Пост с криптой

За что на блогера Агееву возбудили дела в двух странах

На блогера Юлию Агееву, которая всем желающим предлагала заработать на криптовалюте, завели два уголовных дела — в России и Казахстане, выяснили «Известия». Ущерб от ее действий, по данным нашего источника в правоохранительных органах, оценивается в 680 млн рублей. Агеева собирала деньги с вкладчиков в своем офисе в Москва-Сити, иногда люди отдавали ей миллионы просто под расписку, а некоторые — и вовсе без каких-либо подтверждающих сделку документов. Но в прошлом году предпринимательница сбежала в родной Казахстан. Как работала схема «Крипто Якудзы» и что теперь намерены делать сотни ее вкладчиков — в материале «Известий».

Кто такая Юлия Агеева

На блогера Юлию Агееву, известную в криптосреде как Крипто Якудза, возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере (ст. 159 УК РФ), сообщили «Известиям» пострадавшие и подтвердил источник в правоохранительных органах. Дело ведет следственный отдел ОМВД России по Пресненскому району Москвы. Пострадавших начали вызывать на допросы, многих уже признали потерпевшими.

27-летняя гражданка Казахстана Юлия Агеева снимала апартаменты в Москва-Сити. Туда инвесторы приносили ей миллионы — девушка уверяла, что занимается «арбитражем» — так на новом предпринимательском сленге называется игра на разнице курсов криптовалют на разных биржах.

Как рассказали «Известиям» некоторые вкладчики, до декабря 2022 года бизнес «работал как часы» — Агеева выплачивала людям проценты. Но уже в 2023-м выплаты прекратились. В итоге ее общий долг перед клиентами сейчас оценивается более чем в 680 млн рублей.

По словам источника, точное число пострадавших пока неизвестно — люди со всей страны продолжают обращаться в полицию. Но по подсчетам самих инвесторов, их может быть около 500.

— В нашей свободной таблице по всем городам больше сотни пострадавших, но это число можно смело умножать на пять и даже на 10, потому что за каждым инвестором стоит еще от трех до 10 человек. — пояснил «Известиям» Михаил из Волгограда. — Они объединялись в пулы (группы) и передавали деньги Агеевой. Несколько десятков из них уже написали заявления в полицию.

Михаил отдал Агеевой около 2 млн рублей. Как следует из списка пострадавших (есть у «Известий»), в их числе оказались жители Москвы, Санкт-Петербурга, Брянска, Уфы, Саратова, Тюмени и еще двух десятков городов.

Также там значатся и граждане других государств — Казахстана, Белорусии, Чехии, Турции, Израиля, Камбоджи и Индонезии.

Как работала «Якудза»

Помимо сбора денег, Агеева вела курсы, на которых обучала желающих «арбитражу». Своей проект она назвала «Якудза». Блогер публиковала в своем Тelegram-канале мотивирующие ролики, демонстрируя невероятное богатство и предметы роскоши — сумку от премиального бренда Hermes Birkin, бриллианты от Tiffany. Также она делилась фотографиями и видео из своих путешествий по всему миру.

По словам Михаила, Агеева построила свой бизнес на финансовой нестабильности, наблюдавшейся после начала СВО, придумывала многоходовки, в которой деньги делались на разнице курсов рубля, доллара и криптовалют. Детали схем периодически менялись. Бывший компаньон Юлии, а ныне пострадавший, Серик Кожахметов объяснил «Известиям», как работала одна их схем прокрутки денег, на которой погорели в том числе и российские инвесторы.

— Мы покупали в Алматы крипту и через биржу Binance переправляли в Москву, — пояснил молодой человек. — Там Юля конвертировала ее в рубли, закупала доллары и через дропов (посредников — «Известия») отправляла обратно в Алматы, где на них снова покупалась крипта. За один такой круг («арбитражники» называют его «связкой») мы пускали в оборот $35 тыс. и зарабатывали на них 5%. За день делали два круга, прибыль получалась $3,5 тыс. в день.

В схеме принимала участие в мама Агеевой, к которой стекались доллары, переведенные из Москвы.

Для участия в этой схеме Кожахметов взял в банке кредит на $22 тыс. и отдал их Агеевой, но выплат больше не было. Теперь и он в числе пострадавших.

Один из российских инвесторов Агеевой, москвич Дмитрий Ильин, рассказал «Известиям», что вдвоем с товарищем доверил ей около 9 млн рублей, но взамен не получил ни копейки.

— Моему товарищу Агеева некоторое время выплачивала прибыль 30%, — пояснил логику своих действий мужчина. — Также она говорила, что занимается в Казахстане оптовой торговлей клубникой и обещала подстраховать рискованный криптобизнес своим традиционным бизнесом.

Впрочем, по словам вкладчиков, никаких реальных подтверждений тому, что у Агеевой был какой-либо бизнес, никто из них не видел.

«Миллионные» помощники

Договоры займа и расписки (есть у «Известий»), которые Агеева давала инвесторам в качестве документального обеспечения сделки, выглядят странно: в графе, где указываются реквизиты, нет паспортных данных сторон, но стоит электронная подпись Агеевой.

Она не подписывала договоры сама, а просто делала накладку при помощи фотошопа, и людей это устраивало, — рассказал Михаил. — У многих инвесторов вообще на руках нет никаких документов, только переписка.

Еще одна пострадавшая, москвичка Надежда Макарова, рассказала, что продвигать услуги Агеевой помогали и некоторые блогеры-миллионники. В своих сторис в соцсетях они рекламировали ее как человека, который умеет «приумножать деньги».

— Очень многие на это велись, потому что доверяли своим любимым блогерам, — рассказала она.

Надежда отвезла Агеевой около 2 млн рублей, но прибыли не получила. После года ожидания женщина написала заявление в полицию.

Еще одна инвестор из Петербурга, Валерия Маняк, рассказала, что отдала Агеевой около 1 млн и даже однажды получила проценты.

— Я ей писала, просила вернуть хотя бы небольшую часть денег. Но она говорила, что деньги в банке заморожены и надо подождать, — рассказала она.

Обращаться в полицию обманутые вкладчики начали в январе–феврале 2023 года, но уголовное дело возбудили лишь через год — в январе 2024 года. Агеевой на тот момент в России уже не было — после первых заявлений и вызова на допрос она уехала в Казахстан.

Оттуда она прислала рассерженным вкладчикам расписку и договор займа (есть у «Известий») с новым компаньоном Аркадием Мэреном. Предпринимательница заявила, что отдала все деньги инвесторов ему — для прокрутки на бирже.

— И теперь она предлагает все претензии предъявлять только ему, с себя она ответственность снимает, — рассказал один из инвесторов.

Где сейчас находится Аркадий Мэрен, пострадавшие не знают, но указывают, что в соцсетях о мужчине говорят не иначе как о «мошеннике, кинувшем на бабки тысячи человек». Есть ли к нему вопросы у правоохранительных органов, пока неизвестно.

Казахстан на связи

Как выяснили «Известия», аналогичное дело о мошенничестве в особо крупном размере на Агееву возбудили и в Казахстане — там ее кейсом занимается отдел криминальной полиции, сообщили казахстанские пострадавшие. Агеева в нем проходит по ч. 4 ст. 190 УК Республики Казахстан, рассказала «Известиям» адвокат казахстанских потерпевших Ирина Фольман.

— По этой статье у нас ей грозит от пяти до 10 лет с конфискацией имущества, — сказала адвокат. — Также инвесторы собираются подать гражданские иски о взыскании задолженности.

По ее словам, казахстанские полицейские поначалу не усматривали в действиях Агеевой состава преступления, но после коллективного заявления свою позицию пересмотрели.

— В конце прошлого года у нас была очная ставка с Юлией, — рассказал Серик Кожахметов. — На ней она вела себя уверенно, говорила, что ни в чем не виновата. Под арест ее не взяли, но добавили в сигнальный лист, чтобы она не смогла выехать из страны.

«Известия» не смогли дозвониться до Юлии Агеевой по указанному в договорах с вкладчиками телефону. Ее Тelegram-канал «Крипто Якудза» закрыт для внешних пользователей, но корреспонденту «Известий» удалось туда войти. В нем и сейчас зарегистрированы 1903 человека.

По стопам МММ

Схема Юлии Агеевой проста и напоминает знаменитую пирамиду МММ, считает партнер юридической компании «Соничев, Казусь и партнеры» Антон Соничев.

— Со времен Мавроди ничего особо не изменилось, — отметил он. — У такого рода финансистов всегда есть кипа документов, подтверждающих, что они действовали добросовестно, но компаньоны их подвели. Суд обычно оценивает такие доводы как попытку избежать уголовной ответственности.

Арбитраж криптовалюты — это, по сути, спекуляция, когда товар приобретается по заниженной цене на одной бирже и продается дороже на другой, рассказал «Известиям» старший партнер МКА «ЮрСити», адвокат Виталий Шакин.

— Однако эта игра сопряжена с большими рисками: курс может измениться, при обмене могут обмануть, есть вероятность, что деньги зависнут на бирже. В итоге можно потерять всё, — пояснил он.

При этом адвокат Адвокатской палаты Москвы Олег Пантюшов считает, что любой вкладчик должен понимать и брать на себя потенциальные риски. А Антон Соничев напомнил, что максимальная санкция за мошенничество в особо крупном размере — до 10 лет лишения свободы.

При этом в круг обвиняемых могут быть включены и те, кто помогал Агеевой привлекать денежные средства, и те, кому она их передавала. Но для этого силовикам придется сначала экстрадировать Агееву в Россию, отметил юрист.

— Казахстан регулярно выдает своих граждан российским правоохранительным органам, — подчеркнул Антон Соничев. — Однако на этот раз в выдаче могут отказать, так как преступление могут признать совершенным на территории республики.

При этом вернуть деньги инвесторам вряд ли удастся, считают юристы. Маловероятно, что у Агеевой есть имущество и банковские счета в России, полагают они. К тому же виртуальные вложения в криптовалюту сложно отследить, поэтому практика ареста такого имущества незначительна.

Елена Балаян, Яна Штурма

Фото: pixabay

По материалам: “Известия”

Ранее

Российская армия шокировала немецкого наемника на Украине

Далее

Список сквозь пальцы

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ:
Рейтинг@Mail.ru