Главные проблемы в экологии Башкирии в 2022 году

Вода, воздух, переработка мусора, отходы нефтехимии – вот неполный список проблемных сфер в Башкирии

pixabay.com

Об экологических проблемах в республике чаще всего говорят общественники, а ответственные органы – Роспотребнадзор, правительство – зачастую утаивают информацию о состоянии окружающей среды и на первый взгляд даже не понуждают промышленников расширять свои экопрограммы, включая при этом руководителей основных предприятий в состав кабинета министров. Представители научного сообщества между тем уверены, что принимать волевые решения нужно незамедлительно. На этом же настаивают федеральные структуры, поручения которых пока исполняются с проволочками.

Истина в воде

Состояние рек и озёр Башкирии оставляет желать лучшего. Причина – в регионе нет достаточного количества очистных сооружений, считает председатель РОО «Союз экологов Республики Башкортостан» Александр Веселов. Река Уфа, которая является источником водоснабжения столицы региона, и её притоки превратились в сточные канавы, говорит он. На реке Белой дела ещё хуже: там нельзя купаться и даже брать воду для полива не рекомендуется.

– Примерно треть районных центров не имеют очистных сооружений и инженерных сетей канализации. Я не беру в расчёт коттеджные посёлки, деревни и сёла. У нас до сих пор не запущены очистные сооружения в Иглино недалеко от Уфы, где в реку Белекес идёт сброс неочищенных сточных вод с посёлка. А эта речка впадает в реку Уфу, то есть фактически в источник питьевого водоснабжения, – отмечает Веселов.

Свою лепту в загрязнение вод вносят ливневые канализации. В столице девять точек слива вод в Белую и Уфу. Стоки сливают без должной очистки. Проблем добавляет частный сектор с его септиками и выгребными ямами.

– Мы сами закладываем мину под себя, ухудшая качество грунтовых вод, хотя они у нас не лучшего качества, максимум первой категории. У местной воды высокая жёсткость и минерализация, а тут добавляются органические и химические соединения. Нужно запрещать выделять земли под новое строительство без соответствующих работ по прокладке инженерных сетей, сетей канализации и очистных сооружений соответствующих населённых пунктов. При выдаче разрешений на жилищное строительство нужно обязательно предусматривать в проекте хотя бы локальные очистные сооружения или же нужно проектировать канализации и очистные сооружения на всё селение сразу, чтобы новый застройщик мог к ним присоединиться, – добавляет общественник.

Белые моря и горы ТКО

Среди сложных проблем в экологии Башкирии профессор, доктор химических наук Марс Сафаров отмечает ситуацию с промзоной Стерлитамака. Там много заводов химического профиля, связанных с производством соды, каустика и поливинилхлорида. Один из самых крупных – Башкирская содовая компания (БСК).

«Пока непонятно, что делать с содержимым так называемых белых морей, как их рекультивировать и что делать с образующейся в процессе производства кальцинированной соды дистиллерной жидкостью. Её объём на БСК может достигать 20 миллионов кубометров в год». – Марс Сафаров, профессор, доктор химических наук.

С 2022 года БСК займётся белыми морями и некоторыми площадками промотходов в Стерлитамаке, Стерлитамакском и Гафурийском районах. В конце декабря компания объявила торги, победитель которых будет исследовать влияние объектов-загрязнителей и технологических накопителей на состояние и химический состав подземных вод. Ранее стало известно, что проект по рекультивации белых морей разработает ФГБУ «Центр лабораторного анализа и технических измерений по ПФО» (ЦЛАТИ). Госэкспертиза проекта запланирована на 2023 год. Усилия, которые прилагают предприятия, профессор считает недостаточными.

– Тесные объятия власти и бизнеса – проблема для экологии. Генерального директора БСК Эдуарда Давыдова ввели в состав правительства Башкирии, а премьер-министр республики Андрей Назаров включён в совет директоров БСК. Как апеллировать людям к властям при нарушении экологических законов, если они теперь в одном лице представлены? На мой взгляд, это борьба «нанайских мальчиков» – идёт якобы яростный поединок, а потом выясняется, что это один человек и на самом деле нет никакой борьбы, – приводит пример Сафаров.

Добавим, предприятия в судах отстаивают своё «право» на загрязнение природы. Арбитраж Башкирии обязал Росприроднадзор выдать БСК разрешение на сброс вредных веществ в реку Белую. Летом глава Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Светлана Радионова сообщила, что ведомство будет обжаловать решение суда, но пока о результатах неизвестно.

Другая серьёзная экологическая проблема – избыток активного ила, который образуется после того, как стоки промпредприятий и города попадают в канализационные системы – заводские или городские – и проходят этап биологической очистки. На этой стадии вода очищается до степени, когда её можно слить в открытые водные источники. Вся грязь, которая была в стоках, и образует избыток активного ила – шлама.

В США избыток ила сжигают, а золу со всеми предосторожностями захоранивают в специальных хранилищах. Есть и более современный метод – пиролиз, то есть воздействие высоких температур без доступа воздуха. В этом случае почти не образуется отходов, говорит профессор и отмечает, что самый варварский способ – складывать такие отходы на полигоны на неподготовленной земле или сливать в реку.

Наследие прошлого

Ещё одна давняя и нерешённая проблема – «Химпром». В 1990 году на заводе случилась экологическая катастрофа, в результате с талыми водами в реку Уфу попали опасные соединения – фенол и диоксин. Закрытое в 2004 году предприятие продолжает отравлять окружающую среду.

Проводить санацию варварски заброшенного производства нужно не только в санитарно-защитной зоне бывшего завода, но и на свалке в Черкассах, куда «Химпром» в прежние годы вывозил токсичные отходы, поясняет Сафаров.

– Там должны были размещаться только ТБО, но из-за отсутствия в Уфе полигона для сбора, хранения и утилизации токсичных отходов первого и второго классов опасности они вывозились именно туда. К слову, в Уфе до сих пор нет специального полигона для такого рода веществ, – говорит он.

Также санации требует бывший Всероссийский научно-исследовательский институт химзащиты растений, который непосредственно связан с «Химпромом» и полигоном в Черкассах. Объекты соединены друг с другом и расположены на площади 600 гектаров, где глубина накопленного вреда составляет 20 метров.

Внимание к «Химпрому» удалось привлечь после апрельского визита в Башкирию главы Росприроднадзора Светланы Радионовой. Обследование территории «Уфахимпрома» началось в первой половине сентября, итоги пока не оглашены. На базе собранной информации Правительство России примет дальнейшее решение по рекультивации объекта.

Сейчас проект по рекультивации территории предприятия снова затормозился, говорит Александр Веселов.

– Союз экологов Башкирии выступал связующим звеном между минэкологии республики и ФГУП «Федеральный экологический оператор» – потенциальным проектировщиком и исполнителем проекта, но с лета 2021 года возникли некоторые организационные и кадровые вопросы как у ведомства, так и в министерстве экологии. Частично поменялось руководство госорганов, рассчитываем, что работу в скором времени получится продолжить с новыми специалистами, – поясняет председатель Союза экологов.

Есть несколько сфер, где, по мнению экспертов, складывается более-менее нормальная ситуация.

Например, минлесхоз РБ успешно выполняет лесовосстановление, стараясь сохранить хвойные леса, считает Веселов. Благополучная ситуация по особо охраняемым природным территориям (ООПТ), регион находится на хорошем счету по сравнению с другими субъектами РФ, есть много площадей, которые включены в ООПТ: заповедники, природные парки, заказники, памятники природы. Относительно нормальная ситуация также и по сохранению животного мира, биоразнообразия.

Проблема повисла в воздухе

Жители всех промышленных городов Башкирии жалуются на качество воздуха, число обращений растёт год от года, новые выбросы были зафиксированы и в начале 2022-го. Промышленники молчат, проверяющие не могут обнаружить значительных превышений предельно допустимой концентрации (ПДК) загрязняющих веществ и источники вредных веществ – якобы из-за отсутствия хорошо оснащённых систем мониторинга. Это признали участники специально созданной при госсобрании Башкирии группы по контролю за исполнением законов в сфере охраны воздуха.

Специалисты заявили, что существующие методики и оборудование могут выявить крайне узкий спектр веществ. Превышения ПДК, которые обнаруживают, слишком незначительны, чтобы применять санкции к нарушителям. В идеале контролирующие органы хотели бы видеть датчики на трубах каждого предприятия, определиться с квотированием выбросов, получить реальные сводные расчёты по загрязнению воздуха, а также иметь возможность контролировать не только промышленных гигантов, но и мелкие химические производства.

Вовремя обнаружить нарушителей и применить к ним санкции не позволяют пробелы в законодательстве.

Сейчас проверки, даже внеплановые, не дают возможности контролирующим органам в любой момент проверять нефтехимические производства. Например, после многочисленных жалоб уфимцев летом Роспотребнадзор провёл проверки на «Башнефти», «Уфаоргсинтезе» и «Уфаводоканале» и нашёл нарушения. Но аудит носил документарный характер, состояние самих производств контролирующие органы не анализировали.

Проблема выбросов актуальна не только для Уфы. Разворачивается кампания против строительства в Стерлитамакской агломерации – Салавате, Ишимбае и Стерлитамаке – завода ароматических углеводородов в рамках развития особой экономической зоны «Алга». Кроме того, активисты попросили прокуратуру Башкирии, Росприроднадзор, Роспотребнадзор, МЧС и главу региона провести проверки местных нефтехимических предприятий на соблюдение экологических норм.

Активист из Сибая, ещё одного города с неблагоприятной экообстановкой, Эдуард Кадыров отмечает, что информация о реальном состоянии окружающей среды в Башкирии скрывается или публикуется в недрах сайтов ведомств частично и с задержкой.

«В регионе нет единой системы мониторинга, чтобы люди могли в режиме реального времени получать информацию о состоянии воздуха, воды и так далее. Отсутствуют и механизмы, при которых нарушать будет гораздо дороже, чем вкладывать в инфраструктуру и инвестировать в очистные системы предприятий». – Эдуард Кадыров, активист.

Осенью 2021 года парламент Башкирии обязал публиковать данные о состоянии окружающей среды в открытом доступе. Депутаты госсобрания внесли соответствующие изменения в Экологический кодекс республики. Но пока эта мера не оказала существенного влияния на раскрытие экологической информации в регионе. Общественники считают, что закон не работает.

По итогам осени 2021 года Башкирия оказалась на 47-м месте из 85, отражённых в Национальном экологическом рейтинге регионов России, опустившись на одну строчку по сравнению с летними данными. Возможно, желание улучшить результаты окажет положительное влияние на реальную экологическую обстановку.

Ольга Громова

По материалам: “Октагон”

Ранее

Купил слона

Далее

Сибирь готова к строительству новых городов

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru