«На рынке такси — пузырь, и он уже лопнул»

Заработки водителей и рентабельность таксопарков упали до критических значений, в плюсе только агрегаторы и лизинговые компании

pixabay.com

На рынке такси развивается кризис, из-за которого осенью 2022 года перевозки могут полностью остановиться, утверждают собеседники журнала «Компания» в отрасли. По их словам, тарифы застыли на уровне 15-летней давности и оторваны от инфляции, машины и запчасти с 2021 года подорожали вдвое. В этих условиях лизинговые таксопарки работают в убыток, а водители оформлены незаконно и вынуждены проводить за рулем по 16 часов в сутки, чтобы принести домой в конце смены хотя бы 1000 рублей.

Агрегаторы такси отчитываются о рекордном росте прибыли. У «Яндекса», которому принадлежит сегодня более 80% отечественного рынка такси, выручка от этого вида деятельности за 2021 год увеличилась на 94%, до 131 млрд руб. И это притом, что традиционные доходы от рекламы у цифровых платформ падают. Неудивительно, отмечает «Коммерсант», что на недавней ежегодной конференции «Яндекса» его топ-менеджеры больше рассуждали про курьеров и водителей, чем про разработку.

Неплохо пока идут дела, несмотря на дефицит машин, и у лизинговых компаний. Как сообщил на днях гендиректор «Сберлизинга» Вячеслав Спиров, с мая 2021 года компания выдала по подписке порядка 1400 автомобилей, объем портфеля превысил 3 млрд руб.

Однако этот праздник доходности никак не распространяется на двух других ключевых игроков рынка: водители и таксомоторные парки работают фактически себе в убыток. По словам бывшего гендиректора и совладельца 19-го таксопарка Москвы, Павла Федорова, такси оказался в России чуть ли не единственным рынком, где тарифы не растут вот уже 15 лет.

Километры в сахаре и яйцах

«В 2005 году минимальный заказ такси стоил 400-500 руб за 30 минут, далее 8-10 руб/мин, — приводит пример он. — Дополнительно оплачивался пробег по МКАД 5 руб/км и за МКАД 15 руб/км. Основным автомобилем такси тогда была «Волга» стоимостью 220-250 тысяч рублей. Бензин Аи-92 стоил 15 руб/литр, шины Bridgestone 195/65R15 стоили 12-14 тысяч. Для понимания уровня цен: килограмм сливочного масла тогда стоил 102,42 рубля, сахар 20 рублей, десяток яиц 24,5 рубля, поездка на метро 10,33 рубля. Средняя зарплата в Москве тогда была около 17 тысяч рублей.

Сегодня средняя зарплата в Московском регионе порядка 70 тысяч, масло стоит почти тысячу, сахар 55 рублей, десяток яиц около ста, бензин Аи-92 стоит 47 рублей, комплект шин Bridgestone 185/60R15 от 20,5 тысяч, а новая Skoda Rapid эконом-класса 1,5 млн, — сравнивает цены Федоров. — При этом минимальный заказ такси через агрегатор стоит 139 руб. за 6 минут и 3 км, далее 10 руб/мин + 10 руб/км. Итого поездка 30 минут со средней скоростью 20 км/ч вам будет стоить около 400 рублей. Да, есть пиковые часы, но в остальное время стоимость услуг такси осталась на уровне 2005 года», — констатирует он.

Чудом дешевизны пассажиры такси обязаны не столько возросшей конкуренции и навигаторам, позволившим сесть за руль даже полуграмотным, не знающим города мигрантам, сколько падению доходов водителей. С середины нулевых они потеряли в деньгах как минимум дважды — на инфляции, бремя которой почти полностью легло на их плечи, и на комиссиях агрегаторам, захватившим рынок в 2013-14 годах.

«Со слов водителей, средняя выручка за вычетом комиссии агрегатора сегодня составляет 420 руб/час, — продолжает бывший глава автопарка. — Предположим, вы отсидели за рулем 12 часов, набрав за вычетом комиссии агрегатора 5040 руб. Теперь расходы: аренда машины около 2000 руб, бензин при среднем пробеге 250 км минимум 940 руб, самая дешевая мойка 250 руб, налог 403 руб. А теперь барабанная дробь и сумма, доехавшая до дома: 1447 рублей».

Но потеряли в доходах и таксопарки, которым выкручивают руки те же агрегаторы, поднявший цены автопром и лизинговые компании. Причем потеряли настолько, что речь идет об очередной волне их банкротств, которая, по словам собеседников «Компании», накроет рынок уже этой осенью. Чтобы выжить, им остается работать в серую, нарушая законы, говорит Павел Федоров. Сам он продал свой 19-й парк еще в 2019 году.

Таксопарки не могут арендовать по-старому

Рубежным для таксопарков стал 2021 год, когда легковые машины подорожали вдвое. Соответственно, выросли лизинговые платежи и стоимость запчастей.

«Из-за этого рентабельность таксопарков упала с 15-20% до 5%, — сообщил «Компании» председатель Координационного совета межрегионального профсоюза работников общественного транспорта «Таксист» Андрей Попков. — Учитывая скорость износа машин в такси, это, по сути, операционный убыток. Kia K5 комфорт-класса стоит сейчас 3 млн рублей, Hyundai Sonata 2,3 – 2,5 млн, за два года лизинга их уже точно не отобьешь, а дольше в такси они не ходят, разваливаются».

По словам Попкова, на этом фоне интерес к таксопаркам у инвесторов пропал полностью. Паркам, которые взяли в лизинг много машин два и более года назад, стало нечем за них платить. В результате лизинговые компании отбирают автомобили и продают во второй раз.

«При этом новых машин из-за их глобального дефицита у дилеров нет, ближайшие поставки ожидаются в марте 2023 года, — продолжает Попков. — VW Polo или Hyundai Solaris стоят конских денег, платить за них столько нет смысла. Поэтому таксопарки сейчас сидят без машин или докатывают остатки, которые из-за износа будет трудно продать. А если не продашь, не будет денег для первого взноса на лизинг новой партии».

В этих условиях выжили в основном старые таксопарки, которые развивались на свои или кредитные деньги, а не в лизинг, стоимость которого сегодня достигает 20%. У новых парков, которые появились на рынке после 2014 года, лизинговые компании отжали все, говорит глава профсоюза таксистов.

Если не будет перемен, рынок такси в стране загнется к концу этого года, — прогнозирует Попков. — Никто не заработает: ни замученный водитель, ни те, кто его замучил. Пузырь лопнул: машин нет, цены на них огромные, на рынке остались те, кому нужно доработать лизинг и убежать.

До 2014 года, когда рынок такси стал переходить в руки агрегаторов, лизинг отбивался за пару лет, потом таксопарки продавали машины по остаточной стоимости, подтверждает Павел Федоров.

«Если в середине нулевых новая «Волга» стоила 250 тысяч рублей, то продавали ее через два года за 6 тысяч, — приводит пример он. — Сейчас Hyundai Solaris стоит 1,5 млн, отбить его в лизинге можно за 3-4 года. И все это время ты страхуешь его не только по ОСАГО, но и по КАСКО, причем на полную утрату машины. При этом страховые компании под разными предлогами уклоняются от страхования такси, а стоимость ОСАГО для такси они подняли в этом году с 40-50 тысяч до 70-80 тысяч. Я уже не говорю про КАСКО, которое для того же Solaris обойдется в 128 тысяч. О какой доходности можно говорить?».

По словам наших собеседников, до подорожания машин водитель платил таксопарку 2,5 тысячи рублей в сутки за аренду Skoda Oktavia в комфорт-классе, а сейчас такие деньги ему надо заплатить за Polo в экономе. При шестидневном рабочем дне он отдает парку 65 тысяч рублей в месяц. Но и парк не жирует. «45 тысяч из этой суммы парк отдает лизинговой компании, 14 тысяч страховой компании, 5 тысяч за ТО, — перечисляет бывший гендиректор. — А еще зарплаты механикам, медорганизации за медосмотры, НДФЛ и соцстрах, налог на прибыль».

Откуда же машины такси на улицах? Часть таксопарков не покупает новые машины вообще: ездят на чужом лизинговом старье. Некоторые парки покупают машины на свои деньги, там другая экономика. Но и у них, по словам наших собеседников, доходность едва покрывает инфляцию.

«Сейчас половина владельцев машин в московском такси — это индивидуальные предприниматели, выкупившие от одной до 10 машин, — говорит Федоров. — Другая половина — это крупные таксопарки. Например, «Формула такси» депутата из Северного Чертаново Богдана Конашенко, парк «956» со своими машинами и автосервисом, который последним в Москве сдался «Яндексу», ветеран рынка «Новое желтое такси», у которого было три или четыре парка, группа компаний «Автосоюз», у них осталось около 200 лизинговых машин. Но у «956», насколько я знаю, положение сложное, а у «Автосоюза» лизингодатели отобрали часть машин».

Таксисты не могут водить по-старому

Первые агрегаторы «Таксометр» и «Шеф» появились на рынке такси давно, и возможно, их работа не привела бы к нынешнему демпингу, если бы рынок не оказался монополизирован и если бы него не хлынули массы дешевых мигрантов.

«В 2013-14 годах «Яндекс» выкупил конкурентов и стал повышать водительский платеж, — вспоминает Павел Федоров. — Сначала он брал с водителей 5% от суммы заказа, потом 11%. Сейчас «Яндекс» берет с водителя 18%, с НДС это получается 22%. Плюс фиксированную сумму 6,6 рублей независимо от стоимости заказа. Если заказ дешевый, на 200 или 300 рублей, водитель отдает агрегатору треть заработанной суммы. Под «Яндекс» подстраиваются «Ситимобил» и Gett, причем платежи настолько похожие, что можно говорить о картеле. При этом средняя себестоимость обработки заказа у агрегатора — около 5 рублей».

При этом тарифы для пассажиров остаются низкими. Сначала агрегаторы демпинговали, доплачивая водителям и автопаркам, чтобы захватить рынок, а теперь — чтобы переманивать в такси пассажиров автобусов и маршруток, уверены наши собеседники. Сейчас семье из трех человек в Москве выгоднее заказать такси, чем ехать на короткую дистанцию двумя видами транспорта — например, пересаживаясь с одного автобуса на другой. Это полностью девальвирует такси, оно не должно так дешево стоить, уверен Федоров.

В результате профессиональных водителей за рулем почти не осталось, говорит Андрей Попков. Агрегаторы заманили в такси гастарбайтеров и уволенных менеджеров иллюзией заработка, а таксопарки, избавляясь от автохлама, навязывают им выкуп арендованной машины через два года. За это время машина превращается в лом, но технически и финансово неграмотные люди понимают это слишком поздно. Итог — депрессии, поножовщина и суицид. Был случай, когда таксист на этой почве убил хозяина фирмы, говорит лидер профсоюза.

«Я как-то вызвал такси, приехала девушка-водитель, — вспоминает Попков. — Она из Новосибирска, приехала в Москву учить двоих детей. Снимает квартиру, у нее какие-то долги, и она пошла на этот выкуп, не просчитав всего. И что говорю, а где доходность? Ты сейчас отпашешь на этого дядю, откатаешь эту машину. Потом ты выкупишь ее за 250 тысяч, тебе еще нужно будет столько же вложить в этот автомобиль, и не факт, что он поедет. Когда я ей рассказал математику, она побледнела, и пока мы ехали, была полностью подавлена».

Сегодня таксисты вынуждены работать по 16 часов в сутки — при стандартном 8-часовом рабочем дне им не хватит даже на аренду машины, топливо и комиссию агрегатору. Чтобы заработать в месяц 50 тысяч рублей на руки «в белую», водитель должен привозить со смены каждый день по 10 тысяч, подсчитал Павел Федоров. Но при текущих лизинговых платежах, стоимости аренды, бензина и комиссиях агрегатора это невозможно.

Переработка более 42 часов в неделю по трудовому законодательству должна оплачиваться в двойном размере, но водители не оформлены в таксопарках как работники. «Водители работают с «Яндексом» напрямую как самозанятые физлица, не имея статуса ИП, — объясняет бывший руководитель парка. — При этом таксопарк имеет право выдать путевой лист только своему наемному работнику, а заключить договор фрахта только с юрлицом. А если водитель ИП, то разрешение на перевозки должен получать от Дептранса только он сам, а не компания-владелец машины. При этом подработка на транспорте, если ты ведешь основную деятельность в другой сфере, законодательно запрещена».

Сегодня ни регуляторы, ни пассажиры не знают, сколько водитель такси провел за рулем, прошел ли он медосмотр и видел ли его машину механик. В большинстве случаев ответ — нет: водители бросают после смены арендованные машины у себя под домом, чтобы утром, кое-как отоспавшись, снова выехать на улицы.

«У нас такси криминальное, по закону можно закрыть любую компанию, — утверждает Андрей Попков. — Но никто этого не делает, потому что нет политической воли. Давно назрел закон, уравнивающий ответственность агрегаторов с ответственностью водителей и таксопарков. Был хороший законопроект Минтранса, но лобби агрегаторов его снесло. Мало того, «Яндекс» в Минтрансе предлагал увеличить рабочий день таксиста законодательно. Хотя работягу и так уже замучили».

Подорожать или умереть

Между тем, на московском рынке такси наметились изменения, которые дают надежду на наведение некоторого порядка. Главное из них — новая система цифрового контроля за работой водителей КИС «АРТ», запушенная Дептрансом. Она должна следить за длительностью рабочего дня таксиста, за прохождением медосмотра и техосмотра. В системе, помимо таксистов и контролеров из мэрии, зарегистрированы врачи и механики.

Система была запущена еще в августе прошлого года и заметно напугала таксистов. Летом прошлого года они просили мэрию повременить с новацией, потому что при текущих тарифах за 8 разрешенных часов работы они уйдут в минус. Но новация оказалась не так уж страшна, потому что толком не работает.

«КИС «АРТ» хорошая вещь, но в ней до сих пор не налажен интеграция между врачами, специалистами по ТО и другими участниками, они просто не могут обмениваться данными, — объясняет г-н Попков. — Система оказалась сырой и полноценно заработает, по обещаниям Дептранса, не раньше лета этого года».

Появились и другие поводы для надежд. «В этом году истек мораторий на выездные проверки бизнеса, — напоминает Павел Федоров. — Есть поправки в законодательстве, запрещающие мигрантам из некоторых стран бывшего Союза работать в такси. Водителей на рынке не хватает, из-за этого, в частности, тарифы на такси в часы пик заметно выросли. Но заработает ли все это, и заработает ли на самом деле КИС «АРТ», мы сможем узнать в конечном счете по одному ключевому признаку — это рост тарифов на такси и зарплат таксистов».

Виктор Ядуха

По материалам: “Компания”

Ранее

ФНС забирает под себя многомиллиардный рынок электронных цифровых подписей

Далее

ВЭБ и МТС вложились в сервис аренды самокатов Urent

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru