Главная / Общество / Ген силовика

Ген силовика

Помощник Кадырова изобрёл способ отбора по ДНК

В государственном НИИ нейронаук и медицины разработали новый способ отбора сотрудников силовых ведомств. Служить должны россияне, обладающие наследственной предрасположенностью – комбинацией шести особых генов ДНК. Учёные используют в том числе термин «ген воина».

Обнаруженный «Октагоном» патент зарегистрирован в этом году, информация о нём содержится в открытых источниках и не является секретной. Среди авторов разработки – Даниил Мартынов, помощник главы Чечни Рамзана Кадырова. В самом новосибирском НИИ разработке присвоен статус секретности; для получения информации о ней редакцию издания попросили прислать ряд документов и полный перечень сотрудников для выявления кадров с иностранным гражданством. Первый этап исследования прошёл с участием бойцов Росгвардии.

Только 2 процента спецназовцев патологически агрессивны

Разработчики уверены, что систему профотбора в силовые ведомства надо модернизировать: психологические опросники устарели, соискатели врут и могут обманывать полиграф. Остаётся только наблюдать, в лучшем случае с помощью «психологических и нейрофизиологических методов», но проверить бойцовские качества можно, по сути, лишь в реальном бою. При этом не всё определяется физической силой: например, среди преступников «высокое положение могут занимать не выдающиеся в физическом плане мужчины».

Поэтому следует брать анализы ДНК в части «нейромедиаторной системы головного мозга» – это те самые миллиарды молекул нейротрансмиттеров, которые отвечают за мышление, эмоции, поведенческие реакции (в частности, скорость реакции).

В боевых условиях служащий должен подавлять волнение и быстро принимать верные решения, а особенности этой системы предопределены генетически, поясняют исследователи.

Чтобы доказать свою гипотезу о комбинации шести подвидов генов («генотипов», «полиморфизмов»), специалисты взяли кровь на анализ ДНК у трёх групп. Первая – «эталонный контингент» спецназа – «мужчины русской и чеченской национальности» с идеальным здоровьем и реноме, то есть без какого-либо преступного прошлого (включая «родственников по обеим линиям» – «информация проверялась через правоохранительные органы»). Бойцы перед ДНК-тестами прошли «неоднократное психиатрическое, клинико-психологическое, а также клинико-генеалогическое обследование».

Вторую группу составили мужчины-преступники (в том числе совершившие «самые тяжкие преступления»). Третью – «мужчины и подростки из общей популяции» – гражданские случайной выборки.

Выяснилось, что гены элитных солдат и преступников в целом похожи, но отличаются генотипами. Например, у 20 процентов преступников обнаружен генотип ТТ гена DRD2 (патологическое насилие), а у сотрудников спецназа такой ген обнаружен только в 2 процентах случаев (так же, как и у мирных жителей). «Это хорошо согласуется с тем фактом, что среди обследованных мужчин из основной группы (и их родственников) нет склонных к патологическим формам насилия», – добавляют учёные.

Кстати, судя по полученным результатам (2 процента), в исследовании участвовали как минимум 50 элитных спецназовцев Чечни.

Среди бойцов и преступников преобладают носители сразу нескольких генов агрессии (см. таблицу). Специалисты в тексте патента не раз повторяют, что склонности к агрессивным реакциям и насильственному поведению «положительно сказываются на боевой эффективности». Констатируется, что такие люди меньше подвержены посттравматическому стрессу.

С оговоркой, что воспитание тоже играет определённую роль и что влияние наследственных фактов мало изучено, учёные надеются сэкономить властям время и деньги на подготовку кадров по широкому списку направлений. Предполагаемые цели ДНК-тестов: военные, силовики, снайперы, альпинисты, пловцы-водолазы, лётчики, спасатели, космонавты, олимпийцы в боевых и стрелковых видах спорта.

Черепкова в поисках идеального солдата

В патенте указано четыре разработчика метода. Двоих из них можно назвать основными – это директор новосибирского НИИ нейронаук и медицины, академик РАН, врач-психиатр Любомир Афтанас и доктор медицинских наук Елена Черепкова. Ещё два автора – известный спецназовец-инструктор, помощник главы Чечни по силовому блоку, первый заместитель начальника управления Росгвардии по республике Даниил Мартынов и экс-преподаватель кафедры стрелкового спорта Российского госуниверситета физической культуры, спорта, молодёжи и туризма Михаил Коликов.

В графе «Правообладатель» указана Елена Черепкова, а не государственный НИИ. Она 10 лет назад похожим образом исследовала полиморфизмы ряда генов у наркоманов; в 2014 году занималась группой осуждённых, доказывая, что склонность к сознательному совершению преступлений – наследственный признак; в 2015 году вместе с коллегами открыла ген хладнокровных убийц. В целом в последние годы направление ДНК-диагностики активно развивается в России и в мире, есть ряд разработок по выявлению у человека предрасположенности к длительным физическим нагрузкам, спорту, авиации.

Среди разработчиков нового способа отбора сотрудников силовых ведомств – Даниил Мартынов (слева), помощник главы Чечни Рамзана Кадырова (справа). Фото: Саид Царнаев/РИА Новости

По телефону Черепкова сообщила «Октагону», что исследования будут продолжены, и планировала дать развёрнутый ответ. Однако позже, после общения с коллегами, заявила, что для общения с корреспондентом ей необходима полная информация о редакции (учредительные документы, данные о финансовом положении, последняя финотчётность, список сотрудников с иностранным или двойным гражданством), и в течение месяца после проверки возможен ответ.

Представитель Даниила Мартынова из Российского университета спецназа (Мартынов – главный инструктор организации) подтвердил изданию, что работы по генетическому направлению ведутся. По его словам, непосредственно проектом занимается подчинённый Мартынова; ему передали направленные редакцией вопросы, но на момент публикации материала ответ не поступил. С Михаилом Коликовым связаться не удалось. В 2015 году столичные правоохранители обнаружили в квартире педагога арсенал огнестрельного оружия, а также ножей и гранат. Коликов известен и как метатель ножей. Он выступал председателем региональной общественной организации «Свободный нож».

Шесть генов мало для кадрового решения

Опрошенные «Октагоном» эксперты-генетики считают, что полиморфизмы генов действительно могут иметь поведенческое проявление (фенотип), например склонность к наркозависимости. Но утверждать, что такая методика правомочна применительно к конкретной профессии, трудно и этически сомнительно.

В целом же выявлять людей без психиатрической и антисоциальной патологии (или, наоборот, людей с высоким риском развития патологических черт поведения) – мечта не только спецслужб, но и врачей, генетиков, педагогов. Можно было бы предотвращать развитие заболеваний и «подбирать программы профилактики или лечения для людей с высоким риском преступного поведения», отметила заведующая лабораторией анализа генома Института общей генетики им. И. Н. Вавилова РАН Светлана Боринская. Она является одним из самых авторитетных в России специалистов в области генетики поведения.

По просьбе «Октагона» Боринская изучила патент и отметила, что новый способ, опробованный в Чечне, для отбора силовиков пока что не годится. Учёные ещё не могут по генам предсказывать поведение индивида, тем более что для обоснования методики недостаточно шести генов.

«В исследовании указаны шесть генов, которые участвуют в регуляции передачи нервного импульса. Они показывают, что влияют и на агрессивное поведение, в том числе на его экстремальные проявления – убийство, и вовлечены в формирование некоторых психических заболеваний». – Светлана Боринская заведующая лабораторией анализа генома Института общей генетики им. И. Н. Вавил.

– Но тут есть тонкость. Учёные сравнивают группу с одним признаком (например, агрессивным асоциальным поведением) и группу с другим признаком (нормальное поведение), и для групп различия по генам довольно надёжно выявляются. Но при переходе от группы к предсказанию поведения индивида по генам мы не можем оценить риск. Потому что шесть генов – это очень мало. На поведение влияет множество генов. И проведем мы анализ шести генов, покажем, что они могут действовать в одну сторону, а при этом другие 26 генов, которые мы не проверили, будут действовать в другую сторону, – объяснила эксперт.

По её словам, на Западе такие методы набора в полицию или спецназ ещё не применяют:

– Отбор по генам обсуждался для лётчиков – есть мутации, которые делают человека чувствительным к перепадам концентрации кислорода, он может потерять сознание. А если лётчику придётся надеть кислородную маску и он при этом потеряет сознание, то угробит и себя, и всех пассажиров. Но в отличие от поведения это простой признак, который определяется одним геном. А генетика поведения, нейрогенетика – интереснейшие направления науки, и их изучение даёт много результатов, важных для понимания здоровья и болезни. Но пока не для включения генетического анализа в массовый отбор для определения профессий, – добавила Боринская.

Александр Колесников, Тарас Подрез

По материалам: «Октагон»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru