Главная / Общество / Защитник в падении

Защитник в падении

Что проносят в СИЗО российские адвокаты

Адвокат в силу своего статуса обладает рядом особых привилегий — в отношении него не так просто возбудить уголовное дело, он имеет право свободно общаться с клиентом, находящимся под арестом, без вмешательства со стороны сотрудников изолятора. Но случается, что защитники злоупотребляют своими правами, не обращая внимания на тот позор, который навлекают на профессию: проносят своим клиентам запрещенные предметы, включая даже наркотики. Некоторые юристы злоупотребляют и сами. Так, 13 ноября в Саратове был задержан адвокат, хранивший синтетический наркотик для личного употребления. Как устроена процедура привлечения адвокатов к уголовной ответственности и как к этому относится профессиональное сообщество, разбирались «Известия».

Своей дури хватает

Фигурантом дела о незаконном обороте наркотиков стал 13 ноября 34-летний член адвокатской палаты Саратова. Мужчина был задержан за хранение синтетического наркотического вещества в особо крупном размере. По предварительной версии, адвокат приобрел значительное количество зелья для личного потребления. Правоведу уже предъявлено обвинение, с которым он согласился. Он объяснил, что приобрел наркотики через интернет. Адвокат находится под подпиской о невыезде и надлежащем поведении.

В городе Артеме (Приморский край) еще в 2019 году местный адвокат был задержан при попытке передать наркотики клиенту на территорию исправительной колонии. Его дело было передано в суд.

В 2017 году адвокат одной из подмосковных коллегий пронес в Бутырский следственный изолятор (СИЗО-2) в Москве почти 200 г наркотиков различных видов, которые намеревался продать своему подзащитному. Свою вину защитник не признал, однако Тверской суд г. Москвы счел ее доказанной и приговорил его к 10 годам строгого режима за покушение на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенный в СИЗО в крупном размере, и покушение на незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в крупном размере.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— На сегодняшний день адвокаты практически не связываются с наркотиками. Во всяком случае, раньше такая практика была обычным делом, особенно в регионах, сегодня встречается значительно реже, — пояснил источник «Известий» в столичной полиции. — Но иногда берутся пронести медикаменты, оборот которых ограничен.

Причина, по мнению сотрудника полиции, в значительном ужесточении наказания и суровой судебной практике по делам о незаконном обороте наркотиков.

Вопрос досмотров в СИЗО и колониях — больная тема для адвокатов. Из-за подобных инцидентов адвокатам не всегда разрешают проходить на встречу с клиентами с портфелями — сотрудники СИЗО и мест лишения свободы просят переложить необходимые документы в прозрачные пакеты.

Особый статус

В соответствии со ст. 447 Уголовно-процессуального кодекса РФ, адвокат является специальным субъектом в сфере уголовного права. Решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого принимается руководителем следственного органа СК субъекта федерации.

Партнер адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и Партнеры» Артем Лиляк пояснил, что такой статус необходим, чтобы исключить случаи преследования адвокатов за выполнение ими профессиональных обязанностей.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Активная позиция стороны защиты в уголовных делах часто не нравится стороне обвинения, и чтобы максимально минимизировать возможность провокации или иного необоснованного привлечения адвоката к ответственности, исключению его из процесса, установлены специальные требования для возбуждения уголовного дела, — говорит Лиляк. — Даже обыск, осмотр и выемка (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности) производятся только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого и только на основании постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра или выемки.

По словам адвоката Виталия Недбая, обязательно также присутствие при проведении следственных действий члена совета адвокатской палаты региона или иного представителя, уполномоченного главой этой адвокатской палаты. Эти лица обеспечивают неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну.

— В остальном подобные уголовные дела рассматриваются в обычном порядке. Если в отношении адвоката вынесен обвинительный приговор, его статус прекращается, — пояснил Недбай.

Не только наркотики

В перечне вещей, которые пытаются передать своим клиентам недобросовестные адвокаты, ныне лидируют мобильные телефоны и иные средства связи. Возможно, подобная техника представляет меньшую общественную опасность по сравнению с наркотиками, но доставка этих вещей в колонии и СИЗО противозаконна и идет вразрез с интересами правосудия. В Казани в октябре защитник пытался пронести в колонию два флеш-накопителя, зарядное устройство для мобильного телефона и ключ для извлечения SIM-карты. Как предполагают сотрудники ФСИН, вещи предназначались подзащитному. Неделей ранее столичный адвокат был уличен в попытке пронести в СИЗО-2 г. Москвы мобильный телефон и две SIM-карты.

— На контрольно-пропускном пункте на вопрос сотрудника, имеются ли при себе запрещенные предметы, в том числе средства мобильной связи, адвокат ответил, что таковых не имеется, — сообщили представители ФСИН.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Женщина-адвокат из Томской области в прошлом году пыталась пронести своему клиенту, находившемся у лечебном учреждении системы ФСИН, мобильный телефон, спрятав его в обуви.

Своеобразный рекорд поставил адвокат в Санкт-Петербурге, который готовился передать в колонию-поселение сразу 25 мобильных телефонов и груз наркотиков зимой 2016 года.

Для адвокатов, которые проносят в СИЗО запрещенные вещества и предметы для своих доверителей, предусмотрена административная ответственность (ст. 19.12 КоАП РФ), пояснил Тимур Эшпулатов, член Ассоциации юристов России.

— В практике был случай досмотра адвоката сотрудниками СИЗО без протоколирования, — рассказал «Известиям» Эшпулатов. — Адвокат обратился в Конституционный суд РФ. Суд указал, что пронос запрещенных предметов на территорию СИЗО может быть административным правонарушением, поэтому адвокат не вправе просто отказаться от досмотра и покинуть территорию объекта — это дало бы чрезмерное пространство для злоупотреблений.

По его словам, адвокатское сообщество на это может отреагировать путем возбуждения дисциплинарного производства по лишению статуса адвоката.

Иван Петров

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru