Главная / Общество / «Им деньги, а нам смерть?»

«Им деньги, а нам смерть?»

Инвалиды жалуются, что не могут парковаться у больниц

Московский инвалиды уверены, что власти города наживаются на их проблемах.

Москвич Андрей Цветков описал проблему, с которой сталкивается почти каждый день, и в качестве иллюстрации снял и выложил видеосюжет на эту тему:

«Я с виду — здоровый мужик. Но мне трудно объяснить, а вам трудно понять, что такое жить в памперсе или с катетером. Да, у меня онкология, 2-я группа. И тем страшнее, когда много говорят о заботе о нас, но при этом некоторые службы, типа МАДИ, просто делают на нас деньги. Я работаю с инвалидами, и Общественной Палатой РФ признан лучшим волонтером, но мне горько и стыдно, что я не смог спасти автомобиль от эвакуации у онкодиспансера на Войковской. Страшно представить состояние этого человека, пусть даже на хорошей машине. Стресс больного человека чаще всего заканчивается очередной операцией. Вопрос: до каких пор?»

Из сюжета становится понятно, что Цветков пытался не допустить эвакуации автомобиля со значком «Инвалид» со стоянки онкологической больницы. Цветков утверждает, что этот случай в Москве не единичный:

«Созвонился со многими инвалидными организациями, и все в один голос: десятки штрафов, нет подъезда к социальным объектам. Самое страшное, что, даже выиграв суд, вернуть оплаченный штраф удается лишь через 7-11 месяцев.»

Читатели блога Цветкова подтверждают: припарковаться инвалиду в Москве, несмотря на специально выделенные места, очень трудно:

— Кстати, даже у больниц инвалидную машину припарковать почти невозможно везде… Была приятно удивлена в ГКБ№1, там такие машины пропускают во двор.

— Ничего, что парковочные места для инвалидов постоянно заняты автомобилями не инвалидов? Объяснить почему? Загнать машину на парковку при онкодиспансере (поликлинике, больнице и т.д) сложнее, чем сходить в туалет для инвалидов: надо подойти к туалету, найти рядом с ним информацию — где, как и есть ли вообще возможность найти ответственного за ключи от туалета — метнуться на инфостойку, которая хрензнаетгде и часто даже не на том же этаже, что и туалет, или позвонить по телефону, долго ждать ответа, а потому ещё дольше сотрудника, который не спешит открыть туалет, а относится к этому как тягостной обязанности (а с хрена ли торопиться?), потом выслушивать его комментарии (хорошо в процессе над душой не стоит). Так вот с парковками ещё хуже!

— Ликсутовские крокодилы шакалят возле больниц с особым энтузиазмом. Эвакуируют цинично, не слушая никакие доводы, по формальным признакам. Об этом хорошо знают все, кто часто туда ездит. И паркуются в близлежащих дворах, откуда уже пешкодромом добираются до приемной. Есть больницы, пускающие внутрь. Это плюс. Минусы: пускают не всех — либо только инвалидов, либо если договоришься с охраной. Инвалида по-человечески жаль, но он сам подставился, а табличка 8-24 да еще с зоной действия — вещь очень суровая, тем более, возле Войковской.

По материалам: «Новые Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru