Миллиарды на анализах

Кто в России стоит за частными лабораториями “Инвитро”, “Гемотест”, “Хеликс”

За последние годы коммерческие лаборатории заработали на ковид-тестах десятки миллиардов рублей. Этим рынком правят три сетевые компании. Кто ими владеет?

Семейная империя “Инвитро”

“Инвитро” — крупнейший частный медицинский холдинг в России, специализирующийся на лабораторной диагностике. Впрочем, российским его можно назвать весьма условно: 100% принадлежит кипрской компании Invitro Holding ltd.

Если судить по бухгалтерской отчётности, то коронавирус сыграл на руку владельцам “Инвитро”. Согласно базе СПАРК, в докоронавирусный 2019 год их чистая прибыль составила 17,5 миллиона рублей, в пандемийный 2020-й превысила один миллиард рублей, то есть выросла более чем в 60 раз. Речь идёт только о флагманской компании холдинга — ООО “Инвитро”, зарегистрированной на 4-й Тверской-Ямской улице в Москве. Помимо неё под контролем у кипрской головы (Invitro Holding ltd) находится ещё 22 дочерние фирмы. Это в том числе региональные филиалы. Например, в “Инвитро СПб” за обозначенный период прибыль увеличилась с 225 до 305 миллионов рублей, в “Инвитро-Самара” с 30 до 72 миллионов рублей. Удивительный факт: в 2019 году петербургский и самарский филиалы заработали по сравнению с московским флагманом соответственно в десять и два раза больше. В холдинг входит и ведает финансами компания “Медбиофинанс”. Её прибыль, наоборот, упала с миллиарда до 432 миллионов рублей.

Головной офис “Инвитро” в России находится на улице 4-й Тверской-Ямской © 2GIS

На сайте “Инвитро” указано, что холдинг располагает 1500 офисами в России и странах СНГ, ежедневно делается до одного миллиона тестов. Это уже устаревшая информация. В 2021 году было открыто ещё 186 представительств, а до конца декабря откроется ещё 50.

В 1995 году “Инвитро” основал Александр Островский, российский врач-реаниматолог, сделавший карьеру в Институте нейрохирургии имени Бурденко. Изначально созданная им структура лишь выполняла лабораторные анализы для медицинских учреждений, но в нулевых начала вести приём населения. “Инвитро” — это не первый бизнес Островского. На заре перестройки он создал функционирующую до сих пор “Объединённую медицинскую биржу” — дистрибьютора расходных материалов в отечественные клиники. Любопытно, что и “Инвитро”, и биржа находятся в корпусе Института Бурденко.

Сейчас Островский трудится гендиректором холдинга “Инвитро”. Имеет ли он долю в головной компании — кипрской Invitro Holding ltd, неизвестно. Её владельцы ни разу не раскрывались.

Александр Островский — основатель “Инвитро”. Фото © ТАСС / Николай Галкин

Лайф выяснил, как живёт Александр Островский и кто его семья. Он владеет 20 сотками и двухэтажным особняком в Истринском районе Подмосковья — в элитном посёлке Белая Гора, на улице Белая Роща. Цены на дома здесь доходят до 170 миллионов.

Судя по базам ГИБДД, Островский нарушает ПДД, но не любит платить штрафы. Судебные приставы искали его по трём квартирам в Москве: на улице 1812 года, д. 1, на Ленинском проспекте, д. 79 к. 2, и на Кутузовском, д. 30. Суммарная стоимость этого жилья приближается к ста миллионам.

Об апартаментах на Кутузовском стоит сказать отдельно. Александр Островский сделал там несогласованную перепланировку. Соседи пожаловались в Мосжилинспекцию. Её инспекторы пришли проверять, но уткнулись в запертую дверь. В итоге они обратились в суд и выиграли дело. Островского обязали впустить ревизоров и выплатить штраф пять тысяч рублей за уклонение от проверки.

В квартире на Кутузовском была прописана некая Надежда Музычкина. В соцсетях она дружит с Александром Островским, его старшей дочерью Марией и младшей Полиной. Не исключено, что Музычкина — жена владельца “Инвитро” и мать его детей. Сейчас женщина живёт в Риге, где основала дом моды, которым сама и управляет.

У Музычкиной есть действующий бизнес на родине — агентство недвижимости “Базис О.”, прописанное в той же квартире на Кутузовском. Эта компания тесно связана с Александром Островским. Такой же номер телефона, как у “Базис О.”, имеет медцентр сети “Знакомый доктор” на улице Профсоюзной. Этой сетью владеет сам Островский и его зять — муж старшей дочери Александр Ванюков. Такой же номер телефона был у ветклиники “Вет юнион”. Её бенефициар — кипрская компания Invitro Holding ltd.

“Гемотест”

Фото © ТАСС / Мальгавко Сергей

На сегодняшний день “Гемотест” — вторая после “Инвитро” по размерам и выручке российская франчайзинговая компания. Сейчас под её вывеской работает 1250 отделений в 500 городах России, Таджикистана и Киргизии. Весной 2020 года эта частная сеть стала одной из первых, кому разрешили делать тесты на коронавирус. Несмотря на то что анализы были платные, в офисы “Гемотеста” выстраивались огромные очереди. Стоимость каждого теста составила 1900 рублей.

В этом году фирма отчиталась о более чем 105 миллионах проведённых исследований за 2020 год. За это время в стенах её заведений обслужили почти 12 миллионов человек. Технологическая база компании состоит из пяти лабораторий площадью в 4000 квадратных метров, в стенах которых проводятся анализы более чем 2,6 тысячи видов.

В основании сети находится головная компания — “Лаборатория Гемотест”, которая появилась на свет 19 лет назад, в августе 2002 года. Её основателем стал бизнесмен Андрей Филатов, открывший первое отделение в Петроверигском переулке Москвы — в двух шагах от Китай-города.

Фото © instagram / gemotest.lab

В бизнес-кругах ходит версия, что в своё время он одолжил деньги у Рудема Газиева — владельца Останкинского завода бараночных изделий. Мужчины были знакомы по курсам делового администрирования (МВА) в Москве. В итоге дело у Филатова не пошло, образовались долги на сотни тысяч долларов и вскоре Газиев полностью выкупил предприятие. За несколько лет он сумел поднять и раскрутить этот бизнес.

Как указывает СПАРК, длительное время выручка компании оставалась ровной и колебалась в пределах четырёх–пяти миллиардов рублей в год. Всё изменилось с началом эпидемии CoViD-19.

На фоне общей паники и новых правил безопасности в 2020 году лаборатория смогла заработать почти в четыре раза больше обычного, закончив год с выручкой в почти 17 миллиардов рублей. Если считать чистую прибыль, то доход “Гемотеста” с 2019 года (105 миллионов рублей) вырос в 2020 году (5,58 миллиарда рублей) почти в 53 раза.

Интересно, что заметную долю прибыли компании принесли госконтракты. Если в 2015–2019 годах “Гемотест” обычно заключал договоры на 100–150 миллионов рублей, то в 2020 году портфель госзаказов составил без малого один миллиард рублей. Кстати, в этом году успех повторить уже не удалось: на декабрь фирма заключила контракты всего на 471 миллион рублей.

Сейчас Рудем Газиев — единственный владелец фирмы. При этом 67% “Гемотеста” принадлежит ему непосредственно, а 33% — через головную компанию ООО “ПК Инвест-БА”, зарегистрированную в прошлом году и расположенную в подмосковных Люберцах.

Рудем Газиев. Фото © ТАСС / Антон Подгайко

Газиев — выходец из крымско-татарской семьи, после Великой Отечественной войны высланной в Узбекистан. После развала Советского Союза Газиевы вернулись в Крым, однако Рудему там показалось тесно. Как ни странно, врач-ветеринар по образованию, он не нашёл там работы. Приехал в Москву, где сначала работал грузчиком, потом стал заведующим складом.

Как рассказывал сам Газиев в одном из своих интервью, на последнем месте работы ему удалось скопить 6 тысяч долларов. Ещё 44 тысячи долларов он одолжил у родственников и знакомых и на эти деньги раскрутил “палаточный” бизнес по торговле сладостями у метро. Эта фирма называлась “Мир сладостей”. Позже в его собственности оказался Останкинский завод бараночных изделий.

Именно из денег, зарабатываемых предприятием, он финансировал проект строительства лаборатории “Гемотест”. Сейчас в этот бизнес включены его многочисленные родственники, владеющие своими офисами по сбору анализов.

“Хеликс”

В отличие от “Гемотеста” и “Инвитро”, у которых франшиза не превышает половины всех собственных мощностей, сеть лабораторий “Хеликс” пошла другим путём. Всего при 22 собственных центрах по приёму анализов сегодня под этим брендом работают аж 418 франчайзинговых точек.

Компания возникла ещё в 1998 году, её основал 30-летний учёный-биолог из Санкт-Петербурга Юрий Андрейчук. Название компании — это латинское обозначение двойной спирали ДНК. Сегодня ей принадлежат три комплекса в Москве, Петербурге и Екатеринбурге.

Юрий Андрейчук. Фото © ООО “НПФ “ХЕЛИКС”

В доковидные времена годовая выручка компании составляла два–три миллиарда рублей. Исключением стал 2019 год, когда “Хеликс” заработал почти пять миллиардов. В прошлом году, как и у всех, доходы фирмы резко возросли и достигли десяти миллиардов рублей. Чистая прибыль увеличилась в 15 раз: с 88,4 миллиона рублей до 1,34 миллиарда.

Но в отличие от того же “Гемотеста” сумма портфеля госконтрактов, судя по данным СПАРК, если и выросла, то незначительно: 96 миллионов рублей в 2020 году против 80 миллионов годом ранее. При этом в 2018 году “Хеликс” набрал заказов на сумму 117 миллионов рублей.

У компании пять учредителей, среди которых какое-то время находился полный тёзка бывшего премьер-министра Киргизии Джоомарта Оторбаева — ему принадлежало 25,15% предприятия. При этом киргизский премьер в своё время учился в Ленинграде и закончил тот же вуз, что и Юрий Андрейчук. Позже его доля перешла, по-видимому, дочери — Сайне Оторбаевой. Сегодня этот пакет — второй по размеру в компании, однако с июля этого года находится под обременением. Также заложены доли самого Андрейчука (20,42%) и ещё одного учредителя “Хеликса” — Павла Яблочкова (10%).

Таким образом, можно не сомневаться в том, что последние антикоронавирусные ограничения продолжат обогащать владельцев сетевых лабораторий “Инвитро”, “Гемотест” и “Хеликс”. В период новогодних каникул многие люди будут путешествовать, в том числе и за границу, поэтому услуга платного тестирования останется востребованной.

Егор Пережогин, Евгений Кузнецов

По материалам: “Life”

Ранее

​​«И накрашенная страшная, и ненакрашенная!»

Далее

СМИ узнали о задержании собственника СДС Михаила Федяева, владеющего шахтой "Листвяжная"

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru