Главная / Общество / Минус полмиллиона

Минус полмиллиона

В России сократилось число молодых работников

pixabay.com

По данным Росстата, за последний год число молодых работников в России сократилось почти на полмиллиона человек. Тенденция к сокращению численности таких сотрудников наблюдается еще с начала 2010-х годов — за десять лет в стране их стало меньше на треть (на 6 млн). Как считают эксперты, ситуация может негативно сказаться на передовых областях и даже снизить скорость инноваций — но при этом она открывает новые возможности для более возрастных сотрудников. Какие последствия принесет сокращение занятой молодежи, выясняли «Известия».

Резкое сокращение

За последний год число молодых работников (от 20 до 29 лет) в России сократилось почти на полмиллиона человек. Об этом сообщается в исследовании аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, основанном на данных Росстата.

Как отметили аналитики, тенденция к сокращению численности молодых работников наблюдается еще с начала 2010-х годов, когда из этой возрастной категории стали выбывать представители поколения 1980-х. За период с августа 2010 года по сентябрь 2021-го занятой молодежи в стране стало меньше на треть, то есть, почти на 6 млн человек (1,4 млн из которых — только за время пандемии коронавируса). Сегодня работники в возрасте до 30 лет — это немногочисленное поколение родившихся в 1990-е, подчеркивают авторы исследования.

По мнению экспертов, главная причина убыли молодой рабочей силы кроется в демографическом кризисе 1990-х годов. Свою роль сыграла и пандемия, во время которой тысячи сотрудников в возрасте 30 лет, занятых в сфере услуг, развлечений и малом бизнесе, пострадавших из-за карантинных ограничений, остались без работы.

При этом аналитики прогнозируют дальнейшее ухудшение ситуации: в ближайшие 10 лет наиболее активная группа работников может лишиться еще нескольких миллионов человек, и к 2030 году сократиться еще на четверть.

Ситуация на рынке труда

Помимо демографической ямы, у сокращения числа работников есть и другие причины — во-первых, все больше молодежи стремится получить высшее образование, соответственно, не может трудиться полноценно, а во-вторых, неопытных сотрудников неохотно берут на хорошо оплачиваемые вакансии. По данным FinExpertiza, безработица в группе от 15 до 19 лет сейчас составляет 27,6%, от 20 до 24 лет — 15,4%, а от 25 до 29 лет — 5%.

— Сложившаяся ситуация сопровождается низкой активностью самих соискателей, причем во всех возрастных группах и профобластях, — говорит в беседе с «Известиями» директор департамента аналитических бизнес-решений hh.ru Наталья Данина. — Пандемия тоже создает кризисное положение на рынке труда — и оно будет только усиливаться. Для работодателей это значит, что набирать персонал, как привыкли, например, 10 лет назад, с фокусом на молодежь, уже не получится — в стране физически нет такого количества трудоспособных людей.

По мнению коммерческого директора сервиса Работа.ру Владимира Корицкого, нехватка молодых сотрудников может в первую очередь негативно сказаться на передовых отраслях — сфере IT, нанотехнологиях, онлайн-бизнесе.

— В таких областях зачастую требуются молодые специалисты, готовые к динамичной работе, изучению нового и постоянному развитию. Последствия демографического кризиса могут снизить скорость инноваций, — считает он. — Также нехватка молодежи может повлиять на массовые профессии. Работа, требующая минимального опыта или не требующая его вовсе, часто привлекает студентов и молодых людей, которые только начинают трудовой стаж. При этом более старшее поколение откликается на такие вакансии неохотно. В совокупности это вызывает нехватку линейного персонала.

Данина, в свою очередь, отмечает, что со временем дефицит в возрастных когортах 18–25 лет будет неизбежно распространяться на более старшие. Это приведет к сокращению численности активного трудоспособного населения, «старению» основной рабочей силы и разбалансировке пенсионной системы.

Новая реальность

По утверждению Натальи Даниной, компаниям, осознавшим новую реальность, приходится менять подход к работе с рынком кандидатов: активнее рассматривать возрастных соискателей, адаптировать требования в вакансиях под более широкую аудиторию, вводить системы обучения и переобучения и многое другое.

— История с демографией должна повлиять на уменьшение эйджизма, потому что он все еще массово присутствует на практике, — отмечает собеседница «Известий». — Мы в hh.ru все еще наблюдаем такую картину: с увеличением возраста кандидатов пропорционально уменьшается количество резюме, которые переходят на ступень собеседования. То есть, практически половина людей в возрасте 34–45 лет получает хотя бы одно приглашение на встречу с потенциальным работодателем, инициированное самой компанией, второе место занимает категория 24–30 лет (28%), тройку лидеров замыкает группа самых молодых специалистов (19%). В категории 45–55 и 65–71 лет лишь 6% могут рассчитывать на этот переход, а категории 56–64 и 71+ шанс на диалог по инициативе работодателя получают менее чем в 1% случаев.

Как отмечает Данина, группа старше 61 года по активности в поисках работы не уступает самой молодой категории соискателей, при этом гораздо реже получает приглашение на собеседование — например, на 20% меньше в автомобильном бизнесе и на 40% в категориях высший менеджмент и управление персоналом.

— В ближайшее время должна пойти массовая волна переосознания работодателями и изменения их подхода к людям. Тогда и группам, которые сейчас испытывают проблемы с работой (тем же возрастным), и самим работодателям, станет проще, — считает эксперт.

Положительные стороны

Между тем, отмечают опрошенные «Известиями» эксперты, в сложившейся ситуации есть и положительные стороны. Наталья Данина относит к таковым расширение «карьерного потолка» и границ горизонтальных карьерных траекторий — т. е. возможностей попробовать себя в чем-то новом, переобучиться и освоить новую профессию. У людей предпенсионного возраста снижаются риски быть сокращенными или уволенными.

— Если до сегодняшнего дня преимущественный интерес к найму возрастных сотрудников проявляли в основном наукоемкие отрасли (производство, тяжелая промышленность, металлургия, энергетика), сфера образования, медицина, а также продажи и консультирование, то в ближайшие годы список может существенно расшириться, — считает Данина.

По мнению Владимира Корицкого, нехватка молодых сотрудников позволяет возрастным специалистам попробовать себя в отраслях, где традиционно ждут молодежь — например, сфере IT. Главное качество при этом — быть готовым обучаться и повышать свою квалификацию. Это условие отметили 42% опрошенных работодателей. Поэтому для возрастных специалистов это время, чтобы улучшить свои навыки и стать более востребованными сотрудниками.

Мария Фролова

По материалам: «Известия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru