Первый в мире подземный музей минералов откроют на Урале

В 2022 году в городе Берёзовском Свердловской области, считающемся золотой колыбелью России, откроют подземный музей минералов в крокоитовом шурфе – за проект взялся местный рудник

Шурф – уникальный памятник природы – с 2009 года взят под охрану, до этого момента несколько десятилетий подземельная кладовая расхищалась. Сегодня она получает новую жизнь. По словам создателей музея, такой объект в мире будет первым. Чем планируется удивлять гостей, «Октагон.Урал» узнал, спустившись на глубину.

Историческая кладовая

Парадного входа у будущего музея минералов пока нет. Вместо него – обычный рабочий спуск с металлической лестницей, намертво приваренной к каркасу жёлоба. Выработка уходит в глубину на 17 метров, это почти как пятиэтажный дом. Пять минут пешком вниз – и подземелье предстаёт взору в виде паутины тоннелей. Они, как сосуды, образуют свою кровеносную систему, хранящую породы.

– Это уникальный геологический объект. Главный минерал здесь – крокоит, первый минерал, открытый в России. С него началась отечественная минералогия, и на примере крокоита был открыт элемент хром. В мире сохранилось очень мало рудников и шахт, где бы впервые был найден минерал и на его примере открыт химический элемент. Появится уникальная возможность приехать и увидеть всё своими глазами, – рассказывает геолог шахты «Северная» Берёзовского рудника Сергей Кропанцев. В 2022 году он возглавит подземный музей минералов.

Крокоитовый шурф принадлежит Берёзовскому руднику, где с 1745 года стали добывать первое рудное золото России благодаря раскольнику Ерофею Маркову. Спустя пару десятилетий (примерно в 1766 году) в этом месте химиком Иоганном Готлибом Леманом был открыт уникальный минерал – крокоит.

Сергей Кропанцев, геолог шахты «Северная» Берёзовского рудника: «Это уникальный геологический объект. Главный минерал здесь – крокоит, первый минерал, открытый в России». Фото: Александр Мамаев/Octagon.Media

– Крокоит – редкий минерал, образующийся в зоне сульфидных месторождений. Чтобы он образовался, нужны хром и свинец. Если бы крокоита было много в природе, это была бы хорошая свинцовая руда. Но так как это крайне редко встречающийся в природе минерал, то он используется в основном для украшения коллекций. Под землёй он замечательнее всего смотрится: рыжий с алмазным отблеском. На поверхности под солнцем он выгорает, и пропадает алмазный блеск, цвет у него теряется и превращается в бурый. Идеальное место для него там, где он родился – под землёй, – продолжает собеседник издания.

Хитники

В первой половине XIX столетия добыча крокоита в шурфе прекратилась, под землёй он стал встречаться крайне редко. В 1937 году кладовую минералов впервые посетили участники XVII Международного геологического конгресса. Фрагменты уникального минерала учёные собирали в качестве образцов для коллекций. Тогда же возникла идея сделать крокоитовый шурф минералогическим памятником. Однако советские геологи, которые должны были заниматься этим проектом, были репрессированы. Шурф стал неинтересен, десятилетиями он медленно ветшал.

В 70-е годы XX века о подземельной кладовой снова заговорили.

– В конце 70-х годов была очередная попытка построить музей – вскрыли мощную крокоитовую жилу, уникальные экземпляры попались с алмазной врезкой. Но как-то опять затихло всё. В конце 80-х здесь всё разгромили, жилу выдрали целиком, весь крокоит был полностью вытащен отсюда. Разошёлся он по частным коллекциям, его развезли по всему миру, во всех крупнейших музеях можно встретить образцы из этой вот жилы с крупными кристаллами крокоита, – с сожалением констатирует Сергей Кропанцев.

Берёзовский крокоит из частных коллекций Джорджа Эллинга, Мартина Зинна и Адальберто Джадзотто. Фото: Роберт М. Лавински/CC BY-SA 3.0, Sailko/CC BY-SA 4.0

По его словам, куда хуже складывалась ситуация в 90-е годы прошлого столетия: объект находился без охраны, и попасть на него мог кто угодно. Этим и пользовались хитники.

– Есть горщики, которые за идею работают, есть хитники, которые работают за деньги – они стихийно добывают камень и продают его. В 90-е тут всё разворовали, охраны толком не было. Когда пришёл Набиуллин (Фарит Набиуллин, директор Берёзовского рудника. – τ.), объект первым делом поставили под охрану, чтобы здесь прекратилось разграбление этого уникального памятника природы. Несмотря на трудности Берёзовского рудника, мы стали потихоньку вкладываться, развиваться и приводить объект в порядок, – поясняет геолог.

Новая жизнь

В 2001 году крокоитовый шурф получил статус государственного памятника природы Свердловской области. С 2009 года объект был передан Берёзовскому руднику, руководство которого начало вкладывать средства в сохранение шурфа и преобразование его в подземный музей минералов.

Все работы по расчистке жил, как и в XVIII веке, ведутся вручную – с помощью лопат и кайл. Немного ускоряет процесс отбойный молоток, но его используют с осторожностью, чтобы не навредить породе.

Самые яркие жилы поместят под стекло, чтобы несдержанные посетители музея не трогали минералы руками. Фото: Александр Мамаев/Octagon.Media

– Даже тачка одноколёсная, как было во времена Ерофея Маркова. Мы не нарушаем природу, здесь нет землетрясений от взрывов. Наша задача – вскрыть аккуратно и расчистить жилы. У нас работа нетипичная для геологов рудников, мы ближе к археологам по своей сути. Любая жила обладает кожухом, аккуратно её вскрываем специальным инструментом – маленькими клинышками и зубилами, кропотливо идём, – говорит Сергей Кропанцев.

После расчистки жил самые яркие поместят под стекло в качестве экспонатов, часть оставят в первозданном виде. Сейчас важно сделать все тоннели свободными для прохода людей в полный рост и укрепить, рассказывают создатели музея.

– У нас, где это потребовалось, сделана железобетонная крепь. Сначала проходили штрек – горную выработку, потом делали металлическую обвязку, арматуру, опалубку и заливали бетон. Здесь, по сути дела, надёжность, как в бункере. Нужно подработать смотровые площадки, стенки, почву, чтобы не пригибаться, ходить и кровлю не задевать. Капитальные здания на поверхности создавать нужно, которые будут поддерживать микроклимат здесь, на глубине, чтобы исключать образование конденсата, – добавляет Кропанцев.

Планируется, что в экспозицию будут включены 15 жил с разным составом пород. Подземное музейное пространство займёт площадь около 100 квадратных метров.

Спускаться в него посетители будут через цокольный этаж здания, построенного на поверхности. Всего можно увидеть 150 различных минералов, среди которых не только крокоит, но и впервые открытие именно в Берёзовском руднике феникохроит, айкинит, касседаннеит, вокеленит, пирофиллит и эмбрейит. Среди известных – турмалин и кварц.

– Тыкать в минералы пальцами нельзя. Жилы очень хрупкие, и их нужно сохранить. Понимаете, где-то здесь можно будет увидеть сульфидно-кварцевые жилы, которые разрабатывались с 1748 года, они сохранились с тех времён. Кое-где можем увидеть с вами привет от Хозяйки Медной горы – жилы с малахитом, насыщенные медью, – отмечает геолог.

Валерия Белякова

По материалам: “Октагон”

Ранее

Улетит ли Россия с Байконура?

Далее

Расширить словарный запас помогут школьникам видеоролики проекта «За! Грамотный интернет»

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru