Главная / Экономика / Конец сильного доллара

Конец сильного доллара

Америка на пути к обесцениванию своей валюты

Курс доллара за последний год опустился на 13% к корзине валют основных партнеров США. Хотя продолжительное падение доллара не является каким-то уникальным событием в истории, необычность нынешней ситуации заключается в том, что американская валюта ослабла в разгар кризиса, тогда как обычно в условиях потрясений на финансовых рынках или в реальной экономике доллар почти всегда рос. Норма перевернулась из-за совершенно беспрецедентных монетарных и фискальных мер, предпринятых американским государством. Несмотря на смену персоналий и партий в Белом доме и на Капитолийском холме, ситуация принципиально не изменится — напротив, курс на ослабление доллара будет почти наверняка продолжен.

Начиная с середины 1990-х для американских министров финансов было нормой выражать свою поддержку «сильному доллару». В обстоятельствах тех времен со всё ускоряющейся глобализацией поддержка американского производителя (в том числе и слабой валютой) не имела решающего значения, так как приток капитала достаточно закрывал все дыры в торговом балансе. Дорогой доллар при этом укреплял позиции американских инвесторов. Даже в ситуации, когда на самом деле американская валюта дешевела к другим — а это происходило большую часть 2000-х годов, — Минфин, по крайней мере, на словах, оставался верным своей концепции. Если и существовало какое-то недовольство валютными курсами, то оно локализовалось в критике манипуляций со стороны отдельных стран, таких как Китай.

Трамп

Фото: REUTERS/Carlos Barria

Впервые о слабом долларе как приемлемой альтернативе заговорили во время президентства Дональда Трампа. Этому предшествовал взятый администрацией курс и, соответственно, стремление к возвращению рабочих мест в страну. Слабый доллар для этих задач подходил идеально. Этот подход и озвучил министр финансов Стивен Мнучин в Давосе зимой 2018 года, сказав, что «ослабление доллара выгодно США».

По-настоящему доллар начал отступать от отметки в €0,9 всё же только через некоторое время после начала «коронавирусного» кризиса. В качестве главной причины назывался беспрецедентный комплекс фискальных и монетарных мер, направленных на поддержку оказавшейся в непростой ситуации экономики (спад ВВП во II квартале 2020 года превысил 30% — правда, в годовом исчислении). Уже к концу июля прошлого года денежная масса M2 на 20% превысила показатель конца 2019 года, количество долларов в обороте увеличилось на 3 трлн.

Фискальный стимул оказался еще более впечатляющим в сравнении с предыдущим кризисом, на борьбу с которым американское государство потратило теперь уже выглядящие смешными $800 млрд. В этот раз всё было серьезнее: только мартовский стимул составил около $3 трлн, после чего к нему добавился и декабрьский в размере 900 млрд. Впервые в истории пакет стимулирующих мер включал в себя прямую и безвозмездную раздачу денег населению.

Новая администрация намерена продолжить текущий курс. Уже сейчас дефицит бюджета планируется в размере 8,6% ВВП, и это без учета нового стимула от президента Джо Байдена, который может достигнуть $1,9 трлн. Всё это означает, что давление на доллар продолжит усиливаться. Джанет Йеллен, которая, судя по всему, возглавит министерство финансов в ближайшие недели, ничего против не имеет. В бытность главой ФРС она отстаивала идею о том, что валютный курс должен определяться рынком. Таким образом, Йеллен не выступает за прямую девальвацию доллара в рамках «валютной войны», но в условиях нынешней монетарной экспансии в США рынок сделает определенные выводы.

Йелен

Джанет Йеллен. Фото: Global Look Press/Ron Sachs/CNP/AdMedia

Стоит отметить, что благодаря победе демократов на выборах позиции сторонников современной денежной теории (Modern Monetary Theory, MMT) существенно усилились. Она предполагает, что государство может выпускать деньги, не собирая их первоначально в качестве налогов. Кроме того, правительство не рискует объявить дефолт по обязательствам, номинированным в собственной валюте. Самое же большое расхождение с традиционными экономистами и сторонников MMT заключается в том, что при выпуске облигаций государство не конкурирует с частным сектором за сбережения и тем самым не влияет на процентные ставки. Если американская администрация будет прислушиваться к сторонникам теории, то деньги будут печататься еще активнее, а доллар — падать всё сильнее.

Американская экономика всё еще является крупнейшей в мире. Такие движения со стороны доллара неизбежно скажутся на мировой финансовой системе и глобальной экономике в целом. Многие аналитики считают, что США выигрывают от слабого доллара, но и среди других стран есть те, кому ослабление американской валюты выгодно.

Доллар

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Все понимают, что США будут включать печатный станок, — объяснил в интервью «Известиям» главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах. — Вопрос в том, что из этого получится. Обычно слабый доллар хорош для сырьевых рынков. Россия в данном случае может оказаться бенефициаром на рынке нефти и металлов.

В свою очередь, главный аналитик «ТелеТрейд» Марк Гойхман считает, что снижение курса доллара совсем не детерминировано.

— Программа бюджетной поддержки имеет несколько последствий. С одной стороны, это дополнительное увеличение денежной массы, что действительно выступает мощным фактором снижения котировок доллара. Однако с другой стороны, выплаты из бюджета не означают эмиссию денег, как это происходит в случае с ФРС. Значит, источники таких ассигнований могут быть в привлечении средств в госбумаги или в повышении налогов. А если так, то можно ожидать расширение спроса государства на заимствования в облигации. Поэтому проценты по ним способны пойти вверх. С начала января 2021 года, после объявления о данной программе, доходность 10-летних гособлигаций поднялась с 0,93% до 1,1%. А это драйвер роста привлекательности доллара и повышения его курса в дальнейшем.

Но даже если доллар продолжит слабеть, большого выбора у тех, кто предпочитает сохранять деньги в американской валюте, по-прежнему не будет, считает Антон Табах.

отражение

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— А какие альтернативы? Евро в ненамного лучшем положении, да еще и с отрицательными ставками, золото — это товар, который активно «колбасит», а юань управляется директивно. Биткоин сейчас выстрелил, но до этого он два года падал. Ликвидные финансовые рынки с положительными процентными ставками, в том числе по облигациям сколько-нибудь приличного качества, находятся только в Штатах.

Что касается курса рубля, то он на данный момент зависит не только от доллара. Ослабление американской валюты еще само по себе не гарантирует укрепления российской, отмечает Марк Гойхман.

— Гораздо более важна, например, динамика нефтяных котировок. Потенциал роста цены сейчас уже ограничен, но текущие цены будут способствовать увеличению добычи, предложения. Возможно, приход Джо Байдена к власти в США отменит ограничения на экспорт черного золота из Ирана, Венесуэлы. Есть и внутренние драйверы ограничения роста курса российской валюты. Падение экономики, проявившееся в 2020 году, дефицит бюджета, усиление инфляции, уменьшение ключевой ставки ЦБ станут проявляться в 2021 году давлением и на рубль. При повысившихся нефтяных ценах Минфин и ЦБ России по «бюджетному правилу» будут больше закупать валюту, повышая ее курс. В случае возобновления зарубежного туризма в середине 2021 года спрос на валюту еще более повысится. Поэтому доллар скорее будет двигаться в диапазоне 71–78 рублей, а евро — 85–92 рубля.

Дмитрий Мигунов

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru