Вынесли за рамки

Как бизнес защищается от вороватого персонала

Крупные торговые предприятия ежемесячно подсчитывают существенные убытки из-за «дружественного огня» — определенный процент хищений традиционно приходится на персонал магазинов, складов, заводов и других коммерческих предприятий. Например, в Уфе 22-летняя работница ювелирного центра в последний день работы прихватила, как считает следствие, продукции на 14 млн рублей. А иногда корпоративные кражи могут привести к фатальным последствиям: в Красноярске задержан работник угледобывающего предприятия, воровавший детали для локомотивов, — менял новые запчасти на старые. В некоторых случаях убытки от «несунов» могут поставить предприятие на грань выживания. Какие инструменты существуют сегодня у работодателя, чтобы не пустить к себе внутреннего вора, и насколько эффективен полиграф при проверке кандидата на чистоплотность, выясняли «Известия».

Организация, контроль, наблюдение

Каждый третий собственник большого бизнеса и примерно 20% субъектов малого предпринимательства устанавливают те или иные продукты с целью контроля сотрудников, сообщили «Известиям» аналитики компании «Delta Системы безопасности». Уже давно существует и активно используется множество технических решений, которые позволяют отслеживать действия персонала во избежание хищений и противоправного поведения.

— Если мы говорим о небольших форматах (маленькие магазины, кафе и т.п.), то здесь основным средством становится видеонаблюдение, — рассказал «Известиям» Валерий Ушков, директор по маркетингу компании. — Да, конечно, факт кражи, например, вы, скорее всего, увидите уже после происшествия. Однако здесь важен другой фактор: персонал, зная, что находится под камерой, в 99% не рискует злоупотреблять своим положением. Иначе говоря, наличие аппаратуры работает как сдерживающий фактор. Ну а если преступление всё же было совершено, то вы точно будете знать, кто из работников и когда его совершил.

Ты сюда не ходи

Для больших предприятий видеонаблюдение становится лишь одним из инструментов контроля. Современные системы безопасности учитывают множество факторов: количество работников, размер офиса, объемы производства, вместительность склада, предусматривает необходимость ограниченного доступа в отдельные зоны, учет рабочего времени и так далее.

— Основной способ защиты — СКУД (системы контроля и управления доступом) — гораздо большее, чем турникет на входе. Доступ на территорию предприятия или на склады, например, может быть предоставлен по специальному пропуску, отпечатку пальца или Face ID. В некоторые зоны определенным сотрудникам доступ может быть и вовсе закрыт (ну ведь не место оператору кол-центра на складе). Помимо этого, система вполне может анализировать поведение пользователей, отличающееся от обычного рабочего распорядка, и обратить на это внимание уполномоченных сотрудников.

Конечно, неплохо бы иметь еще и видеонаблюдение. В совокупности обе системы работают на предотвращение практически любых противоправных действий. Здесь тоже задействована психология: любой сотрудник, понимая, что его моментально вычислят и поймают, не станет рисковать. По словам предпринимателей, число подобных правонарушений значительно снижается сразу же после установки подобных систем.

Рейтинг вороватости

По оценке Ушкова, наиболее востребованы системы контроля на производствах, где высок риск воровства комплектующих, сырья и готовой продукции, в торговых точках (чаще всего непродуктовых), на складах (однако постепенно количество проблем снижается из-за автоматизации и цифровизации складских систем).

— Банки и ювелирные магазины не входят в перечень предприятий с высоким риском правонарушений со стороны сотрудников, потому как в этих организациях изначально высокая степень защиты, разграничение доступов, многоступенчатые системы безопасности и предупреждения правонарушений, — отметил собеседник «Известий». — Связано это как раз с тем, что имеющиеся ценности изначально требуют повышенной защиты, чем, скажем, типичный офис.

Говорят правду и ничего кроме правды

Полиграфолог довольно опасная профессия, особенно когда специалиста привлекают для поисков виновного в хищении из ограниченного круга лиц. Часто для чистоты эксперимента компании приглашают эксперта из другого региона, а конверт с результатами заказчику вручается перед тем, как наемный специалист поднимется на трап. Поэтому «искатели правды» стараются не афишировать круг своих занятий. Эксперт-полиграфолог с 10-летним стажем на условиях анонимности рассказал «Известиям» о тонкостях своей работы и поделился личным мнением о будущем института «детектора лжи» в частном секторе России.

— Чаще всего полиграфолог требуется в ситуации, когда кража уже совершена на производстве и при трудоустройстве. Во вторую категорию можно отнести и тестирование персонала, например, при переходе на более высокую карьерную ступень или при допуске к материальным ценностям, — поясняет он.

По его словам, сама процедура в силу закона необязательна и каждый имеет право отказаться от ее прохождения.

— Это так, но все понимают, что на отказавшегося будут косо смотреть, а после собеседования он может рассчитывать лишь на улыбку и вежливую фразу «мы с вами обязательно свяжемся», — добавляет специалист по полиграфу.

По его оценке, точность теста довольно высока и близка к 95%.

— Это зависит от вопросов, которые формулирует заказчик и которые ставятся перед испытуемым. В ситуациях когда кража уже совершена, вероятность определения возможного виновного высока — до 98%. При приеме на работу — чуть ниже, так как вопросы более общие. Чем больше конкретики, тем выше точность исследования, — отмечает собеседник.

Он уточняет, что метод в любом случае является вероятностным и не может быть каким-либо юридическим доказательством.

Поймать вора на входе

— Никакой нормативной базы в России по полиграфу до сих пор нет. Применяется он в кадровых структурах по принципу «что не запрещено, то разрешено», — рассказывает специалист.

Включение пункта об обязательном прохождении полиграфа в трудовой договор, по словам собеседника «Известий», является спорным. Человек может не хотеть проходить полиграф вовсе не потому, что скрывает свое криминальное прошлое, а потому, что считает этот метод несовершенным, или по другим причинам. Например, боится компрометирующих вопросов о личной жизни или своих взглядах.

— В локальных нормативных актах, регламентирующих работу полиграфологов, в том числе в госорганах, соблюдается ряд этических норм. Например, нельзя задавать человеку вопросы, касающиеся расовой, религиозной принадлежности, вопросы интимного характера, связанные с полом и сексуальной ориентацией, политическими взглядами. Но это когда речь идет о законных правах и свободах. То есть вопрос, является ли человек членом запрещенной в России организации, вполне допустим, — уточняет специалист.

Этическая проблема полиграфа

Эксперт объясняет, что полиграф проливает свет только на прошлое человека.

— Ни в коем случае не ставятся вопросы о намерениях человека. Спрашивать можно только о том, что свершилось. В этом и кроется главная нравственная проблема применения полиграфа, из-за которой в Европе практически отказались от его использования в частных компаниях. Вот человек не проходит полиграф, результаты его компрометируют из-за грехов прошлого. А если он исправился, начинает новую жизнь, а мы его рубим? — сетует полиграфолог.

С точки зрения теории и гуманизма, безусловно, человеку всегда стоит давать шанс исправиться. Но практика говорит о том, что люди меняются не так часто, как хотелось бы.

— Человек воровал-воровал, а потом — бац! — и перестал… К сожалению, это больше похоже на чудо, для которого нужна большая внутренняя работа над собой. Работодатели все-таки оценивают риски, опираясь на статистику и здравый смысл: если человек не воровал у прежнего хозяина, он не станет это делать и сейчас, — полагает эксперт.

По его словам, часто бывает так, что должности все-таки получают люди, которые «завалили» полиграф на вопросах, связанных с коррупцией и хищениями.

— По сути, это информация к размышлению для заказчика исследования. Жестче к непрошедшим полиграф или отказникам относятся, если есть конкретное расследование о хищении. Косо на него будут смотреть не только боссы, но и коллеги, оказавшиеся под подозрением, но прошедшие полиграф, — добавил специалист.

Сам полиграфолог отмечает, что как гражданин не в восторге от такого метода проверки, но в российских реалиях это необходимая профилактическая мера, чтобы не разорить коммерческий сектор.

Источник в кадровом агентстве сообщил, что ряд отраслей (например, такси, грузоперевозки, складская логистика) испытывает большой дефицит кадров, поэтому им не до жиру — берут не только тех, кто завалился на полиграфе, но и лиц с судимостями.

Их не заставишь говорить правду

Внутренние правила проведения полиграфического исследования, как правило, предусматривают отвод от теста для некоторых категорий.

— Если человек на входе сообщает, что у него есть определенные проблемы с психикой, даже устно, это может стать основанием для отвода — в этом случае результаты могут оказаться неоднозначными или недостоверными. Отвод также дается беременным женщинам, лицам с рядом хронических заболеваний, например, сердечникам, гипертоникам. Это продиктовано соображениями их безопасности — процедура тяжелая, монотонная. Человеку предстоит около трех часов находиться в стрессовом состоянии, отвечать на вопросы, — рассказывает эксперт.

Мнение юриста

Член Ассоциации юристов России Марина Астаева подтвердила мнение полиграфолога о неоднозначном правовом положении детектора лжи.

— Проверка работников или соискателей на полиграфе не предусмотрена российским трудовым законодательством, поэтому работник или соискатель вполне обоснованно может отказаться от этой процедуры. Этот отказ не будет иметь никаких последствий для работника, — объясняет юрист.

Что же касается криминального прошлого, то даже при его наличии нет никаких серьезных препятствий для трудоустройства на тот же склад, в магазин или завод. По словам Астаевой, справку о наличии (отсутствии) судимости и справку о том, подвергалось ли лицо административному наказанию за потребление наркотических средств, у работника может требовать только тот работодатель, которому запрещено на законодательном уровне нанимать и допускать до работы работника без этих справок. Трудовой кодекс, например, содержит прямой запрет на работу с детьми лиц, имеющих или имевших судимость, а равно и подвергавшихся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям).

— Помимо перечисленных в ст. 65 ТК документов, в отдельных случаях с учетом специфики работы предусматриваться необходимость предъявления при заключении трудового договора дополнительных документов, но только в предусмотренных ТК РФ, иными федеральными законами, указами президента РФ и постановлениями правительства РФ случаях, — говорит адвокат Астаева.

Между тем существует правовой способ защиты или минимизации ущерба от действий нерадивых работников.

— Помимо индивидуальной материальной ответственности трудовым законодательством предусматривается и коллективная. Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

Она уточнила, что материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Фото: pixabay

Иван Петров

По материалам: “Известия”

Ранее

Больно упали

Далее

Бурная гавань

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru