Главная / Скандалы / Прибыль дороже жизни

Прибыль дороже жизни

Владельцы судна «Онега» знали о непогоде, но не вернули его в порт

Рыболовный траулер «Онега» затонул в Баренцевом море вблизи Новой Земли. Спасти удалось лишь двух из девятнадцати рыбаков. Остальных продолжают искать, но шансов на их спасение практически нет. Лайф выяснил, что у судна были технические проблемы, но оно выходило в море. Траулер принадлежал структурам госинспектора Онежского национального парка. Это повод для проверки на конфликт интересов.

Хроника крушения

13 декабря траулер «Онега» вышел в море из Мурманска. Согласно метеорологическим прогнозам, к двадцатым числам месяца ожидались резкое похолодание и сильный ветер. Владельцы судна об этом знали.

14 декабря «Онега» пришвартовался в норвежском городе Киркенесе и на следующий день убыл на промысел в открытое Баренцево море. Пару дней назад там его накрыл шторм, мороз достиг минус 30 градусов, в регионе началось обледенение судов. В таких случаях экипаж не возвращается в порт, а пережидает ненастье в море.

Инфографика © LIFE

Инфографика © LIFE

28 декабря ночью капитан траулера — Александр Баранов — ещё держал радиосвязь с Мурманском. Но в пять утра «Онега» вдруг подала сигнал о бедствии. По словам выживших, крушение произошло стремительно, когда на борт начали поднимать снасть для промышленной ловли. Судно накренилось, обледенение и шторм привели к его опрокидыванию. Находившихся на палубе людей смыло волной. Спустить шлюпки, закреплённые верёвками, они не успели. Быстро отвязать их в той ситуации было невозможно, а ножей у моряков с собой не было.

Прибывшее к месту происшествия судно «Войково» обнаружило перевёрнутый траулер, плавающий на поверхности мусор и двух выживших моряков в гидрокостюмах. Штурман Владислав Буторин и матрос Руслан Катюхин до последнего держали за руки своего товарища Юрия Шевцова. Но силы иссякли, руки замёрзли и удержать его они не смогли. Когда рыбаков поднимали на борт, тело их товарища пошло на дно. Оба получили обморожение. К счастью, их жизни и здоровью теперь ничего уже не угрожает.

Поиски остальных 16 человек продолжаются. Шансов мало, говорят эксперты. Вода в открытом Баренцевом море сейчас чуть выше нуля градусов. Если человек пробудет в ней дольше тридцати минут, даже в спецодежде, то умрёт от переохлаждения. Возможно, кому-то из членов команды удалось зацепиться за плавающие обломки и влезть на них. Остаётся только надеяться на чудо. К месту крушения прибыли ещё три рыболовецких судна. Оперативный дежурный также запросил помощи у командования Северного флота. Военные отправили на поиски людей Ил-38.

Траулер "Онега". Фото © Marine Traffic

Траулер «Онега». Фото © Marine Traffic

По факту трагедии архангельский отдел Следственного комитета на транспорте возбудил уголовное дело о нарушении правил безопасности. Следователи уже выехали на место происшествия. Свою проверку начала Мурманская транспортная прокуратура. В первую очередь следователи будут выяснять, кто погнал рыбаков в море, зная о грядущей непогоде. В рамках дела будут изучены обстоятельства гибели моряков, техническое состояние судна, его оснащение спасательными системами.

Если только чудо

Семьи пропавших ждут известий с моря, но признаются, что надежды почти не осталось.

— Сейчас будут поднимать только тела. Вы сами понимаете — мороз, в гидрокостюмах они могли пробыть только полчаса. Там уже живых не будет, — сказала Лайфу мать 38-летнего матроса Владимира Тимербаева.

Жена капитана «Онеги» Александра Баранова, Елена, съездила в офис владельца судна, но ничего о судьбе мужа узнать не смогла. Там её заверили, что делается всё возможное. Супруга 63-летнего механика Сергея Безгузова, Ксения, тоже пожаловалась Лайфу на отсутствие хоть каких-то вестей. На горячей линии ей ответили, что муж в списке разыскиваемых. Жене мастера обработки Мохамеда Барри не сообщили даже эти данные. В ещё большем неведении супруга 56-летнего повара с «Онеги» — Владимира Каширина. Она живёт на Украине, а он не оставил номер телефона для связи — уходил в море всего на месяц. Супруга старшего мастера Игоря Бондаренко была не в состоянии говорить о происходящем. Во время беседы с Лайфом она расплакалась и сказала только, что ждёт новостей.

Старший помощник капитана «Онеги» Владислав Буторин уже позвонил жене и сообщил, что с ним всё в порядке.

— Он более-менее себя нормально чувствует. Я сразу сообщила всем нашим родственникам, чтобы не переживали. Сейчас сижу, жду его дома, больше информации никакой я не получала. Я услышала его голос — и это для меня сейчас самая главная информация, — рассказала Лайфу жена Буторина.

Ветеран цеха

Ходивший под российским флагом рыболовный траулер «Онега» можно назвать ветераном. В распоряжении Лайфа оказалась техническая выписка на это судно. Его построили в Норвегии в 1979 году. Порт приписки — Мурманск. Экипаж — 19 человек. Владелец — архангельский рыболовецкий колхоз имени Калинина. Валовая вместимость — 368 тонн, скорость до девяти узлов, дизельный двигатель мощностью 486 кВт, один гребной винт. Вдобавок к общим характеристикам отмечается неприятный нюанс: подруливающее устройство этого судна не работало.

Траулер "Онега". Фото © Marine Traffic

Траулер «Онега». Фото © Marine Traffic

41-летний возраст «Онеги» — предел даже по невзыскательным российским меркам. Вот какие цифры приводит в научной статье 2013 года «Вопросы воспроизводства промыслового флота северного бассейна» доктор экономических наук А.М. Васильев.

— Средний возраст малых и маломерных судов в северном бассейне — 27,8 года. Учитывая, что их нормативный срок в советское время составлял 12 лет, можно говорить о чрезвычайно большом физическом и моральном износе прибрежного флота, — заключает Васильев. То есть плачевное состояние «Онеги» — это, увы, не исключение, а правило для регионального флота.

Колхоз одного инспектора

На сайте колхоза имени М.И. Калинина говорится, что это ведущий российский экспортёр рыбопродукции. В их каталоге на сайте представлены треска, пикша, сайда, палтус, камбала, окунь, зубатка и креветки. У колхоза есть штаб-квартира в Архангельске и филиалы в Мурманске и Москве.

Предприятие основали на советских руинах сразу после перестройки. Недавно в этой компании произошло экономическое чудо. В период 2015–2018 годов её ежегодные доходы не превышали 35 миллионов рублей, но в прошлом году выручка вдруг подскочила до 1,3 миллиарда. Между тем ни владельцы, ни руководители там не менялись.

Юрий Маслобородов. Фото ©  ВКонтакте

Юрий Маслобородов. Фото © ВКонтакте

В совладельцах колхоза — десять человек. У каждого по 10% фирмы. Самый знаменитый из них — Юрий Маслобородов. Пару месяцев назад про него сообщала вся архангельская пресса. Он спас трёх рыбаков, которых унесло на лодке в открытое море. Подвиг был совершён Маслобородовым при исполнении своих служебных обязанностей — он служит инспектором национального парка «Онежское поморье». Следует отметить, что соучредителем и председателем колхоза до недавнего времени числился некий Дмитрий Пименов. Однажды он проговорился о том, как предприятие получает новые участки.

— В прошлом году нам удалось договориться с дирекцией национального парка «Онежское Поморье», которое согласовало колхозу маленький участок в самой узкой части Унской губы, исключив её из акватории национального парка в виде погрешности, — хвастался Пименов.

Получается, что парк выделил участок компании, где совладелец тот же Маслобородов. Это конфликт интересов.

Дмитрий Пименов. Фото © Северная неделя / Владимир Ларионов

Дмитрий Пименов. Фото © Северная неделя / Владимир Ларионов

Пименов уже оставил пост председателя. С недавних пор его сменил Андрей Заика. Это известный в регионе человек: в Сети есть сайт с компроматом на него. Его обвиняли в захвате управления над пятью рыболовецкими колхозами в Архангельской области, в невыплате зарплаты своим морякам, в манипуляции с квотами и в выводе средств. Заика является председателем Союза рыболовецких колхозов Архангельской области и в этом качестве уже комментировал крушение «Онеги». О том, что он руководит компанией, которой принадлежало затонувшее судно, Заика скромно умолчал.

Андрей Заика. Фото © FishNews

Андрей Заика. Фото © FishNews

Следует отметить, что в статьях про Заику упоминается и Дмитрий Пименов — по информации архангельских журналистов, раньше он работал водителем у председателя колхоза.

В совладельцах колхоза также числятся многочисленные Мошковы и Мошниковы. Мошковы — близкие родственники инспектора нацпарка Юрия Маслобородова. Это легко определяется через соцсети и девичьи фамилии женщин из его семьи. Мошниковы, судя по всему, тоже родственники, только дальние. Некто Александр Мошников работает в «Правде Севера». Это издание очень комплиментарно пишет про Малобородова, Пименова, Мошковых и Мошниковых.

Пережогин Егор

По материалам: «Life»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru