Главная / Общество / Муниципалитеты ХМАО не получили миллиарды Сбербанка

Муниципалитеты ХМАО не получили миллиарды Сбербанка

Эксперты заявляют об опасном прецеденте

Многомиллиардные проекты по возведению в муниципалитетах ХМАО школ в рамках концессий близки к полному провалу. В Нефтеюганске соглашение после претензий антимонопольщиков уже расторгнуто, и повторно чиновники будут готовы выйти на конкурс, как признаются сами, «в лучшем случае через год». В Нягани суды с УФАС находятся в активной фазе – в первой инстанции муниципалы доказали свою правоту, но управление пошло в апелляцию. Между тем наблюдатели говорят о вялотекущем состоянии работ на стройке, которая в итоге, как считают инсайдеры, может просто оказаться неинтересной инвестору. Так или иначе, заключают федеральные эксперты, практика, формируемая сейчас в ХМАО, крайне важна для отрасли государственно-частного партнерства, которая только набирает обороты и очень зависима от репутационных историй такого рода и наработок, создаваемых в регионах. В конфликте же в Югре они видят и плохую организационную работу на низовом уровне, и возможные политические игры, и откровенные перекосы системы. В сухом остатке остаются нереализованные социальные проекты при условии одобренного Сбербанком финансирования и согласии крупных строителей на реализацию запроса государства.

Администрация Нефтеюганска подала апелляционную жалобу в рамках спора с УФАС по ХМАО-Югре, сопряженного с заключением концессионного соглашения на возведение школы в 17 микрорайоне, но заявление еще не принято к производству. Кроме того, чиновники подали ходатайство о восстановлении срока подачи жалобы.

Уточним, конфликт развернулся после проверок прокуроров и антимонопольщиков. Последние, в частности, пришли к выводу об отсутствии признаков концессионного соглашения и необходимости проведения конкурентных процедур в рамках ФЗ № 44, а также высказали перечень претензий к оценке соответствия потенциального концессионера.

Готовность взять на себя соответствующую роль еще в 2019 году выразило ООО «Образовательная инфраструктура» (Сургут; директор и учредитель, согласно «Контур.Фокус», Эдуард Греков). Разбирая деятельность компании, антимонопольщики указали, что ООО было создано после размещения администрацией сообщения о проведении отрытого конкурса.

«Уставный капитал организации, согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, составляет 10 тыс. рублей. Единственным участником данного общества является Греков Эдуард Юрьевич. Как видно, общество само по себе не удовлетворяет требованиям к участникам конкурса (отсутствие опыта по строительству объектов, отсутствие финансовой состоятельности как таковой)», – следует из позиции Управления ФАС по ХМАО.

При этом не убедили ни УФАС, ни суд, и отсылки на готовность ООО «Литана» участвовать в проекте в качестве застройщика и делового партнера ООО «Образовательная инфраструктура». Судя по всему, речь идет о юридическом лице «Литана», зарегистрированном в Калининграде и входящем в одноименную группу.

Согласно данным системы «Контур.Фокус», баланс ООО «Литана» на конец 2020 года составлял 1 млрд, выручка – 1,7 млрд, чистая прибыль – 5,9 млн. Группа позиционировала себя как одну из крупнейших компаний в Восточной Европе, специализирующуюся в судостроении и строительстве объектов промышленного и гражданского назначения, с бизнес-единицами, в том числе, в Латвии, Финляндии, Швеции и Германии.

Критически УФАС отнеслось и к письму Сургутского отделения Уральского банка ПАО Сбербанк, которым финструктура подтвердила возможность предоставления ООО «Образовательная инфраструктура» 1,94 млрд рублей для реализации проекта концессионного соглашения.

Также ревизоры обратили внимание на 2 ключевых момента концессии – объект соглашения и условия компенсации.

«Согласно условиям заключенного концессионного соглашения, объектом является – средняя общеобразовательная школа. Соответственно, здание школы может использоваться исключительно в целях осуществления образовательной деятельности. ООО «Образовательная инфраструктура» не является образовательной организацией и таковую деятельность не осуществляет. <…> Таким образом, определение предмета соглашения не соответствует Закону о концессионных соглашениях», – указано в материалах дела.

В части же компенсаций в УФАС указали, что проведенный анализ показал, что «концессионеру будут возмещены все понесенные в связи со строительством школы затраты». «Фактически концессионным соглашением прикрыта иная сделка – договор строительного подряда», – заключили ревизоры, с которыми в итоге согласился суд первой инстанции.

Впрочем, аналитики и отраслевые эксперты, обсуждая этот конфликт, подчеркивают, что ситуация отнюдь не столь однозначна и параллельно вскрывает «другие уровни проблем».

«Первая примечательная деталь, что сперва было расторгнуто соглашение, а только потом принята к производству жалоба администрации на решение УФАС. Соответственно, зачем затевалась вся эта история, не очень понятно. Кроме того, апелляция также подана спустя 2 месяца после решения, то есть за пределами сроков», – рассуждает источник издания, отмечая, что такая история больше напоминает «показуху», нежели целенаправленную работу.

Другой источник также акцентирует внимание на управленческом кризисе, подчеркивая, что мэр Нефтеюганска Сергей Дегтярев «давно де факто ушел в отпуск после резкой критики и настойчивых рекомендации покинуть пост, поступивших от руководства округа». О факторе «исполнителей» говорят и собеседники в мэрии.

«Надо понимать, что все решения, связанные с вопросами земельных отношений и строительства, последние 5 лет принимаются не Дегтяревым. При этом с механизмом реализации знаком исключительно ограниченный круг лиц. После провала концессии есть теперь вопросы и по другим проектам», – озвучивают личную позицию собеседники издания в мэрии Нефтеюганска, подчеркивая, что в случае с концессией речь может идти «о плохой организационной работе».

При этом чиновники утверждают, что «крест на концессии не поставлен».

«В настоящее время мы пересматриваем проект без бассейна и пытаемся вместе с округом войти в федеральную программу. С учетом изменений цен на стройматериалы стоимость проекта без бассейна останется на прежнем уровне. Другой вопрос, что существенно меняются сроки его реализации. При самом оптимистичном раскладе конкурс пройдет не ранее лета 2022 года», – прокомментировали ситуацию представители руководства администрации Нефтеюганска.

Эксперты в области государственно-частного партнерства, рассматривая решение суда по Нефтеюганску, также обращают внимание на существующие перекосы. Например, говоря о выводе, «о невозможности финансирования концедентом всех расходов концессионера», аналитики указывают, что 115-ФЗ устанавливает два различных вида финансирования.

«Речь идет о принятии части расходов на создание и (или) реконструкцию объекта концессионного соглашения, его использование (эксплуатацию) и плате концедента. Никаких отдельных ограничений размера платы концедента в законе не присутствует. Исходя из этого, плата концедента может покрывать как расходы концессионера на создание, не возмещенные на этапе строительства, так и иные расходы концессионера, определенные в соглашении», – комментирует управляющий партнер «Пионеры ГЧП» Дарья Годунова.

Эксперт также подчеркивает, что при таких условиях для публичной стороны соглашения остаются выгодными и потому, что «не нужно платить сразу в пределах бюджетного периода», и потому что ГЧП/концессионное соглашение совмещает в себе три функции сразу: проектирование, строительство/реконструкцию, эксплуатацию.

«Что же касается второго вывода (объект концессии. – Прим. ред.), следует отметить, что 115-ФЗ не указывает, что те или иные обязательства концессионер должен осуществлять лично, без привлечения, например, субподрядных исполнителей. Наоборот, положениями закона допускается передача концессионером объекта или его части третьим лицам, а также привлечение других лиц для исполнения концессионного соглашения. В этом смысле концессионер может обладать правом на использование (эксплуатацию) объекта концессионного соглашения, однако в отсутствие специального разрешения будет лишен возможности самостоятельной реализации этого права», – отмечает Дарья Годунова.

Управляющий партнер «Пионеры ГЧП» Дарья Годунова

В этой связи особо примечательно еще одно обстоятельство – аналогичный спор по концессионному соглашению с УФАС по ХМАО возник у администрации Нягани. И в первой инстанции чиновники, с привлечением специалистов и заинтересованных лиц, добились признания решения управления антимонопольной службы недействительным.

На данный момент УФАС подана жалоба на это решение, которая находится на рассмотрении Восьмого арбитражного апелляционного суда.

При этом инсайдеры указывают и на риски для этого соглашения, связанные с «подвижностью экономики проекта», который на текущий момент «подвис».

«Некоторое время назад в Нягани на земельном участке был вырублен лес. На этом вся стройка остановилась. От депкорпуса и жителей судьба самого проекта властями скрывается. При этом надо понимать, что отказ от него влечет за собой серьезные риски. Во-первых, не исполняются установки федерального центра по переводу детей на односменное образование. Второй момент – в микрорайоне, где появляются новостройки, нет важного соцобъекта. Детям приходится ходить в школу, которая удалена от их домов», – делится мнением депутат Думы ХМАО Александр Мещангин.

Так или иначе, со слов федеральных экспертов, «практика, сейчас формирующаяся в ХМАО, принципиально важна для всей отрасли государственно-частного партнерства».

«Ситуация такова, что у регионов или муниципалитетов нет денег в оперативном доступе на такие социальные проекты, при этом потребность в них колоссальная. Появился инструмент, который позволяет эту дилемму разрешать. Но плохая работа на низовом подготовительном, организационном уровне ведет к тому, что направление становится все менее привлекательным для инвесторов. Даже для госбанков. Приходится пробиваться через решения судов и политические игры. При этом время уходит. Простой пример ХМАО – когда было одобрено многомиллиардное финансирование, которым так и не смогли воспользоваться», – заключает собеседник издания.

По материалам: «Правда УрФО»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru