Главная / Общество / «Клиенты просят секса в долг»

«Клиенты просят секса в долг»

Безработица, конкуренция и грабежи. Как пандемия COVID-19 изменила жизнь российских проституток?

В середине января в России было возбуждено необычное уголовное дело: его фигуранткой стала проститутка, которая не приехала на вызов к клиенту в Саратове, хотя он внес предоплату. Теперь секс-работнице грозит до трех лет лишения свободы. Однако на деле проститутки куда чаще оказываются в роли потерпевших: их работа находится вне правового поля, чем и пользуются злоумышленники. Но в последнее время на фоне пандемии COVID-19 положение секс-работниц в России особенно ухудшилось. В том, как коронавирус изменил теневой рынок интим-услуг в России, разбиралась «Лента.ру».

Анна (имя изменено) застала разные времена в сфере интим-услуг в Москве. Она приехала в столицу России с Украины, когда ей было 22 года, и знакомые предложили быстро заработать.

Как и множество других девушек, она была уверена, что проработает проституткой максимум несколько месяцев — снимет квартиру, отложит немного денег и, конечно же, уйдет с улицы. В итоге Анна стала секс-работницей на 15 лет.

«Сначала я была оператором на телефоне, а потом сама стала ездить на вызовы. Знала, на что иду. Конечно, много раз были истории, после которых говорила, что все, больше не хочу, а потом всегда находила причины, чтобы остаться», — рассказывает она.

По словам Анны, главным изменением в ее работе, которое принесла с собой пандемия COVID-19, стало падение заработка — число клиентов уменьшилось процентов на 70. Если раньше за ночь московская проститутка могла заработать 8-10 тысяч рублей, то сейчас — всего 3-4.

Но и эти деньги легко могут уйти на оплату штрафов, которые охотно выписывают полицейские. При этом к традиционным штрафам за проституцию весной минувшего года добавились еще и санкции за нарушение самоизоляции.

Фото: Andreas Rentz / Getty Images

Времена, когда с полицейскими можно было договориться, давно прошли. Сейчас проще не попадаться. Если нас забирают в отдел, то сидим мы там не три часа до установления личности, а намного дольше. Меня забрали в десять вечера, а отпустили днем следующего дня. — Анна.

За задержанием следует суд и штраф — чаще всего на 2-4 тысячи рублей. Впрочем, в условиях пандемии для московских секс-работниц ощутимо и это. При этом падение доходов из-за COVID-19 сегодня заставляет их пренебрегать традиционными мерами безопасности.

Как шутят девушки, занятые в проституции, кражи, грабежи и насилие в древнейшей профессии всегда считались элементами профессионального риска. Однако до пандемии коронавируса секс-работницы в Москве старались делиться друг с другом приметами опасных мужчин, чаще работать с постоянными клиентами и подробно выяснять, куда именно их зовут приехать.

Теперь позволить себе такое могут не все. Чаще происходит совсем наоборот — соглашаться приходится на любые предложения. А дальше, когда за тобой закрывается дверь, начинается лотерея. — Анна.

«Они предпочитали откупаться на местах»

В конце марта — начале апреля 2020 года в России ввели глобальный локдаун из-за пандемии коронавируса, который закончился к лету. В это время проститутки фактически оказались лишены возможности работать: за нарушение режима самоизоляции им грозили серьезные санкции.

При этом у большинства секс-работниц не было достаточного запаса средств, чтобы пересидеть несколько месяцев без работы.

И когда деньги стали заканчиваться, проституткам пришлось работать вопреки коронавирусным ограничениям, рискуя нарваться на штрафы.

Как говорит в беседе с «Лентой.ру» пресс-секретарь «Форума секс-работников» Марина Авраменко, этой ситуацией не преминули воспользоваться полицейские — особенно в Москве. Сотрудники правоохранительных органов предпочитали штрафовать секс-работниц не за проституцию, а за нарушение самоизоляции.

Причина в том, что, согласно статье 6.11 КоАП РФ, штраф за проституцию составляет максимум две тысячи рублей. При этом по части 2 статьи 6.3 («Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения») КоАП РФ нарушителям самоизоляции весной грозили штрафы до 40 тысяч рублей.

Девушки предпочитали откупаться на местах, не доводя до суда, — и с них брали и три, и пять, и десять тысяч рублей. Но это в любом случае меньше, чем 40. — Марина Авраменко, Пресс-секретарь «Форума секс-работников».

Между тем, по словам Авраменко, в целом количество клиентов у проституток стабильно снижалось с весны во всех городах России. Вначале из-за самоизоляции, а после из-за перевода на удаленную работу семейные мужчины — частые посетители секс-работниц — оказались заперты дома с женами и детьми.

Фото: Сергей Мальгавко / РИА Новости

С другой стороны, страх заразиться COVID-19 заставил самих проституток пересмотреть свое отношение к клиентам — к примеру, оставить лишь постоянных.

К лету 2020 года локдаун в России сняли — но ситуация в сфере интим-услуг не улучшилась: деньги, которые у них оставались, мужчины предпочитали тратить на отпуска, и платить за интим им стало просто нечем. А минувшей осенью началась вторая волна COVID-19, которая принесла секс-работницам новые неприятные сюрпризы.

«Девушек грабили всю ночь»

Как рассказала «Ленте.ру» индивидуалка Светлана (имя изменено), начиная с сентября на клиентах стала особенно остро отражаться нехватка финансов и общая напряженность. При этом именно проститутки для многих — это те, на ком легче всего сорваться.

Сейчас реальный кризис, многие остались без работы — и порой мужчины просят либо скидки, либо вообще секс в долг. Зато клиентами теперь все чаще становятся полицейские. — Светлана.

Впрочем, скупость клиентов — лишь вершина тех проблем, с которыми российские секс-работницы столкнулись из-за COVID-19. Многие жалуются, что все больше мужчин ведут себя неадекватно, а риск стать жертвами преступлений вырос в разы.

Фото: Виталий Белоусов / ТАСС

Представители криминала прекрасно знают: потерпевшие вряд ли станут обращаться в полицию просто потому, что сама их работа нелегальна. По словам секс-работницы Елены (имя изменено), начиная с осени участились случаи обманов, когда мужчины расплачиваются фальшивыми деньгами, и стало больше грабежей.

Елена рассказывает о случае, который произошел в минувшем декабре в Екатеринбурге: тогда в гостиницу заселилась группа мужчин — и всю ночь грабила проституток.

Каждая из жертв думала, что едет к одному клиенту: они вместе шли в ванную и занимались там сексом. А потом на выходе их встречали трое сообщников «клиента». У своих жертв грабители забирали все ценное, что было при них, — и телефоны, и деньги. Причем, по словам Елены, этот случай далеко не редкость.

В общих чатах девушки, занимающиеся проституцией, постоянно жалуются и на грабежи, и даже на сломанные челюсти. А началось это все именно во вторую волну COVID-19. — Елена.

Фото: Thomas Peter / Reuters

Как говорит Марина Авраменко, чтобы как-то обезопасить себя, секс-работницы пытаются переходить на предоплату — это как будто создает чувство доверия между ними и клиентами. Но это доверие нередко оказывается ложным и притупляет бдительность.

Уже были случаи, когда девушка приглашает мужчину с предоплатой, он просит ее пойти в душ — а сам в это время забирает из квартиры все ценное.

К слову, внимание к секс-работницам в конце 2020 года внезапно возросло не только со стороны криминала, но и со стороны правоохранительных органов. По словам Елены, полицейские проявляют необычную активность и постоянно ей звонят.

Последний раз так было, когда в России проходил ЧМ-2018 по футболу. Чего сейчас хотят сотрудники — я не знаю. Может, им нужен бесплатный секс. Может, они хотят предложить мне «крышу» или сделать контрольную закупку. В любом случае, эти звонки я игнорирую. — Елена.

«Проблемы с деньгами притупляют страх»

Несмотря на то что сфера интим-услуг из-за пандемии явно переживает в России далеко не лучшие времена, в ней наблюдается приток тех, кто лишился прежней работы. Женщины пытаются найти себя в проституции, чтобы заработать, усиливая и без того немалую конкуренцию.

Как говорит Марина Авраменко, визуально на сайтах секс-услуг в период пандемии появилось очень много новых людей. Причем они размещают свои анкеты с открытыми лицами, что раньше было нонсенсом, особенно в регионах, где велик риск быть узнанными. Но на фото с лицами клиенты идут лучше — а потому девушки переступают через свой страх.

В секс-услугах стало больше девушек — особенно молодых, от 18 до 23 лет. Чтобы заработать, молодые готовы на все, включая секс без презерватива, и в силу своей неопытности часто становятся легкой мишенью для грабителей и мошенников. — Елена.

Но одновременно с женщинами, стихийно решившимися на проституцию, к ней из-за нехватки денег порой возвращаются те, кто решил уйти 3-4 года назад. Кроме того, стало расти число анкет мужчин, оказывающих секс-услуги. Если раньше такая анкета могла быть одна на небольшой российский город, то сейчас их уже 3-4.

Фото: Наталья Колесникова / ТАСС

Наконец, самоизоляция и удаленная работа из-за пандемии COVID-19 привели к всплеску популярности вебкам-услуг, где сегодня пробуют себя многие проститутки. Однако, как говорит Марина Авраменко, большие деньги зарабатывают лишь единицы вебкам-моделей, зато конкуренция среди них «просто бешеная».

Многих от вебкам отталкивает опасность раскрытия личности: девушки боятся, что эта работа потом аукнется или им, или, что еще хуже, их детям. Но проблемы с деньгами притупляют страх, хотя заработок в вебкам обычно меньше, чем в проституции. — Светлана.

Но из-за роста числа вебкам-моделей против них участились и случаи шантажа: девушки поначалу не знают правил онлайн-безопасности и становятся жертвами мошенников. При этом варианта обратиться за помощью в полицию у них нет. По словам Марины Авраменко, весной в Казани вебкам-модель, ставшая жертвой шантажа, поехала писать заявление в местный отдел МВД — и вместо помощи едва не получила штраф за нарушение самоизоляции.

«Нахожу причину не встречаться, если вижу болезнь»

Если раньше секс-работницам в России приходилось оберегать себя только от всевозможных половых инфекций, то теперь к ним добавился еще и коронавирус. Ставшие неотъемлемой частью жизни маски, перчатки и антисептики работники сферы интим-услуг используют наравне со всеми — конечно, с определенными оговорками.

Сегодня многие столичные салоны эротического массажа заявляют на своих сайтах о том, что измеряют клиентам температуру на входе и обрабатывают их руки антисептиком. Сам массаж по понятным причинам обходится без перчаток, а вот маски у массажисток считаются дополнительной бесплатной услугой: их надевают по желанию мужчин.

Фото: Варвара Гертье / РИА Новости

Что касается проституции, то там, по словам Елены, маски и перчатки не использует практически никто — но есть исключения. Так, один из ее клиентов во время всего процесса не снимал эти средства защиты — «но это просто был мужчина со странностями».

К слову, встречаются и такие клиенты, которые готовы на секс в маске и перчатках, но без презерватива — и никаких противоречий в этом не видят. А Светлана из-за COVID-19 сама установила для себя новые правила безопасности и перед встречами с постоянными клиентами обязательно общается с ними по видеосвязи.

Если у мужчины я вижу хоть малейшие признаки болезни, то всегда нахожу причину, чтобы с ним не встречаться. Но и сами клиенты стали куда внимательнее к своему здоровью и гигиене. Скажем, сейчас они спокойно реагируют на просьбу обязательно пойти в душ перед сексом. Понимают, что это важно. — Светлана.

Как говорит собеседница «Ленты.ру», раньше она раз в полгода проходила тестирование на венерические заболевания. Теперь к этому добавились походы в лабораторию раз в две недели и сдача тестов на COVID-19 и антитела. Правда, справки эти нужны для самой Светланы — клиенты их не спрашивают. По крайней мере пока.

Впрочем, как объясняет Марина Авраменко, информация в объявлениях индивидуалок и сотрудниц интим-салонов о том, что они прошли проверку на COVID-19? — скорее рекламный ход. Даже если справка у секс-работницы действительно есть, клиент ее никогда не увидит.

Любая медицинская справка — именная. А люди, занимающиеся сексом за плату, почти всегда работают под выдуманными именами — и никогда свои справки клиентам не покажут. Так что все слова про пройденные тесты на коронавирус — зачастую просто рекламный трюк. — Марина Авраменко.

Мария Рубникович, Владимир Шарапов

По материалам: «Лента.Ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru