Главная / Политика / «Есть вещи, которые нельзя совершать даже принцу»

«Есть вещи, которые нельзя совершать даже принцу»

Саудовский принц нажил много врагов на пути к престолу. Теперь его обвиняют в убийстве одного из них

В отличие от королевской семьи в Великобритании, которая обладает номинальной властью, династия Аль Саудов в Саудовской Аравии правит реально. Правда, в королевстве давно уже ходят слухи: мол, король Салман бин Абдул-Азиз Аль Сауд тяжело болен и скоро уступит трон своему сыну Мухаммеду бин Салману, которого многие и так уже называют фактическим главой королевства. Но есть проблема: известный своими прогрессивными взглядами принц оказался причастен к жестокому убийству опального саудовского журналиста Джемаля Хашкуджи. В ходе расследования, в котором поучаствовали даже спецслужбы США, вскрылись подробности, позволившие президенту Джо Байдену говорить о персональных санкциях в отношении кронпринца. «Лента.ру» выяснила, как вмешательство США в дела Аравийского королевства может повредить наследнику престола, чем этот скандал угрожает интересам Америки и какие перспективы появляются у России.

Кронпринца из Королевства Саудовская Аравия (КСА) считают одним из влиятельнейших политиков планеты. Он довольно быстро продвинулся по карьерной лестнице и уже в 29 лет — сразу после того, как его отец стал королем, — получил пост министра обороны, став самым молодым главой ведомства в истории страны.

Мухаммед бин Салман постепенно прибирал к рукам все больше власти и даже удачно «подсидел» предыдущего наследного принца и своего двоюродного брата Мухаммеда бин Наифа. Тот был одним из самых влиятельных людей в королевстве и возглавлял программу по борьбе с терроризмом и мятежниками, но много времени проводил в командировках. Этим и воспользовался бин Салман, шаг за шагом оттесняя кронпринца от властных полномочий в период его отсутствия. В итоге король Салман пошел на революционный шаг — лишил своего на тот момент 56-летнего племянника бин Наифа титула наследника. Сделал он это наперекор традициям, по которым трон передается не от отца к сыну, а по принципу старшинства внутри правящего дома.

Но даже став наследником, Мухаммед бин Салман еще не раз подготавливал почву для обретения почти безграничной власти. К примеру, еще в 2017-м Национальный антикоррупционный комитет с кронпринцем во главе арестовал десятки высокопоставленных чиновников и бизнесменов, до этого казавшихся неприкосновенными. Им вменяли коррупцию, взяточничество и разворовывание госбюджета. Обвиненным даровали свободу в обмен на лояльность политику и 100 миллиардов долларов. Принца Мухаммеда же после этого заподозрили в попытке «подмять» под себя как можно больше чиновников.

Кронпринц прославился как реформатор и «Мистер все и сразу»: он может и построить технологичный «город будущего» под названием Неом, и расширить права женщин в королевстве, а может и бороться с зависимостью своей страны от экспорта нефти и с коррупцией в рядах высокопоставленных чиновников. Правда, везде возникают свои «но»: на проект строительства Неома скорее всего не найдут денег, знаменитых активисток и правозащитниц сажают в тюрьму по надуманным обвинениям, а экономические планы резко изменила пандемия. К тому же коррупционные скандалы могут принести бин Салману как славу, так и проблемы во дворце — едва ли его многочисленные родственники будут бездействовать, глядя, как принц прибирает к рукам все больше полномочий.

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман и экс-президент США Дональд Трамп на саммите стран G20 в Японии

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман и экс-президент США Дональд Трамп на саммите стран G20 в Японии. Фото: Bandar Algaloud / Reuters

«Никогда не работал с теплым телом»

Среди скелетов, неожиданно показавшихся из шкафа, больше всего неприятностей влечет за собой история с загадочным исчезновением бежавшего из КСА журналиста Джемаля Хашкуджи (другое написание фамилии — Хашогги): кронпринца считают причастным к его смерти. И если на коррупционные скандалы мировая общественность еще может закрыть глаза, то убийство журналиста способно обернуться крупными неприятностями.

На самом деле я всегда работал с трупами. Я очень хорошо умею резать. Никогда не работал с теплым телом, но, думаю, легко справлюсь с этим. Обычно я надеваю наушники и слушаю музыку, когда вскрываю трупы. Еще пью кофе и курю. После того как расчленю его, вы завернете куски в полиэтиленовые пакеты, положите их в чемоданы и унесете.

Эти слова на аудиозаписи, которая была опубликована осенью 2019 года, вероятно, принадлежат Мухаммеду ат-Тубайджи, известному саудовскому судебно-медицинскому эксперту и полковнику вооруженных сил. Так предполагаемые убийцы готовились к прибытию опального журналиста Джемаля Хашкуджи в генконсульство Саудовской Аравии в Турции. Считается, что именно там он встретил свою смерть 2 октября 2018 года.

Вход в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле

Вход в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле. Фото: Osman Orsal / Reuters

Хашкуджи покинул родину и переехал в США в 2017 году. При этом он неоднократно рассказывал о том, как его «попросили» из страны. Причина — политические взгляды: журналист настаивал, что Эр-Рияд должен ограничить роль религии в жизни страны, высказывался за расширение прав женщин и призывал власти прислушиваться к оппозиции.

«Мне дали четко понять, что королевскому дому не очень-то нравится то, чем я занимаюсь. Всегда есть джентльменское соглашение между правительством и медиа — какие-то вещи мы можем публиковать, какие-то стоит обходить молчанием. Это все шло довольно гладко, но в какой-то момент мы стали замечать усиление давления на журналистов: публиковать разрешали только провластные истории», — объяснял ситуацию Хашкуджи летом 2018 года. По его словам, власти постоянно «посылали один и тот же сигнал: если вы не с нами, вы против нас». Рассказывая об этом, он вряд ли представлял, насколько окажется прав.

Хашкуджи бы и дальше жил в Штатах и писал колонки в The Washington Post, если бы не случай: ему понадобилось получить из Саудовской Аравии документы о разводе, чтобы оформить брак со своей возлюбленной, турчанкой Хатидже Дженгиз. Именно для этого журналист 2 октября пришел к генконсульству королевства в Стамбуле. Перед входом он отдал невесте телефон — его нельзя было пронести в здание дипмиссии, — а затем просто пропал. Он не вернулся ни спустя час, ни даже спустя пять часов. В диппредставительстве испуганной Хатидже отвечали: мужчина якобы давно покинул здание.

Вскоре журналиста признали пропавшим без вести, а еще позднее — убитым. Тело Хашкуджи так и не нашли.

Турецкие следователи сразу предположили, что к исчезновению и, возможно, убийству причастна саудовская сторона. Именно в Турции впервые прозвучали предположения, что Джемаля пытали, а затем убили и расчленили еще в здании дипмиссии. Этому были и косвенные подтверждения: к примеру, ни одна камера не зафиксировала, как он покидал территорию генконсульства.

Примерно тогда же внимание следователей привлекли два частных самолета, прилетавшие из Эр-Рияда в злополучный день. По предварительным данным, на борту находились 15 саудовцев, которые провели в Турции всего полдня и сразу вернулись домой. Среди прибывших узнали в том числе судмедэксперта ат-Тубайджи, которого считают автором рассуждений о расчленении.

Спустя два года прокуратура Стамбула выдвинула официальное обвинение против шести саудовских правительственных чиновников, якобы причастных к убийству. На требование экстрадировать преступников Эр-Рияд ответил молчанием.

Вслед за Турцией к расследованию еще в 2018 году подключились в США, однако произошло это не сразу. «Не нужно быть Шерлоком Холмсом, картина и так ясна. Очевидно, этого человека убили представители саудовских властей», — заявлял сенатор-республиканец Линдси Грэм спустя пару недель после пропажи журналиста. Напряжение в тот момент росло: в Штатах требовали тщательно расследовать произошедшее, а невеста Хашкуджи даже обратилась лично к президенту Дональду Трампу и первой леди Мелании.

Мы строили планы на свадьбу, планы на всю жизнь. После похода в консульство мы собирались идти за покупками для нового дома и назначить дату торжества. Нам всего лишь нужен был один лист бумаги… Брак был особенно важен для Джемаля. Он больше года провел в добровольном изгнании в Соединенных Штатах — вдали от своей родины, семьи и близких. Это так сильно удручало его… — Хатидже Дженгиз, невеста Хашкуджи.

Впрочем, гораздо больший эффект оказали не пространные просьбы к американским властям, а сведения о том, что саудиты хотели схватить Хашкуджи еще в США, в его доме в Вирджинии. Многие заподозрили, что Белый дом знал об этих планах заранее, но ничего не предпринял. Именно этот факт критики ставили в укор Трампу, который все никак не объявлял об официальном расследовании: пускай журналист и не был гражданином США, но считался законным резидентом страны, и потому Вашингтон был обязан предупредить его о риске похищения и убийства.

Сотрудница полиции на фоне портрета Хашкуджи

Сотрудница полиции на фоне портрета Хашкуджи. Фото: Lefteris Pitarakis / AP

Следствие ведут кошельки

Особенно ярко скандал разгорелся после комментариев высокопоставленных источников, знакомых с отчетом ЦРУ, — документ был готов уже в ноябре 2018-го, на следующий месяц после пропажи журналиста. Как и турецкие следователи, американцы пришли к выводу, что за убийством Хашкуджи стоят власти Саудовской Аравии — причем не абы кто, а сам кронпринц Мухаммед.

«Все сошлись во мнении, что бин Салман не мог не знать о случившемся — может, даже был причастен к этому», — рассказывал источник в ЦРУ газете The Washington Post. Представители разведки считали кронпринца «хорошим технократом», но в то же время мстительным и надменным — человеком, «который моментально разгоняется с нуля до 60 и совершенно не понимает, что есть вещи, которые просто нельзя совершать даже принцам».

После публикаций СМИ о выводах ЦРУ черед делать ход перешел Трампу — от политика ждали если не моментальных действий, то хотя бы стремления защищать права человека и отстаивать честь США как поборников демократии. Однако реакция президента была прямо противоположной: он оспорил выводы разведки и призвал продолжать расследование.

«Наши спецслужбы продолжают анализировать информацию, предполагают, что наследный принц мог знать об этом трагическом событии заранее — может, да, а может, и нет! Может, мы так никогда и не узнаем все об убийстве господина Хашкуджи… Так или иначе, наши отношения с Саудовской Аравией сохраняются», — заявил Трамп. Его дальнейшие слова о том, что разрыв военных контрактов с Эр-Риядом только навредит Вашингтону, вызвали бурю негодования. Политика обвиняли в попытке покрыть преступления бин Салмана и предать Америку, поставив интересы КСА на первое место.

Однако Трамп, напротив, действовал вполне в рамках своей политики «Америка прежде всего» (America First), считает замдиректора и научный сотрудник научно-образовательного Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов. Эксперт подчеркивает, что взгляд администрации республиканца на отношения с королевством просто отличался от подхода его предшественника — Барака Обамы — и Демократической партии в целом. Трамп понимал, что публикация доклада об убийстве Хашкуджи может ухудшить отношения с Эр-Риядом, однако ему хотелось укрепить их ради внутри- и внешнеполитических причин.

С одной стороны, политик упирал на то, что создает рабочие места, поддерживает экономику, продвигает американскую продукцию за рубежом. Например, Трамп очень гордился заключением торговых соглашений почти на 350 миллиардов долларов во время его первого визита в королевство в мае 2017-го.

Первый визит Трампа в Эр-Рияд в 2017 году

Поездка в Саудовскую Аравию стала первым визитом экс-президента за рубеж — тем самым он фактически нарушил «традицию» своих предшественников, которые обычно предпочитали отправляться куда-то поближе, например, в Бразилию или Канаду.

Главным результатом визита Трампа в КСА стало заключение контрактов на поставку вооружений: стороны договорились, что Эр-Рияд купит у Вашингтона оружие почти на 110 миллиардов долларов. Пакет контрактов также предполагал продажу 150 американских вертолетов Black Hawk на сумму 6 миллиардов долларов. Кроме этого, американцы и саудовцы подписали соглашения, предполагавшие взаимные инвестиции на 250 миллиардов долларов.

В конце января 2021-го Байден приостановил сделку с Саудовской Аравией.

С другой стороны, его администрация захотела укрепить позиции США на Ближнем Востоке, которые были ослаблены к концу правления Обамы. В этой связи важную роль играл и антииранский подход, ведь Саудовская Аравия — это главный оппонент Тегерана, а при новой администрации Вашингтон резко ужесточил отношения с Исламской Республикой и вышел из совместной сделки по ядерной программе. Качественное усиление отношений с союзниками — в том числе за счет ухудшения отношений с противниками вроде Ирана — могло укрепить американские позиции в регионе, отмечает Суслов.

Активисты в масках Трампа и бин Салмана с окровавленными руками и пилой в Вашингтоне

Активисты в масках Трампа и бин Салмана с окровавленными руками и пилой в Вашингтоне. Фото: Kevin Lamarque / Reuters

Новый президент США Джо Байден избрал иной подход к отношениям с Саудовской Аравией. Впрочем, его все же нельзя назвать кардинально другим: он оказался вполне свойственным для демократов. Например, в новой администрации в меньшей степени привержены поддержке Израиля, что автоматически означает более дружелюбный настрой в отношении Ирана — следовательно, и в Саудовской Аравии Штаты теперь нуждаются меньше.

Помимо этого демократы — сторонники ядерной сделки с Тегераном, и здесь для Вашингтона Эр-Рияд является препятствием: то же самое было при Обаме, когда саудиты мешали американцам заключить сделку. Третий пункт, важный для администрации Байдена, — вопросы ценностей и прав человека, причем не только в отношении противников, но и союзников. Новый курс должен был привести к тому, что оставленное Трампом расследование убийства вновь всплывет наружу.

Будто предчувствуя беду, Эр-Рияд еще в конце декабря 2020-го потребовал от Вашингтона оградить наследного принца от ответственности в рамках другого дела: бин Салмана подозревали в попытке убить бывшего сотрудника саудовских спецслужб на территории Канады. В итоге вопрос не решили, и кронпринц остался без юридической неприкосновенности.

Затем Вашингтон действительно поднял вопрос убийства Хашкуджи. США в начале февраля объявили о готовящейся публикации доклада по делу, пообещав занять более твердую позицию в отношении прав человека в королевстве. Вскоре Байден лично позвонил саудовскому королю Салману бин Абдул-Азизу Аль Сауду — отцу кронпринца. Только после этого ЦРУ опубликовало отчет о расследовании произошедшего с журналистом.

По оценкам разведки, наследный принц Саудовской Аравии действительно был в курсе проведения операции в Стамбуле — однако, возможно, непосредственно убийство журналиста не было ее целью. В ЦРУ также отметили, что Мухаммед бин Салман якобы считал Хашкуджи угрозой для королевства и, вероятно, был готов на насильственные действия, «чтобы заставить его замолчать».

При этом доклад не содержит прямых указаний на то, что кронпринц «заказал» журналиста, отмечает лектор политологии университета Эссекса Азиз Аль-Хашиан. Эксперт подчеркивает, что доклад ЦРУ содержит полуправду: с одной стороны, бин Салман действительно мог рассматривать Хашкуджи как подозрительного человека, однако в документе не указаны конкретные причины, по которым политик вообще мог бы инициировать подобную операцию.

Тем не менее на основании выводов доклада американский госсекретарь Энтони Блинкен объявил о введении санкций против 76 подданных королевства и мер по акту Магнитского. «Хотя Соединенные Штаты по-прежнему инвестируют в свои отношения с Саудовской Аравией, президент Байден дал понять, что партнерство должно отражать ценности США. Именно поэтому мы абсолютно четко говорим о том, что экстерриториальные угрозы и нападения королевства на активистов, диссидентов и журналистов должны быть прекращены. Соединенные Штаты не потерпят подобного», — заключил дипломат в своем заявлении.

Американский президент Джо Байден выступает с речью о целях внешней политики Штатов

Американский президент Джо Байден выступает с речью о целях внешней политики Штатов. Фото: Evan Vucci / AP

«Это отличный подарок для России»

Мнения о том, стоило ли США публиковать отчет именно сейчас, расходятся. Старший преподаватель школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Чупрыгин считает, что делать это было ошибкой. По его словам, с одной стороны, намек на причастность кронпринца заставляет многих задаваться вопросом: почему Вашингтон не вводит санкции против, собственно, главного виновника.

С другой стороны, администрация Байдена провела в Белом доме чуть больше месяца, и ее стратегия по Ближнему Востоку еще не конкретизирована. В этой связи санкции против КСА могут сильно подорвать позиции Штатов по некоторым вопросам. В частности, считает Чупрыгин, ухудшение отношений с бин Салманом может привести к провалам в важных сферах: они коснутся американской политики по урегулированию с Ираном, решения сирийской проблемы и борьбы с усилением позиций России в регионе.

Мухаммед бин Салман Аль Сауд и Владимир Путин

Мухаммед бин Салман Аль Сауд и Владимир Путин. Фото: Наташа Писаренко / AP

С ним не согласен Аль-Хашиан: по его словам, Вашингтон не мог найти более подходящего времени для публикации расследования. По мнению эксперта, доклад позволил новой администрации с самого начала своей работы расставить приоритеты в политике.

«Трамп смотрел на Саудовскую Аравию как на инвестиционную возможность, ему было все равно, как будет использовано проданное им оружие или что происходит в королевстве, — он просто старался извлечь максимальную пользу», — отметил Аль-Хашиан. Он добавил, что Байден не делает ничего принципиально иного, поскольку точно так же хочет выстраивать отношения с королевством. «Просто демократ старается балансировать между американскими ценностями — правами человека и демократией — и выгодами во внешней политике. Трампа эти ценности не особенно волновали», — подчеркнул он.

В то же время Эр-Рияд в любом случае сделает после произошедшего свои выводы. По мнению Дмитрия Суслова, Саудовская Аравия начнет в большей степени диверсифицировать внешнюю политику и в меньшей — ориентироваться на Вашингтон. А это принесет новые возможности для России.

Это колоссальная возможность и отличный подарок для России именно с точки зрения налаживания отношений с Саудовской Аравией и выхода на саудовский рынок вооружений. Думаю, королевство сейчас в отместку начнет военно-техническое сотрудничество с Москвой. — Дмитрий Суслов.

В глазах королевской семьи опубликованный американцами доклад, равно как и многозначительные заявления Байдена о том, «что делать с Эр-Риядом в целом», могут выглядеть как лакуна в отношениях. При этом способность Вашингтона окончательно разобраться в том, кто друг, а кто враг, тоже вызывает сомнения: сначала пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки говорит о подготовке «более эффективных методов» наказания кронпринца, а потом — о том, что администрация оставит за собой «право в будущем ввести санкции против принца при необходимости».

Все это кажется издевкой на фоне многочисленных слухов о тяжелой болезни короля — последнему регулярно предсказывают скорую отставку, после которой трон должен будет занять собственно бин Салман. Если этому ничто не помешает, то сомнения Вашингтона по поводу введения санкций отпадут сами собой — окончательно портить отношения с новым главой страны американцы не решатся.

Впрочем, скорее всего, «наказывать» кронпринца Белый дом и так не будет. Ведь иначе США рискуют оказаться у разбитого корыта: угрозы могут отпугнуть кронпринца, который быстро найдет новых друзей, считают эксперты. При этом рвать союзнические отношения со Штатами Эр-Рияд не будет: саудовцы скорее просто покажут, что тоже способны на ужесточение отношений.

Посетители символических похорон Хашкуджи в Стамбуле

Посетители символических похорон Хашкуджи в Стамбуле. Фото: Huseyin Aldemir / Reuters

В то же время, если Вашингтон решит «сдать назад», у него, вероятно, останется возможность договориться: причем не только с партнерами в королевстве, но и с собственными гражданами. В конце концов, в публичном поле саудовцы постарались сделать все, что могли, чтобы не казаться злодеями. Власти страны не стали игнорировать расследования Турции, ООН и США и не только признали факт гибели Хашкуджи, но и провели свое, внутреннее расследование. В результате генпрокуратура КСА предъявила обвинения 11 задержанным, из которых пятерых позднее приговорили к смертной казни. В то же время саудовское расследование вызывает уйму вопросов: например, почему имена преступников не раскрыли, а суд был закрытым, — но хотя бы оставляет Эр-Рияду пространство для маневра. Кстати, есть и еще одна странность: дети журналиста позднее попросили помиловать осужденных.

Однако это не значит, что бин Салмана не подстерегают другие неприятности: даже его власть не гарантирует полной неприкосновенности, особенно учитывая многочисленные внутриполитические скандалы, в которых нередко видят «разборки» между принцем и его недоброжелателями. «Перед кронпринцем действительно много вызовов и опасностей, но они ни в коей мере не связаны с действиями Соединенных Штатов или их отчетами», — отмечает Андрей Чупрыгин. По его словам, Саудовской Аравии, королевскому дому и системной оппозиции все равно, в чем обвиняют Эр-Рияд: «Люди в королевстве делят свою территорию и свою власть».

Их склоки вполне могут перерастать и в убийства: ходят слухи, что бин Салман приказал избавиться даже от собственного родственника — принца Мансура бин Мукрина. По официальной версии, тот разбился на вертолете в результате несчастного случая. Неофициальная же гласит, что его ликвидировал спецотряд «Тигр» (Tiger Squad), отвечающий за устранение диссидентов. В члены этого секретного подразделения, якобы подконтрольного кронпринцу, записывают и убийц Хашкуджи. Дополнительно слухи об убийстве бин Мукрина только подогревает тот факт, что его смерть произошла в тот же день, что и коррупционный скандал 2017 года.

«Это все — вызовы и опасности, которые генерируются внутри страны, а не извне. И американцы в этом никакой роли не играют», — заключает Чупрыгин.

Елизавета Наумова

По материалам: «Лента.Ру»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru