Главная / Экономика / Обещанного три года ждут

Обещанного три года ждут

Когда начнет расти экономика России

Нынешний спровоцированный коронавирусом кризис — самый мягкий за последние два десятилетия, заявили аналитики АКРА. Но они считают, что рост ВВП России сможет приблизиться к своему потенциалу в размере 1,5-2% только после 2023 года. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты лишь частично разделяют такой оптимизм и указывают на беспрецедентную неопределенность в экономике, что уже само по себе является шоком.

Если сравнить периоды 1998 года, 2008-2009 и 2014-2015 годов с нынешним кризисом, то ситуация выглядит не такой уж негативной, считают в Аналитическом кредитном рейтинговом агентстве (АКРА).

Текущий экономический спад характеризуется «более стабильными ценами на основных макрорынках (кредитный, валютный и рынок труда). В результате того, что процесс адаптации сконцентрирован в отдельных отраслях, долгосрочные последствия кризиса могут быть малы по историческим меркам», — отмечают аналитики.

Они также прогнозируют, что «инфляция может в течение значительного времени отклоняться вниз от целевого значения». То есть, рост цен замедлится и это хорошо для потребителей товаров и услуг.

Возвращение к потенциалу затягивается

АКРА ожидает в будущем «укрепление рубля относительно уровней середины ноября». Рубль отыграет как минимум 4%, а в лучшем случае даже 15%.

В итоге оптимистический вариант прогноза выглядит так: ВВП в реальном выражении может вырасти более чем на 3,5% в 2021 году «за счет существенно меньшей жесткости вводимых во время новых волн COVID-19» ограничений. А в пессимистическом сценарии экономический спад ожидается в этом году и в следующем. В результате ограничений и падения внешнего спроса экономика России и в 2021 году будет работать ниже своего потенциала.

«В среднем по году отклонение ВВП от потенциального уровня составит около -8% по сравнению с -4,5–5% в 2019 году», — прогнозируют эксперты АКРА.

Из прогноза следует, что в только 2021 году может начаться восстановление до потенциально возможного роста экономики. При этом, потенциал оценивается всего в 1,5-2% ВВП. Этих скромных «около двух процентов» получится достичь только через три года.

«Потенциальные темпы экономического роста превысят 2% после 2023 года», — считают аналитики. По их мнению это может произойти благодаря временному росту доступных трудовых ресурсов. Прирост численности рабочей силы будет связан «с эхом беби-бума 1980-х, а также эффектом пенсионной реформы, переходный период которой закончится в 2028 году».

А вот положительные эффекты, например, от государственных мер стимулирования «будут сравнительно менее ощутимы».

Дефолт пока не светит

Прогнозы аналитиков российского агентства перекликаются с оценками международного рейтингового агентства Moody’s. «Последствия пандемии и меры, принятые государствами для их сдерживания, вызвали экономический, финансовый и социальный шоки, которые продлятся до 2021 года и позднее», — сообщило агентство 10 ноября.

Эксперты Moody’s указывают, что за последние 30 лет в мире случилось 68 государственных дефолтов. При этом 60% из всех посчитанных в этом году 108 суверенных рейтингов были негативными. Этот показатель хуже, чем в 2019 году (20%) и в 2018 году (30%). При этом Moody’s как и другое рейтинговое агентство S&P держит рейтинг России на самой нижней ступени инвестиционного уровня (Baa3).

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», настроены не менее пессимистично. Более того, некоторые из опрошенных экспертов сейчас отказываются от объявления прогнозов даже на перспективу одного года. Глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик предполагает, что ВВП России к концу текущего года в результате последствий распространения COVID-19 может сократиться на 5%, а что будут дальше — неизвестно.

Доцент кафедры «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» Факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов говорит, что любой прогноз по ВВП невозможен без прогноза динамики развития эпидемии.

«До массовой вакцинации любые прогнозы такого типа априори буду очень не точными. Главный фактор, доминирующий сейчас над всеми другими, — это эпидемия и ограничения, с ней связанные. Это влияет настолько сильно, что нивелирует любые экономические стимулы», — считает Хестанов.

2021 год вполне может стать временем выхода России из рецессии на фоне восстановлении мировой экономики и росте спроса на сырьевые товары, отмечает гендиректор «УК Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев. «Но для того, чтобы это восстановление превратилось в устойчивый рост необходимо, чтобы российский ВВП приблизился к потенциальному уровню, то есть, должно быть полное и эффективное использование ресурсов и мощностей при полной занятости населения», — говорит Лосев.

Основной негативный фактор для ВВП связан с сокращением внутреннего спроса, отмечает аналитик Института комплексных стратегических исследований Дмитрий Плеханов. «Слабый спрос запустил целый ряд неблагоприятных процессов в российской экономике — снижение доходов населения, рост безработицы, что в целом привело к росту неопределенности, а это само по себе является негативным фактором для экономики», — говорит Плеханов.

Ситуация осложняется тем, что внешний спрос, в отличие от предыдущих лет, не может обеспечить российской экономике поддержку. Доходы от экспорта снижаются и ожидать существенного, а самое главное быстрого восстановления цен на сырьевые товары, как это было 2016-2017 годах, не приходится, добавляет Плеханов.

На одном только внешнем спросе на сырье российская экономика точно не восстановится, согласен Лосев. «Без дополнительной государственной поддержки и без благоприятных условий для инвестиций (а правительство умудрилось повысить налоги даже сейчас) и под риском новых санкций российская экономика будет возвращаться к уровням 2019 года не менее двух лет», — добавляет гендиректор «УК Спутник — Управление капиталом».

В слабости вся наша сила

По мнению главного экономиста BCS Global Markets Владимира Тихомирова, в следующем году российский ВВП вырастет на 3,3% относительно 2020 года, но при условии что мировая экономика выйдет из кризиса по итогам второго полугодия. «Выход из кризиса на зарубежных рынках повлечет за собой рост спроса на сырье, поддержит цены на нефть и опосредованно – российскую экономику и рубль, который может укрепиться к концу следующего года до 71,1», — говорит Тихомиров.

«Как ни парадоксально, пандемия показала как раз обратное: традиционные слабости российской экономики — монополизация, большая доля сырьевых отраслей, неразвитость сферы услуг и туризма — оказались ее преимуществами, так как позволили снизить экономические потери именно в тех секторах, которые наиболее пострадали от снижения спроса», прокомментировал Тихомиров вопрос о том, какие проблемные места в стимулировании экономического роста выявила пандемия.

Аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин уверен, что 2021 году российская экономика может вырасти на 5% год к году. «Это оптимистичный вариант, а базовый, он же консервативный прогноз прироста ВВП РФ, соответствует официальному и составляет 3%», — говорит Осин.

«Вероятный диапазон курса USD/RUB на конец 2021 года составляет 50-77 руб. за единицу американской валюты. Базовый целевой уровень в рамках данного сценария составляет 62 рубля за доллар США», — заключает Осин.

Смотреть с оптимизмом его вдохновляют среди прочих факторов «недавние перестановки в правительстве, в рамках которых ряд ключевых постов получили «крепкие хозяйственники», отлично знающие ситуацию в своих отраслях».

«Рост, базирующийся только на государственной поддержке, крупных частных и госкомпаниях — неустойчивый и нездоровый рост. В то же время, опора на крупный бизнес позволила нашей экономике пройти пик коронакризиса с меньшими потерями, чем многие развитые и развивающиеся страны», — считает директор по инвестициям компании Lockoinvest Дмитрий Полевой, осторожно прогнозируя рост ВВП, учитывая текущий уровень неопределенности, в обширном диапазоне 2,5-3,5%.

Рустем Фаляхов

По материалам: «Газета.ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru