Главная / Общество / Дорога смерти

Дорога смерти

Жители двух сочинских сёл ежедневно ездят над пропастью

Жители сёл Ермоловка и Аибга в Адлерском районе Сочи несколько лет безуспешно просят отремонтировать дорогу, ведущую в их населённые пункты. Дорога не просто в аварийном состоянии, а по-настоящему опасная: нормального покрытия нет, под остатками бетона и на обочине — пропасть, боковые ограждения тоже не установлены. По словам местных, машины уже несколько раз срывались вниз. Что происходит с сочинской дорогой и почему её никак не могут починить, разбирался RT.

Ермоловка — небольшое село в Адлерском районе Сочи, практически на границе с Абхазией. Согласно последней переписи, в 2014 году здесь проживало около 400 человек, но с тех пор, рассказывают местные жители, население выросло до 600 человек.

Тем не менее инфраструктуры в селе до сих пор практически нет. Работа, школа и даже магазины — за всем этим ежедневно приходится не просто ездить на машине по 8—15 км по единственной дороге, связывающей Ермоловку с основной частью Большого Сочи, но и делать это с риском для жизни.

«Вот здесь раньше был асфальт, ещё в советское время», — показывает Ольга Кутузова, жительница Ермоловки. Под ногами у женщины хрустит галька, кое-где видны лоскуты ветхого асфальта — всё, что осталось от покрытия. Дорога вся испещрена глубокими ямами и рытвинами, заполненными водой. После каждого дождя дорогу размывает ещё сильнее. «На склонах нет дренажа, водоотведения. Идти даже невозможно, не то что ехать. Если только на уазике», — продолжает Кутузова, показывая на длинную колею глубиной сантиметров 15.

Дожди здесь, в горной местности с субтропическим климатом, для дорог особенно разрушительны, рассказывают местные жители. С горных склонов стекают ручьи, а при сильной непогоде — сели. Зимой нередко сходят лавины.

На одних участках дорога грунтовая, покрытая крупной галькой. На других — бетонная, только грунт под плитами обвалился, и прямо под ними зияют глубокие провалы. «Плиты держатся на честном слове, швы между ними прохудились, к краю даже подходить страшно! А тут машины ездят», — показывает Кутузова. Сразу за плитами начинается крутой обрыв глубиной несколько десятков метров. Никаких ограждений нет. Кто-то из местных положил на краю плиты две автомобильные шины — хоть какое-то предупреждение об опасном участке.

«При движении положено держаться правой стороны, а у нас этого делать нельзя. То есть ты фактически едешь по встречке, потому что правая сторона висит», — рассказывает Ольга Кутузова.

Общественного транспорта в селе нет — опять-таки из-за состояния дороги. Единственное регулярное сообщение с основной частью города организовано силами военнослужащих пограничной заставы «Ермоловка», расположенной в селе. «Каждое утро едут на пазике в город, в первую очередь везут детей в школу», — говорит Ольга.

По словам местных жителей, в последние годы было несколько случаев, когда машины чуть не падали в пропасть. «Один раз с обрыва сорвалась «Газель». Я сама видела, как несчастные пассажиры сидели со страхом в глазах, а машина внизу была. Не совсем в глубине, но вниз её утащило. Когда поднимаешься по дороге, там крутой подъём, и если груз тяжёлый, то колёса начинают пробуксовывать и машина сходит по гравийке туда, вниз, под откос, её затягивает», — вспоминает Кутузова.

В сентябре 2019 года из-за опасной дороги чуть не пострадали дети. «В одном месте, где провал на дороге был, забуксовал автобус пограничников, который вёз детей в школу, и его понесло. Одно колесо уже висело над обрывом. Водитель высадил детей, они стояли рядом с автобусом, когда я это увидел, проезжая мимо. Несколько человек я подобрал и довёз обратно до деревни», — рассказывает житель Ермоловки Аркадий.

«Полколеса висит над пропастью»

Ещё хуже приходится жителям Аибги. Это село находится за Ермоловкой, выше в горах, на высоте 850 м. Здесь прописано около 100 человек, круглогодично живут несколько десятков. Как и Ермоловку, с основной частью Большого Сочи и всей инфраструктурой село связывает всё та же аварийная дорога.

Помимо ухабов, рытвин и промоин, которыми покрыта дорога в районе Ермоловки, на участке, ведущем к Аибге, она ещё и очень узкая. «Два с половиной — три метра максимум шириной, и на некоторых участках под углом в 45 градусов проходит. Уазики ещё проезжают, но есть повороты, где и они еле вписываются. А если идут большегрузки, то у них постоянно полколеса висит над пропастью», — рассказывает жительница Аибги Анна (имя изменено по её просьбе).

На видео, снятых местными жителями, дорога в этих краях больше похожа на русло высохшей горной реки: сплошные колеи и огромные, по нескольку десятков сантиметров, булыжники, по которым как-то силятся проехать машины. «Транспорт ломается постоянно, плюс периодически сходят сели, а зимой — лавины», — продолжает Анна.

По её словам, обычная машина вообще не может проехать в село: «Застревают ещё в Ермоловке, а сюда только высоко поднятый внедорожник проехать может». Но и на таких машинах, говорит Анна, больше 10—12 км/ч не разгонишься: «15 — уже бешеная скорость считается. А до асфальта 37 км, по 2,5 часа до города добираемся».

«На этой дороге ещё и связи нет. Если произошёл обвал или дерево упало, что очень часто бывает, невозможно даже помощь позвать», — рассказывает жительница Аибги Ольга Анатольевна. В отличие от соседней Ермоловки, ДТП с летальным исходом здесь, по словам жителей, уже были. Как говорит Анна, десять лет назад в пропасть упал бензовоз. За рулём был неопытный водитель, он вёз солярку в посёлок.

«Знаете, сколько у нас памятников на этой дороге стоит? Лет шесть-семь назад около водопада машина ушла, три человека погибли, один остался живой. Люди постоянно гибнут. Особенно неопытные, не местные. Наши-то ещё более-менее знают дорогу. А те же туристы снизу — нет. Их к нам много едет, места-то красивые», — рассказывает Анна.

По словам Аркадия из Ермоловки, эти края, несмотря на смертоносную дорогу, действительно пользуются спросом у туристов: «Возят их по 50 машин каждый день, в две смены. Пока все живы, но ведь может кто-то и убиться». В интернете также немало предложений автомобильных туров в Аибгу. Об опасности местной дороги не говорится ни в одном из них.

10 часов до больницы

«Ни магазина, ни заправки, ни аптеки у нас тут нет. Медпункт закрыли в 2002 году», — рассказывают жители Аибги. Живут здесь преимущественно пенсионеры.

Электричества в селе тоже нет, только дизельный генератор. «Но если он ломается, мы неделями можем сидеть без света. Поэтому почти у каждого в хозяйстве есть свой бензиновый движок», — продолжают жители. Топливо, как и продукты, доставляют, как здесь говорят, «снизу», из основной части Большого Сочи. «За коробком спичек, если что, или к соседям бежать, или вниз ехать», — говорит Анна.

И если что-то происходит с дорогой, Аибга оказывается полностью отрезана от остального мира на целые дни, а то и недели. Так было, к примеру, при недавнем потопе в июле. Дорогу размыло, и жители несколько дней не могли даже съездить за продуктами.

«У нас был магазин несколько лет назад, человек снизу держал, доставлял товар на «Ниве». Но из-за такой дороги перестал. Сказал, ремонт машины дороже обходится, чем здесь торговать», — рассказывает Анна.

Особенно туго приходится, если кому-то в селе требуется медицинская помощь. Вызов скорой здесь похож на полноценную спецоперацию.

«Чтобы приехала скорая, приходится звонить в МЧС. Они берут свою машину, и на ней привозят медиков к нам. Потому что в Адлере у бригад скорой помощи нет тех машин, которые могли бы к нам приехать. Либо мы на своих внедорожниках едем навстречу, спускаем больного вниз, и тогда где-то у Ермоловки встречаемся со скорой. И всё это из-за дороги», — рассказывает жительница Аибги Ольга Анатольевна.

Но из-за того что село находится в приграничной зоне, возникает ещё одна проблема, продолжает она: «У нас в селе действует пропускной режим. И когда вызывают скорую, нужно, чтобы врачи были с паспортами. А не у всех врачей он на рабочем месте. Приходится ехать домой за паспортом. Плюс вызвать МЧС. Представьте, сколько времени уходит».

«Скорую ждут минимум пять-шесть часов в один конец. Мы звоним, вызываем, она доезжает до Ермоловки, пересаживается на МЧС и только тогда едет к нам. То есть 10 часов уходит, чтобы человека в больницу доставить», — добавляет Анна.

По её словам, из-за этого местные жители вызывают врачей только в критических случаях: «Мы сидим тут, затаренные лекарствами по самую маковку: антиаллергенные, сердечные, противошоковые. У нас есть свои врачи в городе, они по телефону нас консультируют. Ведь бывает, что только 15—20 минут есть на реагирование. У нас оса укусила одну девочку, а у неё была аллергия. На глазах начало раздувать. Позвонили врачу, он сказал, как дексаметазон применить, другие лекарства. Мы ей прокололи, хотя мы не медики, не имеем права это делать. Но иначе бы она просто скончалась, скорой ведь не дождёшься».

«Существует угроза жизни жителей»

И в Аибге, и в Ермоловке люди много лет пытаются достучаться до властей, чтобы привести дорогу в надлежащее состояние. Но безуспешно. Жители обоих сёл показывают свои многочисленные обращения и отписки чиновников.

Первая причина, по которой, как говорят городские власти, ремонт дороги не сделан и не предвидится в ближайшем будущем, — нехватка денег.

«В рамках мероприятий муниципальной программы «Развитие инфраструктуры муниципального образования город-курорт Сочи» по реконструкции автомобильных дорог на 2019—2021 годы, выполняемых МКУ города Сочи «Управление автомобильных дорог», автомобильная дорога по ул. Ермоловской Адлерского внутригородского района города Сочи не учтена», — сообщили в департаменте транспорта и дорожного хозяйства администрации Сочи в ответ на обращение Ольги Кутузовой из Ермоловки в 2019 году. Годом позже Ольге пришёл аналогичный ответ, где говорилось, что дорога по-прежнему не учтена муниципальной программой, только теперь на 2020—2022 годы (оба ответа есть в распоряжении RT).

В администрации Сочи также подтвердили RT, что не располагают необходимой на ремонт суммой. «Решением городского собрания Сочи «О бюджете города на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов» финансирование на выполнение вышеуказанных работ не предусмотрено», — заявил RT заместитель главы муниципального образования городской округ город-курорт Сочи Алексей Соколов.

По его оценкам, ориентировочная стоимость выполнения проектно-изыскательских работ в рамках ремонта дороги составляет 67 млн рублей, строительно-монтажных работ — 365 млн рублей. В то время как на содержание и ремонт всех автомобильных дорог общего пользования местного значения на территории Адлерского района в рамках муниципальной программы в 2021 году предусмотрено финансирование в размере 66,7 млн рублей, в период с 2022 по 2024 год — 67,2 млн рублей ежегодно, продолжает Соколов.

«Количество объектов, требующих производства проектно-изыскательских работ, значительно превосходит объём выделяемого финансирования», — ответили в администрации Сочи жительнице Аибги Оксане Бубуёк (ответ есть в распоряжении RT).

При этом сами чиновники существование проблемы с дорогой признают.

«Дорога Ермоловка — Аибга является единственной дорогой, связывающей эти сёла с центром Адлерского района и города Сочи в целом. Полотно дороги на всём протяжении разрушено, находится в неудовлетворительном состоянии. Регулярно после выпадения обильных осадков происходят камнепады, сходят селевые потоки, зимой — снежные завалы. Движение по дороге возможно только на транспорте повышенной проходимости. По этой причине происходит приостановка автомобильного сообщения на несколько дней или недель», — сообщили Оксане Бубуёк в администрации Адлерского района в 2019 году.

«Помимо жителей, по данной дороге передвигаются пограничные наряды застав «Ермоловка», «Аибга», которые осуществляют охрану государственной границы, а также священнослужители Аибгинского скита Владимирской иконы Божией Матери Спасо-Преображенского Валаамского мужского монастыря, расположенного в горах в 9 км от села Аибга, — перечисляется в документе. — Из-за неудовлетворительного состояния дороги (особенно на вышеуказанных участках, подверженных камнепадам и селевым потокам) существует угроза жизни и здоровью местных жителей, пограничных нарядов и монахов».

«Ремонт не планируется»

Жителям Ермоловки в ответ на жалобы по поводу состояния дороги в администрации также сообщили, что ремонт за счёт муниципального бюджета невозможен не только из-за нехватки средств, но и потому, что дорога проходит по земельным участкам, принадлежащим не городу, а другим лицам — Сочинскому национальному парку и ОАО «РЖД».

RT связался с обеими организациями. В Министерстве природопользования сообщили, что «автомобильная дорога общего пользования от с. Черешня до с. Ахштырь Адлерского внутригородского района проходит в границах Сочинского нацпарка». «Однако по факту она является дорогой местного значения, соединяющей указанные населённые пункты, и никогда не находилась в ведении ФГБУ «Сочинский национальный парк». В соответствии с ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения вне границ населённых пунктов относится к сфере муниципальных образований, и ответственность за ремонт дорог несут они», — заявили в ведомстве.

В свою очередь, заместитель главного инженера Северо-Кавказской железной дороги Дмитрий Курилов заявил RT, что «часть автомобильной дороги расположена на земельном участке полосы отвода железной дороги, который является федеральной собственностью и передан ОАО «РЖД» в долгосрочную аренду по договору в 2009 году. Автомобильная дорога на балансе структурных подразделений ОАО «РЖД», расположенных на полигоне Северо-Кавказской железной дороги, не состоит. Учитывая, что содержание автодорог является непрофильным видом деятельности ОАО «РЖД», а также отсутствие вышеуказанной автомобильной дороги на балансе ОАО «РЖД», её ремонт силами Северо-Кавказской железной дороги не планируется».

RT обратился и в администрацию Сочи с просьбой прокомментировать информацию, которую ранее озвучили жителям Ермоловки о других собственниках участков дороги, однако ответа не получил.

При этом жителям Аибги чиновники предоставляли иную информацию.

«Указанная дорога находится на землях, принадлежащих ФБГУ «Сочинский национальный парк. По информации, представленной ранее парком, указанная дорога автомобильной не является, представляет собой лесохозяйственную противопожарную дорогу. На основании вышеизложенного организация мероприятий по укреплению грунтовых участков на обширной территории за счёт средств муниципального бюджета не представляется возможной», — сообщили в 2020 году Оксане Бубуёк в администрации Сочи (письмо есть в распоряжении RT).

Однако уже годом позже чиновники написали женщине, что национальный парк не имеет отношения к дороге. «Автомобильная дорога Ермоловка — Аибга значилась как лесохозяйственная противопожарная дорога Сочинского национального парка. Но, согласно постановлению правительства от 2013 года о расширении территории парка, дорога выведена за пределы границ учреждения. По этой причине содержание данной дороги парком не представляется возможным», — заявили Оксане Бубуёк в администрации Адлерского внутригородского района (письмо есть в распоряжении RT).

Сами чиновники от дороги открещиваются. «Следует учесть, что данная дорога не значится в реестре объектов муниципального имущества, и бюджетом органов местного самоуправления Сочи содержание дороги, включая зимнее, не предусмотрено также. Правообладателем дороги является Российская Федерация», — сообщили Оксане.

Правовая коллизия

Мнения экспертов насчёт того, кто должен ремонтировать дорогу в сложившейся ситуации, также разделились. Адвокат Александр Князев считает, что дорогу в любом случае должны чинить местные власти.

«Если дорога местного значения, обязанность по её содержанию относится к полномочиям муниципалитета. В соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности», осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог возложена только на муниципалитет», — рассказывает Князев.

Другой точки зрения придерживается заведующий кафедрой «Дорожно-строительные материалы» МАДИ профессор Юрий Васильев. «В данном случае муниципальные власти правы в том, что не имеют возможности отремонтировать дорогу, которая проходит по земельным участкам, находящимся в собственности иных лиц. Расход бюджетных средств на ремонт частной собственности или на имущество, не находящееся в ведении субъекта, является нарушением Бюджетного кодекса», — убеждён эксперт.

«Если дорога открыта для проезда граждан, то местные органы власти вправе принимать меры административного воздействия на собственников дороги или земельного участка в рамках осуществления технического надзора», — добавляет Васильев.

«Если указанная дорога местного значения, а не федерального, то она находится в ведении органов местного самоуправления городских поселений, муниципальных районов, городских округов в области использования автомобильных дорог и осуществления дорожной деятельности. Законом субъекта дорога местного значения может быть передана в ведение органов местного самоуправления и закреплена за ними», — считает директор юридического института РУТ (МИИТ) кандидат юридических наук Евгений Нестеров.

«Если часть дороги пролегает по территории земельного участка, находящегося в пользовании третьего лица, то на данном участке может быть установлен сервитут либо обслуживание участка дороги, осуществляемое за счёт владельца участка», — отмечает эксперт.

«Когда дорога проходит по территории других лиц и изъять её в силу тех или иных причин невозможно, как правило, заключается договор сервитута, то есть временная аренда с пользованием того участка, по которому проходит дорога», — соглашается с ним юрист по гражданскому праву Кирилл Чернявский.

По мнению ведущего эксперта Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Андрея Борисова, в данном случае коллизия довольно серьёзная. «Если муниципальная дорога проходит по земельным участкам и собственности других лиц, то здесь ничего нельзя сделать, только договариваться с правообладателем, чтобы переводить в муниципальную собственность, перемежёвывать территории, чтобы дорога была в собственности муниципалитета. Понятно, почему он не хочет этого делать — у него на балансе будет больше километров, больше денег на это тратить придётся», — говорит эксперт.

Как отметил Борисов, основная проблема в том, что часть дороги проходит по федеральному учреждению: «И если территория принадлежит федерации, то всё, что на ней находится, принадлежит, финансируется, эксплуатируется и поддерживается в надлежащем состоянии федерацией. Здесь надо, чтобы муниципалитет обратился к федералам. То есть, если в границах парка дорога в плохом состоянии, это вопрос к федерации, муниципалитет туда залезть не может. Но те участки, которые входят в муниципальную собственность, должны эксплуатироваться и содержаться муниципалитетом».

«Ждут, когда мы вымрем»

Пока власти не могут договориться с правообладателями земельных участков о том, кому же именно чинить дорогу, жителям Ермоловки и Аибги остаётся рассчитывать лишь на самих себя.

В Ермоловке людям с дорогой помогают только пограничники, проходящие службу на местной заставе. «Военные — единственные, кто тут хоть что-то делает. Как-то раз, когда на дороге был сильный провал, они привезли две машины старого асфальта и засыпали его. Хоть немного выровняли, полгода почти нормально ездили. Потом снова дожди и снега дорогу разбили, — рассказывает Аркадий. — А с месяц назад они посрезали ветки вдоль обочин, чтобы хоть можно было разглядеть, что за поворотом».

В Аибге местным пенсионерам приходится справляться со своими бедами самостоятельно. «Когда зимой закрыта дорога — это обычная ситуация. Начинают сходить лавины, их вообще никто не чистит. Кто хочет ехать — берёт лопаты и идёт копать, пробивать завалы. Глубина снега там полтора метра, 9—10 км нашего скального участка раскапываем», — рассказывает Анна из Аибги. «Они, видимо, ждут, когда мы тут просто вымрем от старости и не надо будет уже ничего чинить», — заключает одна из жительниц Аибги.

Мария Шер

По материалам: «RT»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru