Приключения белорусских нефтяников в России

“Российская сторона заинтересована в укоренении в России тех технологий добычи сложной нефти, которые имеются в Белоруссии”

До конца 2021 года должно завершиться объединение активов дочерней компании белорусской государственной «Белоруснефти» – работающей на Ямале «Янгпура» – и российской «Пурнефти». Сделка по приобретению последней обсуждалась больше года, в ноябре её одобрил в разговоре с белорусским президентом Александром Лукашенко президент РФ Владимир Путин. Официально о покупке было объявлено лишь в конце этого лета. Кому она больше выгодна – российской или белорусской стороне, – выяснял «Октагон».

Детали сделки

Принадлежащая «Белоруснефти» компания «Янгпур» работает на российском рынке с 2013 года. Как сообщается на её сайте, «компания ведёт поиск, разведку и разработку месторождений углеводородного сырья в пределах Известинского участка недр, расположенного в Ямало-Ненецком автономном округе (ЯНАО). Также с 2020 года “Янгпур” владеет правом пользования Южно-Тыдэоттинским участком недр ЯНАО». По сути, «Янгпур» – это первая компания с белорусскими корнями, допущенная к святая святых – добыче углеводородов в России. Объёмы, правда, невелики – в 2020 году она добыла чуть более 200 тыс. тонн нефти и около 870 млн кубометров попутного и природного газа.

Компания «Пурнефть» в своё время принадлежала НОВАТЭКу, была продана им в 2009 году инвестбанку «КИТ Финанс» и впоследствии перепродана. Деятельность в Пуровском районе ЯНАО «Пурнефть» ведёт с начала 1990-х. Имеет развитую инфраструктуру и фонд из 69 скважин. Работает на Усть-Пурпейском лицензионном участке недр, примыкающем к принадлежащему «Янгпуру» Известинскому. Предполагается, что после объединения общая добыча компаний составит поначалу более 300 тыс. тонн нефти и 1,2 млрд кубометров газа. А к 2025 году уровень добычи может достичь объёма, который нефтяники получают в белорусском регионе (менее 2 млн тонн).

Белорусский «Янгпур» работает на территории ЯНАО уже несколько лет. Фото: Виктор Драчев/ТАСС

Общая площадь активов после объединения приблизится к 2 тыс. квадратных километров. Об этом по итогам сделки заявил директор «Янгпура» Александр Поляков (его цитату приводит белорусское информагентство «БелТА» со ссылкой на пресс-службу компании). «Мы рассматриваем проект как единый в развитии нашего северного кластера. До конца 2021 года планируем полностью объединить “Янгпур” и “Пурнефть”», – говорится в сообщении. Переговоры с банком и бывшим владельцем, по его словам, велись больше года.

Уточняющие вопросы «Октагона» о том, кто был последним владельцем «Пурнефти» и какова сумма сделки, направленные в «Янгпур», остались без ответов. Известно, что за несколько месяцев до объявления сделки возможности приобретения обсуждалась на уровне президентов двух стран – в телефонном разговоре Владимира Путина и Александра Лукашенко. По данным белорусских СМИ (и это подтверждают последние события), российский лидер не высказал возражений относительно притязаний белорусов.

Нерентабельный актив в обмен на технологии

Эксперты полагают, что, если рассматривать экономическую сторону вопроса, такая снисходительность может быть связана лишь с тем, что иных желающих приобрести «Пурнефть» среди российских компаний не нашлось.

«На мой взгляд, кроме “Белоруснефти”, на “Пурнефть” не было претендентов: слишком уж невелики объёмы добычи ею углеводородного сырья». – Леонид Хазанов, промышленный эксперт.

– В принципе, её при желании может поглотить любой из российских маркет-майкеров, например «Газпром нефть». Вопрос только зачем? Если бы «Пурнефть» реально представляла для них хотя бы минимальную ценность, они её давно бы уже купили. Но этого не случилось, и «Пурнефть» досталась «Белоруснефти», – говорит промышленный эксперт Леонид Хазанов.

Объём добычи нефти в Белоруссии не превышает 1,8 млн тонн, ещё порядка 20 млн тонн она вынуждена закупать в России. Перспективы обнаружения крупных месторождений, по мнению Хазанова, у «Янгпура» мизерные, а недавно найденное Восточно-Избынское месторождение имеет запасы всего 0,5 млн тонн. Поэтому эксперт не исключает того, что компания будет присматриваться и к другим активам в России. Впрочем, уточняет он, «вряд ли ей удастся купить какой-либо из них, отличающийся большими объёмами добычи».

При кажущейся незначительности сделки для российской стороны в определённой степени для нефтегазовой отрасли России она может быть полезна. По словам белорусского политолога Петра Петровского, речь идёт главным образом о приобретении технологий добычи трудноизвлекаемой нефти, имеющихся у Белоруссии.

«Российская сторона заинтересована в укоренении в России тех технологий добычи сложной нефти, которые имеются в Белоруссии». – Пётр Петровский, политолог.

– С советских времён над их разработкой трудились белорусские Академия наук и Институт геологии. Такие технологии Белоруссия успешно применяла, в частности, в Венесуэле. А в связи с технологическими санкциями Запада в отношении российской нефтедобычи это стало снова актуально, – отмечает он.

С миру по нитке

Таким образом, Россия получает технологии и перспективы разработки участков, на которые не претендует ни один из её собственных игроков. Остаётся вопрос, в чём заключается интерес Белоруссии.

– Белорусская сторона несколько десятилетий стремилась зайти в российскую нефтегазодобычу. Мы помним попытки покупки «Башнефти», потом сотрудничества с «Русснефтью». Логика Лукашенко в том, чтобы создать производство закрытого цикла – от добычи до переработки и реализации, чтобы не было издержек. Его мечта – иметь свою компанию, которая бы самостоятельно добывала, перерабатывала и продавала без посредников, – говорит Петровский.

Впрочем, пока эта мечта не представляется осуществимой. Во-первых, объёмов добычи «Янгпура» не хватит даже на месяц работы НПЗ Белоруссии. Во-вторых, есть большие сомнения в том, что компания сможет получить равный доступ к российской трубе.

Вероятно, с последним обстоятельством связаны дальнейшие планы Лукашенко.

Мечта Лукашенко – собственная нефтяная компания закрытого цикла, от добычи до реализации. Фото: Shamil Zhumatov/EPA/TASS

– В свете декларируемого создания единых рынков нефти и газа в ЕАЭС Белоруссия, как и Казахстан, рассчитывает на равные условия для работы своих компаний, – отмечает белорусский эксперт. – Таким образом, Лукашенко, с одной стороны, мыслит категорией «с миру по нитке». С другой – надеется на многосторонние переговоры по использованию трубы. Если к тому моменту, когда они войдут в активную фазу, в России уже будет успешно работать своя компания, это будет определённым козырем.

Что касается политических рисков, с которыми «Янгпур» может столкнуться в России, то, как говорят эксперты, таковых нет, пока речь идёт исключительно об экономике.

 Но если между Россией и её соседкой возникнут серьёзные трения, то «Белоруснефти» могут быстро перекрыть добычу, – не исключает Леонид Хазанов.

Схожего мнения придерживается и заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин:

– Россия сегодня не считает Белоруссию недружественной страной и действует в рамках рыночной экономики.

Анна Таволга

По материалам: “Октагон”

Ранее

Ушла в песок

Далее

Сибири выписали лекарство от давления

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru