEON, владеющего в России «ВымпелКомом», четвертый год судится с Канадой. Первый иск о компенсации $1,8 млрд из-за неравного подхода к защите инвестиций она проиграла и теперь требует пересмотра дела

Египетская компания Global Telecom Holding (GTH), «дочка» нидерландского холдинга VEON (до марта 2017 года назывался VimpelCom), обжаловала решение Международного центра по урегулированию инвестиционных споров при Всемирном банке (International Centre for Settlement of Investment Disputes, ICSID), попросив возобновить иск на $1,8 млрд против Канады, сообщило отраслевое издание Global Arbitration Review. VEON владеет российским «ВымпелКомом» (бренд «Билайн»), а его основным акционером является LetterOne Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева.

Инициированный в мае 2016 года спор в трибунале при Всемирном банке касается четвертого по числу абонентов канадского оператора Wind Mobile (сейчас работает под названием Freedom Mobile) — GTH инвестировала в компанию с 2008 года, но в 2014 году продала ее из-за «невозможности получить в ней операционный контроль» в силу действующих в Канаде ограничений на иностранное участие в операторах связи, использующих радиочастоты. Новые владельцы затем смогли перепродать Wind Mobile по цене, в несколько раз превышающей цену покупки. По мнению египетской «дочки» VEON, канадские власти при регулировании деятельности Wind Mobile нарушили двустороннее канадско-египетское соглашение о взаимной защите инвестиций.

Первоначально — в марте 2020 года — трибунал ICSID принял решение в пользу канадских властей. На сайте ICSID есть информация о том, что заявления об аннулировании этого решения подали представители как GTH, так и правительства Канады. РБК направил запрос представителю канадского правительства, отвечающему за международные отношения. Представитель VEON не ответил на вопросы РБК.

Суть обвинений в адрес Канады

Египетская GTH считает, что власти страны нарушили соглашение с правительством Египта о продвижении и защите инвестиций от 1997 года, а именно:

  • не обеспечили справедливого и равноправного обращения с компанией и полной защиты и безопасности инвестиций;
  • предоставили менее благоприятный инвестиционный режим, чем канадским инвесторам;
  • блокировали продажу Wind Mobile действующему мобильному оператору.

Канада была не согласна с претензиями GTH и настаивала, что трибунал ICSID не обладает юрисдикцией в отношении этого спора, поскольку заявитель не попадает под определение «инвестор» из соглашения от 1997 года: он должен иметь постоянное присутствие в Египте, тогда как после перехода контроля над GTH к VimpelCom (ныне VEON) часть функций по управлению компанией перешла в штаб-квартиру холдинга в Амстердаме.

В марте 2020 года арбитраж ICSID подтвердил свою юрисдикцию для рассмотрения спора между GTH и Канадой, но по существу дела отказал компании в требованиях, посчитав, что GTH не сумела доказать нарушения инвестиционного соглашения со стороны канадского правительства, и отказав ей в компенсации.

Как работает ICSID и кто там судился

По правилам ICSID спор решает трибунал из трех арбитров: по одному назначает каждая сторона, третий, председатель, назначается по согласованию со всеми. В ICSID обращались и другие компании с российскими корнями: в 2018 году МТС подала в эту структуру требования к Туркменистану из-за того, что власти вынудили прекратить работу местной «дочки» оператора. В начале того же года арбитражный иск к Белоруссии подала российская железнодорожная компания «Гранд Экспресс» из-за ликвидации совместного производства грузовых вагонов в Осиповичах. В конце 2017 года российский банкир Григорий Гусельников (также имеет гражданство Великобритании) подал требования к Латвии из-за давления на PBN Banka (бывший Norvik Banka).

История инвестиций GTH в Канаде

Египетская GTH впервые инвестировала в канадскую Wind Mobile в 2008 году, когда контролировалась структурами египетского бизнесмена Нагиба Савириса. VimpelCom (будущий VEON) стал собственником GTH в 2011 году после сделки по объединению с активами Савириса.

На момент выхода GTH на канадский рынок в стране действовало правило, согласно которому не менее 80% голосующих акций компании, использующей радиочастотный спектр, должны принадлежать местным инвесторам. Чтобы соответствовать этому правилу, как следует из материалов трибунала при Всемирном банке, GTH заключила инвестиционные соглашения с канадскими Globalive Communications Holdings Ontario Inc. и Mojo Investments Corp. По этим соглашениям GTH предоставила аванс в размере стоимости лицензий и имела право в будущем получить контроль над голосующей долей Wind Mobile — тогда в Канаде обсуждалось смягчение ограничений на иностранное владение для пользователей радиочастот, указывала GTH.

За частоты для оказания услуг мобильной связи в Канаде Wind Mobile заплатила на аукционе 442,1 млн канадских долларов ($470 млн по среднему курсу за тот год) и в конце 2009 года запустила сеть мобильной связи. Однако другой местный мобильный оператор Public Mobile обратился в суд, оспаривая разрешение на работу для конкурента из-за несоблюдения ограничения для иностранцев. Судебное разбирательство закончилось весной 2012 года в Верховном суде Канады проигрышем Wind Mobile.

Фото: Mohamed Abd El Ghany / Reuters

Фото: Mohamed Abd El Ghany / Reuters

В середине 2012 года канадские власти все же смягчили требование о доле иностранцев в компаниях, использующих частоты: оно перестало распространяться на тех игроков, чья рыночная доля была меньше 10%. На этом основании GTH обратилась за разрешением на получение контроля над голосующей долей оператора, но ей отказали по соображениям национальной безопасности.

После неудачи GTH задумалась о продаже бизнеса в Канаде, но не смогла реализовать свою долю ни одному из действующих мобильных операторов, которые могли бы предложить лучшую цену. Как указывала GTH в ходе разбирательств в трибунале, она считала, что по окончании пятилетнего периода после проведения аукциона по частотам (в 2008 году) запрет на их продажу кому-то из существующих операторов будет снят. Но в 2013 году канадские чиновники в неофициальных беседах дали понять, что не одобрят подобную сделку, то есть правила игры были изменены, настаивает GTH. Если бы компания знала о таком запрете заранее, это повлияло бы на ее решение об инвестициях в местный рынок.

Трибунал, впрочем, пришел к выводу, что Канада не вводила GTH в заблуждение: принимая решение об инвестициях в местный рынок, компания могла иметь недостаточно информации от своих партнеров и советников или неправильно ее интерпретировала, имела завышенные ожидания.

В 2013 году VimpelCom зафиксировал обесценивание инвестиций в Канаде в размере $764 млн, а осенью 2014-го объявил о продаже доли в канадском активе из-за «невозможности получить над ним операционный контроль». На тот момент у канадского оператора было около 740 тыс. абонентов, по этому показателю он занял четвертую позицию на местном рынке после Rogers, Bell и Telus. В итоге покупателем Wind Mobile выступил консорциум канадских инвесторов при участии одного из акционеров Wind Mobile — Globalive Capital. Как следует из материалов трибунала, сама египетская компания получила от сделки 11 млн канадских долларов, еще 135 млн канадских долларов (около $110 млн на тот момент) получил VimpelCom в счет уплаты долга Wind Mobile. Также покупатель взял на себя долг оператора перед поставщиками оборудования на 160 млн канадских долларов ($130 млн).

В следующем году Wind Mobile получила на аукционе новые частоты за 56,4 млн канадских долларов и часть радиочастотного ресурса от конкурирующих Rogers, Shaw и Mobilicity, которым регулятор разрешил объединиться. И в конце 2015 года новые владельцы Wind Mobile продали ее компании Shaw уже за 1,6 млрд канадских долларов.

Шансы на пересмотр дела в арбитраже при Всемирном банке

При получении жалобы GTH о возобновлении иска против Канады по компенсации $1,8 млрд ICSID должен сформировать специальную комиссию. Она может подтвердить решение арбитража (в большинстве случаев так и происходит) либо отменить его полностью или частично. Комиссии также предстоит рассмотреть заявление Канады о частичной отмене арбитражного решения.

По правилам ICSID заявление об отмене арбитражного решения можно подать только по ограниченным, в основном процедурным, основаниям: если трибунал был неправильно составлен, злоупотребил своими полномочиями, кто-то из его членов был коррумпирован, не были внятно изложены причины решения и т.п. Пока неизвестно, на какие основания ссылается GTH, содержание жалобы Канады также не известно.

Если комиссия отменит решение арбитражного трибунала, то GTH сможет подать заявление о формировании нового арбитража ICSID, который заново рассмотрит спор. В этом случае у GTH снова появится шанс взыскать компенсацию с властей Канады, размер которой определит новый арбитраж. Однако, по данным Global Arbitration Review, в 2011–2018 годах лишь 3% дел об отмене арбитражных решений ICSID приводили к успеху заявителя.

Анна Балашова, Иван Ткачёв

По материалам: «РБК»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru