«Телефон сел, света нет, а кругом лабиринт»

Что скрывают катакомбы российских городов, как в них попасть и не пропасть

В древнем русском городе Старице существует предание о том, что во время монголо-татарского нашествия город был сожжен дотла, а из всех жителей уцелела только одна старушка, которая спряталась в пещерах под крутым берегом Волги. Она будто бы и указала тверскому князю Михаилу Ярославичу место, где должен стоять новый город. Скорее всего, это лишь легенда, но под Старицей действительно много естественных пещер и старинных катакомб, что для Тверской области большая редкость. А потому неудивительно, что эти места привлекают спелеологов, диггеров и просто туристов, любящих экзотику и острые ощущения. О том, откуда взялись и что скрывают старицкие подземелья, «Ленте.ру» рассказал Андрей Морозов, проводник, который тридцать лет исследует пещеры, водит в них туристов и спасает тех, кто отправился в них самостоятельно и заблудился в каменных лабиринтах.

Дохло-Барсучья, Парабеллум, Лисичка и еще сотня пещер

На самом деле старицкие пещеры имеют по большей части искусственное происхождение — это древние каменоломни. Раньше их называли «заломки». Здесь добывали так называемый старицкий камень, или старицкий мрамор. С геологической точки зрения это известняк и доломит верхнего Подольского слоя и нижнего слоя Мячковского горизонта времени среднего карбона (300 миллионов лет назад). Однако не всякий известняк, выходящий в несколько слоев по волжским берегам, может считаться старицким мрамором. Ценными строительными свойствами обладает только один его вид — камень, залегающий на глубине 20-25 метров от поверхности.

В районе Старицы Волга промыла глубокое русло, оба берега — высокие и крутые — образуют Старицкий каньон протяженностью 38 километров. Каменоломни расположены с обеих сторон реки. Они смешанного типа. Часть пещер — это собственно штольни, где добывался камень, а часть имеют естественное происхождение — это карстовые полости, которые в известняке промывает вода. В одних местах полости пересекают штольни, в других идут параллельно. А иногда видно, что мужики, ломавшие камень, шли прямо по ним, расширяя и превращая в большие залы.

Всего в Старице насчитывается 120 пещер. Они вытянуты вдоль Волги, а их размер зависит от расстояния между оврагами, которыми изрезан берег. В одних подземельях протяженность ходов составляет всего несколько метров, в других достигает нескольких километров.

Одним из самых разветвленных подземелий считается Сельцовское — 14,5 километра. А вот удаленность от берега у штолен невелика — 300-400 метров. Глубоко в берег камнетесы не закапывались, останавливались там, где кончалось естественное проветривание.

Географических названий у Старицких пещер нет. Хотя туристы и приезжие диггеры придумывают им имена: Дохло-Барсучья, Парабеллум, Ледяная, Лисичка… Сами жители Старицы ориентируются по топонимам: Дохло-Барсучья — это пещера около деревни Федурново, Лисичка — рядом с Калошино, а Капкан — у Старо-Ямского оврага.

Но вот что интересно. В начале 1990-х в Твери существовал научно-производственный информационный центр «ГеоЭкология», руководила им Валентина Земляная. Среди прочего организация занималась тем, что составляла реестр земляных объектов Старицкого района. Валентина Владимировна разыскивала в архивах сведения о каменоломнях. Оказалось, что в архивных документах многие штольни имели названия: Нижне-Толпинская заломка, Средне-Толпинская, Верхне-Чукавинская… Если их сопоставить с современными названиями, то окажется, что Парабеллум — это Средне-Толпинская заломка, Лисичка — Верхне-Толпинская, а Сельцовская, которая теперь находится почти в черте города, звучала как Есимьяновская. Раньше там была деревня Есимьяново.

За месяц работы в каменоломне можно было купить две коровы

Добывать камень в Старице начали в XII веке, а с XV века добыча приобрела промышленные масштабы. Ломали камень старицкие мужики. Обычно артель состояла из 10-15 человек, самая большая артель работала в Есимьяновской заломке — там трудились 35-40 человек.

Известняк обычно лежит горизонтальными пластами. Каменотесы отделяли один пласт от другого киркой или клевцом (инструмент, похожий на кирку, только с острым носиком-клинышком), делая штробу 10-15 метров. Сверху пласта вбивали кованые клинья, опускали его на штробу, после чего вынимали камень ломами и тут же, в пещере, обрабатывали: распиливали на блоки, обтесывали рубанками. В пещерах влажно, поэтому известняк легко поддается обработке. На открытом же воздухе он твердеет.

Чистые и гладкие готовые блоки ставили на круглые чурки и выкатывали наружу. Их спускали на берег Волги, где укладывали штабелями, а потом грузили на баржи. Из местного камня сложено множество зданий в самой Старице: постройки Успенского монастыря, Воскресенская церковь, Вознесенская, Пятницкая, дом купца Филиппова, кузницы… А в других городах это основание стен Смоленского кремля, отделка из резного камня Астраханского кремля, Псково-Печерский монастырь, Федоровский городок в Царском Селе, Александро-Невская лавра в Санкт-Петербурге и многое другое. Есть даже версия, что старицкий мрамор использовался при строительстве колокольни Ивана Великого в Кремле.

Работа в каменоломнях была тяжелой. Но она хорошо оплачивалась. Старицкий краевед Александр Владимирович Шитков обнаружил небольшую книжку — «Описание промышленности Верхневолжья» 1830 года издания. В ней сказано, что в те годы одна кубическая сажень белого камня стоила 1 рубль 70 копеек.

Мужики, ломавшие камень, зарабатывали по 35-40 рублей за три месяца. В XIX веке это огромные деньги. За 6 рублей можно было купить корову, за 100 рублей построить хорошую избу.

Проходы в пещеры взорвал отряд НКВД

После революции 1917 года добыча камня прекратилась. Каменоломни одна за другой были закрыты. Дольше всех работала артель в заломках Старо-Ямского оврага — до 1928 года, но с окончанием НЭПа была распущена и она. Больше каменоломни не использовались.

Во время Великой Отечественной войны, как рассказывали местные жители, перед приходом немцев горожане спрятали в пещерах продукты питания. Мужики сколотили в гротах стеллажи, стащили со всех деревень зерно, установили подпорки, чтобы своды подземелий не обрушились при обстреле, а проходы заложили бутовым камнем — как будто там ничего и нет.

После войны по пещерам прошел отряд НКВД и взорвал все входы. Отчасти это было сделано для того, чтобы дети, оставшиеся после войны без родительского присмотра, не лазили в каменоломни и не искали там приключений. Кроме того, в окрестностях Старицы было несколько тюрем. Руины одной из них до сих пор можно увидеть вверх по Волге в деревне Молоково, а другой — ниже по течению, у реки Холохольни. Заломки решили завалить, чтобы исключить места, где могли бы прятаться беглые заключенные.

Однако в 1970-1980-е годы входы в некоторые пещеры уже были открыты, и старицкие пацаны в них лазили. Какие-то штольни расковыряли дикие звери — лисы и барсуки, устраивавшие там норы, другие раскопали люди — особенно много диггеров с кирками и лопатами стало приезжать в Старицу из Москвы в начале 1990-х. А иногда пещеры открываются сами собой. Например, два года назад прямо в центре города, около завода «Техмаш», талые воды размыли вход в бывшую штольню.

Высота сводов достигает трех-четырех метров

Сегодня забраться можно в 6-7 пещер, но туристы активнее всего посещают пять: Дохло-Барсучью, Сельцовскую и три пещеры рядом с Толпином — Ледяную, Лисичку и Парабеллум. Еще есть пещерка без названия ниже по течению от Старицы, по левому берегу.

Самая популярная для самостоятельного посещения — Дохло-Барсучья, но она и самая грязная. Туда чаще всего ходят туристы, сплавляющиеся на байдарках, — и оставляют после себя помойку. Сельцовская заломка — большая и чистая. Уютнее же всего в безымянной пещерке, она маленькая, а залезать в нее нужно по-пластунски.

Внутри пещеры тоже различаются — видно, что работали разные артели. Главное отличие — в высоте сводов, которая зависит от толщины пластов. Например, в Сельцовской и Есимьяновской пещерах пласты известняка толстые, поэтому своды там высокие — по три-четыре метра, а на противоположном берегу Волги пласты средние или тонкие, так что пещеры небольшие — по 1,5-2 метра в высоту.

Иногда известняк содержит какие-то дополнительные вкрапления. Так, в бывший Средне-Толпинской пещере в породе присутствует кремний. От этого ее стены имеют рыжий окрас, отсюда и современное название — Лисичка.

Зимой в пещерах спят летучие мыши

Внутри пещеры абсолютно тихо и темно. Там круглый год одинаковая температура — 5-7 градусов тепла, причем зимой теплее, чем летом, за счет инерции камня. В некоторых подземельях встречаются сталактиты и сталагмиты , их размер достигает 50-60 сантиметров. А в Ледяной пещере есть сосульки из кальция .

В незатоптанных пещерах, с краю, можно заметить следы лис и барсуков — помет или обглоданные куриные косточки. Залетают внутрь мотыльки — совки и кобылки.

Летучие мыши живут в заломках постоянно — зимой их больше, летом меньше. В конце августа они впадают в спячку.

Но спят летучие мыши не крепко, всю зиму мигрируют, перелетая с места на место, пугая впечатлительных посетителей. Кстати, в пещеры на практику регулярно приезжают студенты биофака Тверского университета. Они фотографируют мышей, измеряют им температуру тела, размах крыльев.

Встречаются в подземельях и грибы. В Сельцовской пещере растет даже несколько разных видов. Но есть их мы не пробовали. Мало ли что в подземельях увидишь после них!

Сокровища катакомб

Во многих местах на стенах пещер можно увидеть следы копоти. Старицкие мужики, работавшие в заломках, освещали их лучинами. Делали прорезь в стенке и туда вставляли лучину. Лучина была длиной около метра. Горела она, конечно, не очень ярко, но что-то видно было.

Иногда в пещерах попадаются инструменты, забытые каменотесами. В одной их пещер мы нашли кирку, в другой раз — клевец. Часто попадаются кованые клинья — четырехгранные, похожие на современные зубила, только массивнее, 25-30 сантиметров длиной и 4-5 сантиметров в диаметре. А однажды мы обнаружили старый свечной фонарь.

Еще одна любопытная находка — черепки глиняного горшка. Мы их собрали, отвезли в Тверь. В Тверском университете студенты истфака склеили горшочек, оказалось, он XV века. Затем студенты-химики сделали анализ содержимого горшка. Когда-то в нем было масло, которое использовалось в фонарях. А масляные фонари — это уже XVIII век. То ли этот горшочек по наследству так аккуратно передавался, то ли лежал в чулане триста лет, пока какая-то старицкая Красная Шапочка не отнесла его дедушке в заломки? Только в заломках горшок кокнули.

Еще на стенах пещер встречаются надписи. Иногда довольно забавные: «Кушать подано, идите жрать, пожалуйста» или «Кто круче — Бетховен или Бах». Это уже творчество туристов 90-х годов. Но любопытная деталь: в этих граффити нет ни одного нецензурного слова. Люди, лазившие тогда в пещеры, матом не общались.

У каждой пещеры своя аура

Однажды я повел в пещеры группу туристов. И один мужик привязался ко мне: «Вы знаете, у вас тут дух живет! Точно живет, ходит сейчас за нами!» Я отшутился тогда как мог. Никаких аномальных или паранормальных явлений в Старицких пещерах нет. И никаких баек о заломках в городе никогда не рассказывали. В подземельях тихо и пусто.

Но, если честно признаться, в разных пещерах ощущаешь себя по-разному. Например, в безымянной маленькой пещере на левом берегу Волги спокойно и уютно. Как-то раз я водил туда батюшек из Успенского монастыря, им всем там очень понравилось. Один даже сказал: «Если бы настоятель меня благословил, я бы остался здесь жить». Настолько в пещере умиротворенно.

А вот в Сельцовской заломке, когда я ее очищал, было крайне неприятно. Прямо мурашки по спине бегали. А как вычистил, тоже стало уютно.

Люди в подземельях теряются регулярно

Достоверно известно, что начиная с 1980-х годов в Старицких каменоломнях никто не погиб. И обрушений за последние 25-30 лет не было ни разу — все глыбы, которые лежат сейчас на земле, обрушились, когда взрывали входы.

А вот люди в подземельях теряются регулярно. Особенно в Сельцовской пещере — она самая ближняя, туристы в нее ломятся.

Дольше всего на моей памяти в пещере сидели два пацана, одному было семнадцать лет, а другому — восемнадцать. Они провели под землей 35 часов.

В это лето заблудился только один пацан. Мне позвонили из старицкого МЧС, что человек пошел в пещеру и пропал. А у него телефон сел, света нет, лабиринт кругом запутанный. Я до него бежал бегом минут пятнадцать от входа.

Случались и казусы. Например, когда я пошел в первый раз искать заблудившихся. Пропали два дачника — парень с девушкой. Парень, правда, умный был, горник. Он предупредил дядю, к которому они на дачу приехали, что пойдут в пещеру и вернутся минут через сорок. Не вернулись. Дядя поднял тревогу, но службы спасения отреагировали только утром следующего дня. Обратились ко мне. Мы с товарищем отправились на поиски. Ходим по лабиринту, кричим, и как только услышали их, так радостно к ним побежали, что сами не поняли, где оказались. Обратно шли долго. Но сами вышли и их вывели.

Если туристы хотят слазить в пещеру, им надо соблюдать несколько правил. Первое, перед походом обязательно предупредить кого-то из знакомых, куда и насколько вы идете.

Второе, тепло одеться и взять с собой два фонаря. Но главное — маркировать свой путь. Мы с товарищами обычно отмечаем дорогу пластиковыми маркерами со стрелкой и цифрой. Но можно пользоваться и отрывным календарем.

Чтобы найти обратную дорогу, листы календаря отрываются и раскладываются на каждом перекрестке так, чтобы цифры указывали на выход. На обратной дороге листы собирают.

А вот веревка — это ненадежный способ. Был случай, подростки залезли в пещеру и пошли по веревке. Когда же она у них закончилась, двое остались в тоннеле, а один решил на минутку слазить в дырку, посмотреть, что там. И потерялся на 26 часов.

Стрелки на стенах и вовсе опасны. Их уже так много, и все они указывают в разные стороны, можно запутаться, куда выходить. Я их стираю по мере появления.

С пещерами надо быть осторожным!

В 2001 году в рамках федеральной целевой программы «Сохранение и развитие архитектуры исторических городов» в Старице планировали простроить историко-туристический национальный парк, обустроив пещеры для массового туризма. План был грандиозный, предполагалось открыть кафе, сувенирную лавочку, прокат инвентаря, где туристы могли бы арендовать каски и фонарики. Наверху хотели устроить смотровую площадку.

Согласно этому проекту, около входа в Сельцовскую пещеру даже была возведена бетонная конструкция, которая должна была стать входной группой в каменоломни. Но на этом деньги закончились (на проект было выделено, по разным данным, от 5 до 10 миллионов рублей — прим. «Ленты.ру»), и строительство прекратилось. Как объяснил глава администрации города Старицы, каменоломни требовалось укреплять, чтобы обеспечить стопроцентную безопасность туристов. А прерогатива на такие работы есть только у одной организации — «Метрострой» .

Сегодня Старица активно развивается. В городе за последние годы появилось несколько музеев, кафе, была благоустроена набережная Волги и парк, улицы вымощены брусчаткой. Но про пещеры пока все молчат. Хотя это очень интересный объект как с геологической, так и с исторической точки зрения. Посетив его, можно больше узнать об истории нашего края, о том, как строились русские города.

Так что приезжайте, смотрите, но не забывайте — с пещерами надо быть осторожным!

Фото: pixabay

Алсу Гузаирова

По материалам: “Лента.Ру”

Ранее

Болезни сердца убивают россиян стремительнее, чем рак

Далее

«Здоровые, молодые, обеспеченные»

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru