Главная / Общество / Два села в Забайкалье бросили пить ради участия в конкурсе

Два села в Забайкалье бросили пить ради участия в конкурсе

«Женщины наши сплотились»

Вы удивитесь, но в России есть деревни, где люди вообще не пьют.

Конечно, отказаться от алкоголя наши сограждане решили не потому, что они такие сознательные. Причина совсем в другом.

Как живется людям при «сухом законе» и почему статус «трезвого села» зачастую не оправдывает себя — в материале «МК».

В сентябре село Ульяновка Забайкальского края одержало победу в конкурсе «Трезвое село». С тех пор территорию объявили зоной, свободной от алкоголя. На въезде в село установили знак «Продажа алкоголя запрещена».

Мы связались с главой сельского поселения Светланой Номоконовой, чтобы узнать, как обстоят дела в Ульяновке после оглушительной победы.

— За два с лишним месяца что-то изменилось в Ульяновке?

— Особо ничего не изменилось. Не скажу, что совсем удалось искоренить пьянство в Ульяновке. Справедливости ради, мы и не добивались «сухого закона», просто хотели закрыть нелегальные точки, где торговали алкоголем, — начала Светлана Валерьевна.

— Закрыли?

— В Ульяновке больше ни в одном доме не продают алкоголь.

— В магазине тоже не продают?

— Так нет на селе магазина. Иногда приезжает машина, доставляет хлеб.

— Кроме хлеба, больше ничего не привозят?

— Больше ничего. Поэтому там и торговали водкой и пивом на дому. Наши местные женщины сплотились, провели с нелегальными предпринимателями беседы. Добились, чтобы лавочку прикрыли.

— Что за беседы такие?

— Ладно, признаюсь, не одними беседами избавились от проблемы. Дело в том, что деревенские мужчины брали алкоголь в долг. Их жены просекли это дело. Когда мужья отдавали супругам зарплату, женщины отказывались погашать долг за алкоголь. Продавцам крепких напитков стало невыгодно держать точку.

— Среди местных есть те, кто недоволен таким положением вещей?

— Если кому надо махнуть, те едут в соседнее село за 7 км, где есть магазин, там всего в избытке. Правда, зимой особо туда не наездишься, летом проще — сел на лошадь и вперед. Впрок тоже не могут закупиться, денег не хватит.

— Просветительскую работу о вреде пьянства проводите на селе?

— К нам приезжают сотрудники организации «Трезвое Забайкалье» с просветительскими беседами. В ДК народу демонстрируют соответствующие фильмы, раздают листовки, проводят анкетирование. Сейчас снова скинули нам анкету, надо заполнить. Там всего три вопроса: готовы ли вы продолжить реализацию проекта «Трезвое село», что изменилось в семье с принятием трезвых традиций и достаточно ли информации по трезвому образу жизни.

ФОТО: VALERIANOVSK.RU

— Такие мероприятия все село посещает?

— Кто пассивный, те не ходят.

— Праздники у вас тоже насухую отмечают?

— Праздники проходят в сельском клубе. На столе — чай, компот, квас.

— Жители соседних сел, наверное, посмеиваются над ульяновскими?

— Конечно, посмеиваются. Но наши инициативные женщины пресекают насмешки заявлением: «А вам слабо?»

— За участие в «трезвом» конкурсе положены призы. Вы что-то получили?

— Нам установили воркаут-площадку.

— Зачем вам спортплощадка? В селе, наверное, и детей нет.

— В Ульяновке живет всего 180 человек. Есть немного детей. Но мы намерены участвовать в конкурсе и в 2021 году. Уже отправили заявку. Нам нужно дороги отремонтировать, остановку для школьного автобуса сделать. От трактора бы не отказались, чтобы вопрос с чисткой дорог решить и с подвозом воды. А то у нас есть две водокачки, воду привозят частники. Так что хочешь жить в человеческих условиях, придется завязать с алкоголем.

ФОТО: АДМИНИСТРАЦИЯ ШИЛКИНСКОГО РАЙОНА ЗАБАЙКАЛЬЯ

«Алкоголиков по головам посчитаем»

По стопам Ульяновки пошло еще одно село в Забайкальском крае. Жители Тырина в 2021 году планируют стать второй трезвой зоной в регионе.

Дмитрий Матвеев, глава сельского поселения Верхне-Ульхунского Кыринского района, в которое входит Тырин, поделился, зачем ему это надо.

— Мы так и не успели начать работы для участия в конкурсе, подвел коронавирус, — рассказывает Дмитрий Геннадьевич.— Весной успели провести сход жителей, люди единогласно проголосовали за «сухой закон» в деревне. Остальные мероприятия пришлось отложить до лучших времен. Надеемся с января возобновить подготовку к конкурсу.

— Прямо так все жители единогласно и проголосовали?

— У нас жителей не так много, всего 210 человек. Кому охота при всех говорить: «Я против»? Алкоголиком себя никто не хочет выставлять, даже если таковым и является.

ФОТО: VALERIANOVSK.RU

— У вас, наверное, одни пенсионеры остались, кому там пить?

— Поверьте, в селах некоторые пенсионеры пьют больше молодых. Старику есть на что пить, он пенсию получает. А вот молодому неработающему человеку труднее выходить из положения.

— Значит, алкоголики все-таки есть?

— А где их нет? Но на селе проблему с продажей нелегального алкоголя мы решили. По домам не торгуют, в местном магазине реализация крепких напитков запрещена, лицензии у хозяина ларька нет. Да и поймите, пьяный человек на селе — беда, что угодно может натворить. А полиции в Тырине нет.

— Чем у вас торговали раньше, самогон гнали?

— Бросьте, обычный спирт из Читы возили и продавали здесь маленькими дозами, по 100–200 граммов. Разбавил — получил бутылку. В 2014 году я занял пост главы, так в то время в каждом втором доме торговля велась. Начал воевать. Мне и угрожали, и имущество поджигали, и анонимки на меня писали, через все прошел, но победил.

— Почем продавали спирт?

— В соседних селах до сих пор продают, вроде по 80–100 рублей за 200 граммов. Четыре года назад по 40–50 рублей отдавали. Дешевле, чем магазинная бутылка водки.

— Если вы сами справились с проблемой, зачем вам участвовать в конкурсе?

— Надеемся получить денежный приз, чтобы решить некоторые вопросы в деревне. Нам ведь маловатенько денег из бюджета выделяют. На два села дают 5 миллионов рублей в год. На эти средства надо «коммуналку» оплатить, зарплату сотрудникам, отопление, да все на свете.

ФОТО: АДМИНИСТРАЦИЯ ШИЛКИНСКОГО РАЙОНА ЗАБАЙКАЛЬЯ

— Что нужно для победы?

— Честно говоря, я точных критериев не знаю. Может, отправят к нам сюда комиссию с проверкой, будут смотреть, сколько неблагополучных семей на селе, много ли пьющих. Чем меньше таких, тем больше шансов победить.

— Комиссия алкоголиков считать по головам будет?

— Не могу до конца понять. Жду, когда пояснят мне ситуацию. Я понимаю, что побороть алкоголизм в провинции — дело неблагодарное. Да я и не против, чтобы человек пил. Не вижу ничего страшного, если мужик дома посидел, напился, на следующий день вышел на работу. Это нормально. Горе, когда люди неделями, месяцами, годами не просыхают.

— Сколько деревень в вашем подчинении?

— В нашем поселении две деревни. Второе село побольше, там 800 с лишним человек проживает. Вот оно еще не готово к таким подвигам. Там в магазинах торгуют спиртным. Пожалуйста, с 9.00 до 18.00 можешь спокойно купить алкоголь.

— Вы сами не пьете?

— Почему, выпиваю. Раз в полгода. Некогда мне, поймите.

ФОТО: VALERIANOVSK.RU

«В принудительном порядке закроем магазины»

Помимо Забайкалья в России есть и другие регионы, где ведется война с пьянством. Лидирующие позиции в этом плане занимает Башкирия.

В 2021 году за звание трезвого села в Башкирии решило побороться село Железнодорожный в Белорецком районе. Ответственным за проведение конкурса назначили заведующего местным ДК Александра Житнюка.

— Я заступил на должность заведующим сельским клубом с июля. Меня сразу и бросили на организацию конкурса. Теперь на мне вся нагрузка,— начал Александр. — Мы считаемся большим селом, население больше 3 тысяч человек, искоренить пьянство будет сложнее.

— Речь ведь о трезвом образе жизни идет, а не о концертах.

— На конкурс мы должны предоставить отчет, какие у нас спортивные, творческие люди живут. Показать, что мы не выпиваем, а занимаемся делом. Люди поют, танцуют либо что-то еще делают.

— Никто не мешает человеку после танцев и песен заложить за воротник?

— Конкурс предполагает, что будут проводиться рейды на селе. Комиссия проверит, сколько человек употребляют, на кого полиция составляла протоколы. Пьющим раздадут памятки.

— Пришли люди на встречу?

— Пришли, куда же они денутся.

— Бросили после этого пить?

— Знаю, что один человек бросил, его даже вернули на работу.

— Если на селе много пьющих, то шанс на победу в конкурсе понижается?

— Этот фактор, возможно, повлияет.

— В магазинах у вас продают спиртное?

— Конечно, есть даже специализированный винно-водочный магазин.

— При таких раскладах шансов на победу у вас немного.

— Мы планируем договариваться с хозяином магазина, чтобы он делал трезвые недели и месяцы. Не продавал товар.

— Он не согласится, выручка дороже конкурса.

— Значит, будем в принудительном порядке заставлять.

— Такое возможно?

— Куда же деваться! Если хотим денег, надо подчиниться.

— Как жители села относятся к такой инициативе?

— Некоторые возмущаются, мол, на селе никаких развлечений нет, а вы хотите, чтобы мы пить бросили. У нас действительно нет ни кафе, ни Дома культуры, ничего. Взрослым проводить свободное время негде.

— Как нет ДК, вы же заведующий домом культуры?

— Должность такая есть, а помещения нет. Старое здание ДК больше вагончик напоминает, оно в аварийном состоянии. Я сижу в здании старой школы, мне выделили маленький кабинетик. Новая школа тоже требует капитального ремонта, с 1956 года она, с тех пор даже окна не заменили. На эти нужды сложно выбивать средства, вот и приходится в конкурсах участвовать.

— Много пьют у вас?

— Бомжей и алкашей на улицах нет.

— Баннеры, пропагандирующие трезвый образ жизни, повесили в селе?

— У меня на работе висят плакаты, школьники рисовали. Ну а в самом селе ничего такого нет. Мне кажется, у нас даже указателя при въезде в село нет, а вы говорите — баннеры.

В октябре Свердловская область тоже определила в своем регионе самое непьющее место. Победил поселок Валериановск Качканарского городского округа. Местный житель рассказал, что происходит на его родине после триумфа: «Борьбу за трезвый образ жизни здесь как не вели, так никто и не ведет. Кому надо, выпивают. О том, что Валериановск победил в конкурсе, жители узнали из соцсетей, по радио еще передали. Приз составил 560 тысяч рублей. На эти деньги решили строить скейт-парк. Зачем он нужен — поселок в недоумении. У нас ни одного скейтбордиста здесь нет. Зато есть плохие дороги, отсутствуют тротуары, в больнице нужен ремонт, ДК разваливается — там есть кинотеатр, но фильмы уже лет 15 не показывали. Кафе тоже нет. Остались только магазины, где продают спиртное на любой вкус и кошелек».

Ирина Боброва

По материалам: «Московский комсомолец»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru