Главная / НОВОСТИ / «У военных баз есть разные функции»: Суконкин о значении российского ПМТО в Судане

«У военных баз есть разные функции»: Суконкин о значении российского ПМТО в Судане

Россия выступает за укрепление двусторонних связей с Джибути. Параллельно Судан заявил о пересмотре соглашения о создании пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ, который планируется создать в восточноафриканской стране.

В связи с этим в экспертном сообществе начались разговоры на тему возможного переноса будущей базы в Джибути. Однако военный обозреватель Алексей Суконкин считает, что такая замена даже не рассматривается, и сближение с одной африканской странной нельзя рассматривать как отказ от сотрудничества с другой.

Он напомнил, что соглашение с Суданом не расторгнуто, а лишь отправлено на доработку, о чем заявил глава Генштаба страны Мухаммед Осман аль-Хусейн. Это означает, что сотрудничество с Хартумом продолжается.

При этом перспектива размещения ПМТО в Джибути не является новостью. Переговоры об этом велись еще с 2012 года.

Географическое положение страны действительно является крайне выгодным — она расположена на берегу Баб-эль-Мандебского пролива, отделяющего Красное море от Аденского залива. Через узкий коридор проходит один из важнейших торговых путей, для контроля над которым в Джибути уже разместились военные базы Италии, Японии, Франции, Китая и США.

Однако России нужно не только военное присутствие в регионе, но и возможность дальнейшего использования ПМТО для наращивания товарооборота с африканскими странами.

«Если мы говорим о желании использовать Джибути как логистический хаб, с упором на грузовой трафик из ряда континентальных африканских стран к международному порту и обратно, то упираемся в тупик, образованный нестабильностью в отношениях между Эфиопией и Эритреей, а также наличием под боком непризнанного мировым сообществом государства Сомалиленд, имеющего потенциально опасные неурегулированные споры с легитимной частью Сомали», — объяснил Суконкин.

Эксперт считает, что успехи России в Африке делают неизбежным рост грузооборота с партнерами Москвы на континенте, и Порт-Судан в этом случае является куда более выгодным местом для будущего ПМТО.

«Появление военно-морской базы говорит не только о «проецировании силы» как таковой, но и о придании будущему торговому хабу некой «боевой устойчивости», наличие которой позволит исключить даже саму вероятность каких-либо силовых способов конкурентной борьбы, которыми не гнушаются пользоваться некоторые «партнеры», да и угрозы террористического характера при наличии кораблей военно-морского флота, будут существенно снижены», — заявил он.

Суконкин уверен, что в Хартуме видят перспективы усиления взаимовыгодного взаимодействия с другими странами континента через сотрудничество с Россией. В частности, власти африканского государства не могут оставить без внимания, что там, куда пришла Россия, наступает мир. Поэтому для Судана отказ от планов создать базу ВМФ РФ на собственной территории будет «выстрелом себе в ногу».

При этом и России для поддержания статуса «великой державы» не стоит отказываться от выгодного во всех отношениях пункта материально-технического обеспечения в Порт-Судане.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru