Сибирская целлюлоза начинает закипать

“Сейчас за Уралом нет ни одного действующего целлюлозно-бумажного комбината”

Главгосэкспертиза одобрила проект строительства компанией «Роквелл Капитал» крупного целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) в Богучанском районе Красноярского края. Он станет первым проектом со времён советских гигантов – Енисейского и Байкальского ЦБК, – которые давно закрылись. Планы по созданию новых комбинатов заявляются различными структурами уже не первое десятилетие, но пока ни один из них не был реализован. Впрочем, у новых проектов, по мнению экспертов, есть потенциал в связи с ростом продажи целлюлозы на глобальном рынке.

На днях Главгосэкспертиза выдала положительное заключение в отношении проекта ООО «Тайга Богучаны», которое контролируется ООО «Роквелл Капитал». Структуры инвестируют средства в строительство целлюлозно-бумажного комбината в Богучанском районе Красноярского края. Мощность нового биотехнологического комплекса составит 1 млн тонн целлюлозы в год. Ранее представители компании заявляли, что пуск может состояться в 2026 году.

«Главная задача проекта – создать эффективное и экологичное производство, которое будет соответствовать мировым требованиям. Новый комплекс внесёт также вклад в решение проблем лесных пожаров и незаконных вырубок, потребляя порядка 5 миллионов кубометров неликвидной древесины», – говорит главный специалист отдела комплексной экспертизы Северо-Западного филиала Главгосэкспертизы России Олег Шастов.

По проекту возведение предприятия пройдёт в три этапа. Будут созданы древесно-подготовительное производство, производство технологической щепы и целлюлозы, объекты регенерации химикатов, транспортировки продукции, энергетики и электроснабжения, водоподготовки, очистки сточных вод, административные здания. Также для нужд организации предусматривается создание сети железнодорожных путей и автомобильных дорог.

Леса интересуют инвесторов

Сейчас за Уралом нет ни одного действующего целлюлозно-бумажного комбината. Между тем эти объекты решают важнейшую задачу утилизации отходов производства лесопромышленного комплекса – щепы, опилок, хвостов и горбыля. В их отсутствие предприятия справляются с этой проблемой как могут. В значительном числе случаев – никак. Что-то сжигают в собственных котельных, что-то просто сваливают на территории. А это постоянный риск возникновения пожаров. В 2017 году в городе Канске сгорели несколько улиц, погибли люди. Огонь пришёл с территории местных лесопилок, которые были буквально завалены отбракованным пиломатериалом – так называемыми макаронами. В условиях сильного ветра они послужили идеальным средством для розжига.

Угроза висит и над тайгой, где недобросовестные фирмы (как правило, мелкие) сваливают древесный неликвид прямо на делянах. Частично решать эту проблему помогает переработка отходов в топливные гранулы – пеллеты. Ранее они успешно экспортировались в Европу, но сейчас этот рынок закрылся. А для большинства отечественных потребителей такая продукция дороговата, да и непривычна.

При этом строить ЦБК в Красноярском крае намерена и Segezha Group. У неё есть лесные активы во многих регионах России. В Красноярском крае они в основном сконцентрированы в Енисейском районе. Часть из них, кстати, компания выкупила у всё того же ООО «Роквелл Капитал». Segezha также рассчитывает производить около 1 млн тонн целлюлозы в год.

Ранее краевые власти озвучивали объём отходов лесопиления, который образуется в регионе за год, – около 5 млн кубометров. Как следует из сообщения Главгосэкспертизы, это именно то количество, которое планирует перерабатывать «Тайга Богучаны».

С сейнера на лесосеку

Между тем успешный запуск проекта Segezha Group всё равно выглядит более реальным. Это один из крупнейших в мире лесопроизводителей с собственной огромной лесной базой. Все его интересы находятся исключительно в сфере лесопромышленного комплекса. «Роквелл Капитал» контролирует российский предприниматель Глеб Франк. Он владеет активами в самых разных сферах. В частности, в рыбной промышленности, в связи с чем за Франком даже закрепилось прозвище «Крабовый король». То есть лес – просто один из способов диверсифицировать портфель, возможно, далеко не самый приоритетный.

Но прежде представители обеих компаний довольно тактично высказывались в отношении друг друга, намекая на возможную синергию в будущем.

«Рынок целлюлозы – глобальный со здоровыми фундаментальными драйверами роста и большим потенциалом развития, поэтому места всем хватит», – заявлял в конце 2020 года вице-президент Segezha Group Владимир Виноградов.

Упаковка заместит прессу

По мнению аналитиков, глобальный рынок целлюлозы и продукции из неё растёт сейчас и будет расти в течение многих десятилетий. Его основные исторические «драйверы» – газетная и писчая бумага – уходят со сцены. Но появляются новые факторы. Например, развивается электронная торговля, где востребован упаковочный картон. Крафт-бумага нужна для пищевой промышленности. Наконец, наблюдается тенденция к вытеснению пластиковой посуды бумажной. Также растёт производство санитарно-гигиенической бумаги.

В качестве подводных камней для российского производителя эксперты видят возможные просчёты с сырьевой базой.

И в крае такие прецеденты уже были. Построить ЦБК в Богучанском районе уже собиралась компания «Краслесинвест». В 2013 году она официально отказалась от этих планов, заявив, что не нашла достаточного количества древесины, пригодной для варки целлюлозы. Хотя высказывалась точка зрения, что в реальности организация вообще не намеревалась ничего строить. Просто получила хорошую лесосеку под красивый инвестпроект.

– В последние годы в Нижнем Приангарье планируются и проектируются всё новые и новые объекты целлюлозной промышленности, однако ни одного до сих пор не построено. Возможно, основная причина заключается в том, что сырьевая база по факту гораздо скуднее, чем в исходных данных для проектирования. Два крупных ЦБК по соседству могут оказаться нерентабельными, – заявил «Октагон.Сибирь» красноярский эколог, директор КРОЭО «Плотина» Александр Колотов. – Ещё один немаловажный фактор, который следует учитывать после 24 февраля, – юрисдикция компании-лицензиара, передающей в пользование свои технологии. Если в проекте заложено использование европейских или японских технологий, возникает совсем не нулевой риск оказаться под санкциями в любой момент после запуска проекта.

Как следует из материалов проекта целлюлозно-бумажного комбината «Тайга Богучаны», его проектные решения разрабатывались на основе исходных данных таких лицензиаров, как финская фирма Andritz Oy и немецкая компания Linde GmbH, Linde Engineering.

Фото: pixabay

Алексей Бондарев

По материалам: “РБК”

Ранее

Недружественные застройщики уходят с рынка России

Далее

Они возвращаются. Петербург встал в многочасовых очередях по поликлиникам на фоне новой волны коронавируса

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru