Главная / Общество / Возвращение мучителя

Возвращение мучителя

Скопинский маньяк выходит на свободу спустя 17 лет

Со дня на день саратовскую исправительную колонию № 4 должен покинуть Виктор Мохов, осуждённый за похищение и изнасилование двух девушек, одной из которых было 14, а другой — 17 лет. Изверг держал их в подвале дома в городе Скопине Рязанской области, насиловал и издевался над ними. Его так и прозвали — скопинский маньяк. 1296 дней девочки провели в заточении. Редкие кадры освобождения Лены и Кати, интервью со следователем, который вёл это дело, и реакция соседей и жертвы маньяка на возвращение Виктора Мохова — в материале Лайфа.

«Надеюсь, ему будет тяжело»

На кадрах оперативной съёмки, когда в подземелье спускаются сотрудники, Катя и Лена улыбаются и торопливо рассказывают, как они здесь оказались.

— Мы сюда попали очень… очень нелепо, — начинает объяснять оперативникам девушка. — Мы в Рязань поехали на дискотеку, был праздник «Вера, Надежда, Любовь». Мы голосовали, троллейбусы ходили, но мы с Ленкой решили, что доедем на машине. И остановилась машина. Сидел за рулём Виктор, Мохов у него фамилия. Там сидел с ним рядом пацан, но это оказалась девчонка. Мы не знали. Она очень похожа просто на пацана и представилась Лёшей. Они нам предложили выпить. Мы и не согласились, и не отказали. То ли в водке что-то было. Мы потеряли счёт времени. Этот Лёша говорит: «Ну что, девчонки, вы попали».

С тех пор прошло 17 лет, и многое в жизни Екатерины Мартыновой поменялось: она написала книгу о своём страшном опыте, вышла замуж и родила двоих детей. Жизнь идёт своим чередом. Но новость о том, что её мучитель выходит на месяц раньше, чем должен был, застала девушку врасплох.

— Это, во-первых, очень несправедливо. Такие люди, как он, не должны быть на свободе — они должны сидеть в тюрьме. Возможно, у меня есть некий страх, что он захочет меня найти, что-то сказать. Не только отомстить, может, увидеть, сказать что-то, доказать. Я не знаю, какие у него мысли, но допускаю, что он меня будет искать, — с тревогой говорит Екатерина.

Фото © LIFE

Фото © LIFE

Мохов уже пытался поговорить с девушкой. Три года назад он даже написал ей письмо. Мартынова до сих пор недоумевает, как ему удалось разыскать её адрес. В своём послании маньяк лишь обвинил Екатерину в том, что всё было не так, как она описывает в книге. Мохов пообещал рассказать «всю правду», когда выйдет на свободу. Он по-прежнему не раскаялся и считает, что все 17 лет провёл в тюрьме несправедливо.

— В 2018 году он мне написал письмо бумажное из колонии, где говорил, что… Я же написала книгу, он её прочёл. Она была в открытом доступе в Интернете — «Исповедь узницы подземелья». Он мне сказал, что я написала неправду. Кстати, у неё премьера 4 марта. Так совпало, что он должен выйти на свободу в этих числах, и мы на 4 марта поставили презентацию. Об этом узнали только два дня назад, и все начали спрашивать: «Это в связи с его выходом?» На самом деле это не так, и мне даже в какой-то степени обидно. Книга не про него — это мои воспоминания, моя боль, — вздыхает Екатерина.

Изверг даже не пытался просить прощения у своих жертв. Мохов считает, что содержал девушек в хороших условиях: покупал еду и бельё, кормил, иногда выводил «подышать». Сейчас Екатерина Мартынова старается как можно меньше думать о том, что с ними происходило. Но признаётся, что одним из главных страхов было то, что Мохов может больше не прийти в бункер.

Фото © Кадр оперативной съёмки

Фото © Кадр оперативной съёмки

— Единственным человеком, который нас связывал с жизнью наверху, был он. Поэтому было страшно представить, если вдруг его собьёт машина или он попадёт в больницу, что он не придёт. Неделю-полторы максимум мы могли бы продержаться и потом умерли бы от жажды и голода, — вспоминает девушка.

В интервью Катя Мартынова уходит от вопросов о том, как прошли эти 17 лет, и, кажется, не хочет больше рассказывать, что им с Леной Самохиной пришлось пережить. Даже встречу она назначила на нейтральной территории. Общаться там, где они встретили Мохова, героиня отказалась. Кажется, больше всего девушку сейчас беспокоит возвращение мучителя. Она много размышляет о том, как может сложиться его жизнь после освобождения.

Елена Самохина и Екатерина Мартынова. Фото © Кадр оперативной съёмки

Елена Самохина и Екатерина Мартынова. Фото © Кадр оперативной съёмки

— Я думаю, когда он вернётся, найдутся такие же отмороженные люди, как и он, с которыми он найдёт общий язык, но всё-таки большинство людей, которые его будут окружать, не захотят его обслуживать в магазине или просто здороваться. Будут обходить его стороной. Я очень надеюсь на то, что ему будет тяжело. Я уверена, что спустя какое-то время после выхода на свободу он совершит ещё одно преступление. Но это будет уже не похищение, а изнасилование и убийство, чтобы его не поймали. Я уверена, что он нападёт на ребёнка или на женщину, — с трудом произносит Екатерина.

По кличке Доктор

Многоуровневый подвал с бетонными стенами и плитами и железными засовами, тщательно замаскированный вход. Здесь Мохов применил все свои технические навыки. Пять лет он потратил на строительство подземного тайника. Вопросов ни у кого из округи не возникало. Спустя несколько лет соседи так и будут вспоминать: «Копался на участке, был тихий, хозяйственный». Все думали, он вскапывает огород, а Виктор рыл огромный котлован, который позднее станет тюрьмой для Кати и Лены. Следователь, который вёл это дело, помнит каждую деталь показаний Мохова и его пленниц.

Фото © Кадр оперативной съёмки

Фото © Кадр оперативной съёмки

— Я в тот момент исполнял обязанности начальника отдела, одновременно руководил группой по раскрытию убийств, борьбе с бандитизмом. И сначала группа оперативников сюда была направлена. И когда эта информация подтвердилась, то уже подключились несколько следователей, в том числе и я. Первоначально очень сложно было. Катя вообще замкнулась. Там было очень много таких интимных тонких вопросов, и, чтобы правильно квалифицировать действия Мохова, она должна была всё рассказать, — вспоминает следователь Дмитрий Плоткин.

По его словам, Мохов в своих показаниях не признавал себя виноватым. Наоборот, гордился тем, как содержал узниц. Но его жертвы запомнили другие деяния Мохова. Когда они не соглашались, чтобы он их насиловал, маньяк лишал их пищи, пускал перцовый газ в комнату, бил резиновым шлангом или тем, что под руку попадётся. Девочки боялись его и ненавидели. В какой-то момент жертвам удалось позвать на помощь. Мохов решил изнасиловать ещё одну девушку, а чтобы втереться к ней в доверие, взял с собой Катю — она должна была играть роль племянницы.

Мартынова украдкой написала записку и спрятала её в волосах, а затем незаметно от маньяка оставила послание в подкассетнике. Так записка попала в руки к полицейским. Правда, нашли девушек только три года спустя. Мохов настолько тщательно замаскировал вход в подвал, что в первое время его даже не подозревали в преступлении. Дмитрий Плоткин вспоминает, что на допросе Мохов держался так, будто он ни в чём не виноват. Следователь уверен, что причина такого поведения Мохова кроется в его прошлом.

Фото © LIFE

Фото © LIFE

— Мохов воспитывался авторитарной матерью. Мама у него работала секретарём руководителя ЖЭКа города Скопина. Большое дело по тем временам. Отец хулиганистый такой был человек. Они задавили морально сына. И особенно у него не складывались отношения с женщинами. Он женился, быстро развёлся. Потом пользовался услугами проституток, — объясняет следователь.

Соседи рассказывают, что он работал заточником на заводе, а ещё гнал самогон и продавал его работягам, которые хотели опохмелиться. Его потом так и прозвали — Доктор. Для коллег и матери он был «добрым Доктором»: чинил водопровод, копался в огороде, вкалывал на заводе, где считался образцовым работником. А на самом деле втайне от всех строил бункер.

Фото © LIFE

Дом маньяка

В почтовом ящике квитанция за неоплаченные коммунальные услуги, на окнах послания, оставленные подростками, а территория вокруг укрыта толстым слоем снега. Дом скопинского маньяка стараются обходить стороной, но иногда всё-таки можно заметить возле того самого гаража каких-нибудь любопытных прохожих. Сам участок довольно обычный: теплицы, хозяйственные принадлежности, в огороде растут деревца, есть даже голубятня, правда, птицы из неё давно улетели. Неудивительно, что никто из соседей и подумать не мог, что каждый день на этом участке терпят боль, голод, издевательства и молятся об освобождении две юные девочки. Бункер же доверху затоплен, так что внутрь теперь никому не попасть. Залить подземелье водой распорядилась мать Мохова. Видимо, слишком много было желающих посмотреть на гараж, в котором держали девочек. Женщина умерла семь лет назад, затем здесь жил бывший сокамерник маньяка, но уже давно дом заброшен.

— Мы вообще всей улицей в ужасе, что он так сделал. Он очень хорошо со всеми обращался, мы про него ничего плохого не скажем. Они сидели, а мы ничего не знали. Он был добрый. У меня водопровод прорвался, я его попросила, он мне ни слова не сказал, починил. Он очень был добрый, — вспоминает бабушка Анна.

Фото © LIFE

Фото © LIFE

Теперь о страшных событиях знают все в округе. Люди по-разному относятся к освобождению Мохова, но жить с ним рядом не хочет никто. Михаил Шандулов вместе с семьёй 10 лет назад переехал в Скопин, но только после покупки жилища увидел по телевизору, с кем он делит этот дом пополам. Теперь, говорит, придётся знакомиться, ведь их участки разделяет совсем хиленький низкий заборчик.

— Бог ему судья. Я судить не могу эти вещи. Что ему сейчас скажешь… Пусть придёт и доживает свой век, сколько ему ещё отпустили годков, — снисходительно говорит Михаил, но уже через несколько минут добавляет: — Ему здесь ноги выдернут и в том же подвале его замуруют. И будет это его последнее пристанище.

Другой сосед, когда узнал об освобождении маньяка, и вовсе решил продать дом. Он живёт напротив Мохова. Мужчина боится за своих детей: у него две дочери и четыре сына.

— Я ничего не могу сделать, только могу детей сохранить, больше ничего не могу. У меня шестеро детей. Думаю, может, квартиру где-то снимать. Мне-то обезопасить надо детей, — робко выглядывая из-за двери, говорит сосед Мохова, не называя свои имя и фамилию.

Фото © LIFE

Фото © LIFE

Но больше всего эта новость тревожит женщин. Надежда Егина помнит Мохова ещё до задержания. Женщина надеется, что сюда сосед больше не вернётся.

— Может, он и сам сюда не придёт. Может, к сестре куда-то поедет. Не очень хотела бы, чтобы он сюда возвращался. Девчонок вот много ходит с военного городка, — испуганно смотрит Надежда.

Уже сейчас многие скопинцы угрожают Мохову расправой и не согласны жить с ним по соседству. В июне осуждённому исполнится 71 год. Все 17 лет многие СМИ пытались с ним пообщаться, но он отказывал в интервью, так что о его планах на жизнь после освобождения ничего не известно.

Яна Недомолкина, Швецова Елена, Анастасия Шапранова

По материалам: «Life»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru