Остатки $ладки

Российский бизнес переваривает плоды ухода западных компаний

Уход многих иностранных компаний из России открыл новые возможности для отечественных производителей. Но передел рынка не всегда проходит гладко. Мы собрали самые курьёзные эпизоды, в которых замешаны большие деньги, политика и общественный интерес.

Где-то импорт удаётся заместить самим, а где-то приходится полагаться на дружественные страны. В любом случае сильные игроки остаются в плюсе. Но конкуренты уже вовсю дышат им в затылок.

IT-скандалы

Скандальная ситуация возникла вокруг мониторов российской компании LightCom. Блогер Максим Горшенин снял разоблачающее видео. Из него следует, что производитель, возможно, использовал при сборке монитора чип российского производства, который не имеет функциональной нагрузки, а потребовался только для того, чтобы увеличить степень локализации товара. Горшенин удалил с платы монитора спорный чип и продемонстрировал работу устройства без него (микросхема была заменена кусочком проволоки). Блогер утверждал, что на самом деле работой монитора управляет тайваньский чип Rеаltek, а российский только подаёт на него питание. При этом наличие российского компонента давало монитору 30 баллов локализации из 140 набранных. В ответ компания обвинила Горшенина в чёрном пиаре. Минпромторг уже начал свою проверку по этому факту. Но самое интересное в этой истории, как обычно, деньги. Указанный монитор LightCom стоит около 50 тыс. рублей, тогда как его китайские аналоги – около 12–15 тысяч. Получается, что именно спорный российский чип «отъедает» львиную часть цены? Кто же получает эту маржу? Компонент производит зеленоградская компания «Миландр». А с ней в последнее время происходят странные вещи. Её руководитель и предполагаемый бенефициар Михаил Павлюк весной 2022 года исчез. Кто-то пустил слух, что он после начала СВО перебрался на родную Украину. Кому теперь принадлежит компания, доподлинно неизвестно. Но, как видно, она по-прежнему претендует на хорошую маржу с контрактов по госзакупкам.

Другой примечательный эпизод произошёл с отечественным производителем антивирусных программ Dr.Web. Федеральная служба по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК) отозвала сертификаты на несколько его продуктов. Здесь надо отметить, что сертификат ФСТЭК нужен в первую очередь для госзакупок. Некоторые организации, например банки, обязаны иметь антивирусы сразу от двух поставщиков. После ухода иностранцев этот рынок делили «Лаборатория Касперского» и Dr.Web. Из-за отзыва сертификата у последнего шанс появился у третьего игрока – компании «Код безопасности» (она изначально специализировалась на антивирусной защите довольно закрытых структур – Минобороны, ФНС, РЖД). Казалось, «Код безопасности» сможет легко выйти на более широкий рынок. Однако спустя несколько дней ФСТЭК возобновила сертификаты для Dr.Web. Причём без всяких объяснений.

Прибыль по рецепту

Пожалуй, самая чувствительная для граждан сфера импортозамещения – фармакология и медоборудование. И хотя никто из мировых производителей лекарств и медтехники громко дверью не хлопал, трудности с поставками в Россию уже возникают.

К примеру, на днях прошли сообщения о том, что под американские санкции попали комплектующие для систем непрерывного мониторинга уровня глюкозы, необходимые для диабетиков. О российских аналогах таких устройств ничего не слышно, однако подобные изделия выпускают в Китае, и потому есть надежда на производителей из КНР либо на параллельный импорт. Очевидно, что организаторы альтернативных схем поставки смогут неплохо заработать.

В последние годы российских фармацевтов не раз критиковали за то, что они не ведут собственных разработок, предпочитая покупать действующее вещество за границей (в Индии и Китае) и затем переупаковывать его в России. Изменится ли ситуация теперь? Ещё в 2021 году Минпромторг утвердил перечень препаратов, которые к 2024 году должны производиться в России по «полному производственному циклу», – в нём было 38 позиций. В их числе, например, антибиотик тобрамицин, который в РФ вообще не делали. Весной о регистрации собственного тобрамицина сообщила компания «ПСК Фарма» (резидент особой экономической зоны в Дубне). Она также планирует полностью занять российский рынок желатиновых капсул, которые используются для формирования драже с лекарствами (до сих пор их обычно закупали за рубежом). Примечательно, что 99% компании принадлежит физлицу по имени Сатия Карм Пуния. Индийская фамилия Пуния хорошо известна на российском фармрынке. Викрам Пуния ещё в 90-е хорошо заработал на поставках лекарств из Индии в сибирские регионы, а затем основал в России компанию «Фармсинтез». Сейчас её бенефициары в публичных базах скрыты, при этом дела у фирмы идут хорошо – она показывает чистую прибыль более 10 млрд рублей.

А вот ещё одна история успеха: в прошлом году было разработано собственное лекарство от редкой генетической болезни – спинальной мышечной атрофии. До этого пациентам нужно было долго собирать деньги на дозу швейцарского препарата золгенсма, которая стоит более 2 млн долларов. Сколько будет стоить отечественная разработка, которая пока называется ANB-004, неизвестно, сейчас она проходит испытания. Производит ANB-004 компания BIOCAD – одна из крупнейших фармкомпаний России. Она уже давно целенаправленно занимается импортозамещением и получает крупные госконтракты. К примеру, ещё в 2007 году компания перехватила поставки на российский рынок интерферона бета у немецкой Bayer. Основал «Биокад» в 2001 году бывший банкир Дмитрий Морозов, и одно время до половины акций контролировали структуры Романа Абрамовича. По последним данным, в партнёрах у Дмитрия Морозова числился Валерий Егоров, который также имеет деловые связи с Виктором Харитониным, бенефициаром ещё одного очень крупного игрока рынка – компании «Фармстандарт».

На земле и в воздухе

Не менее чувствительный для граждан сектор – пассажирская авиация. В плане Минпромторга значатся около трёх десятков позиций, где долю отечественных комплектующих к 2024 году нужно поднять с нуля до 100%. Чего здесь только нет – начиная от пассажирских сидений и остекления кабины пилотов и заканчивая двигателем ПД-8, который планируется устанавливать на самолёты SSJ100. Сейчас в России примерно полторы сотни самолётов SSJ100, но не все они «на крыле» – часть ждут ремонта двигателей. Так как французские партнёры прекратили поставки комплектующих, перспективы ремонта выглядят весьма туманно. Потому вся надежда на новый российский агрегат ПД-8. Но и здесь картина пока не очень радужная. В этом году планируется построить два самолёта с российскими двигателями, они должны будут выполнить 120 полётов, чтобы завершить испытания агрегата и получить сертификаты. А пока ПД-8 летает только на лабораторном ИЛ-76, у которого три других мотора «родные». Уже сообщалось, что во время полётов на Ил-76 двигатель не вышел на необходимые показатели.

Тем временем интрига закручивается на рынке грузовиков: удастся ли сделать своё или будем использовать китайское?

Последние достижения отрасли как раз на днях показывали на выставке COMTRANS 2023. Компания «Нижегородские грузовые автомобили» выкатила линейку грузовиков «Валдай», которые, по сути, оказались китайскими Foton. Рядом стоял двенадцатитонный «Валдай-12» от ГАЗа. Он оснащён двигателем ЯМЗ, коробкой передач собственного производства и отечественным задним мостом. Основной его конкурент – детище КамАЗа «Компас-12» с начинкой от китайского JAC. Что касается «полноразмерных» грузовиков КамАЗа, то из-за санкций поначалу возникли проблемы с двигателями (КамАЗ сотрудничал c европейскими «Даймлер» и «Мерседес» и американской компанией «Камминс»). У КамАЗа с «Камминс» было СП «Камминс-КАМА». В прошлом году американцы решили уйти, но завод со всем оборудованием и персоналом остался. Сейчас на нём продолжают выпускать двигатели для грузовиков, но уже под брендом «КамАЗ». Недостающие комплектующие завозят из дружественных стран или делают в России.

Фото: pixabay

Дмитрий Игонин

По материалам: “Наша Версия”

Ранее

Ни дома, ни улицы

Далее

Взять и переделить

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru