новости дня
Главная / СПОРТ / Комфорт и безопасность

Комфорт и безопасность

Что происходит на стадионах Америки?

Marakana--krupneyshiy-stadion-v-Yuzhnoy-Amerike

Для американцев безопасность на спортивных объектах не пустой звук. Нынешнее поколение жителей США помнит взрыв во время Олимпиады в Атланте в 1996 году, подрыв смертника в Оклахоме во время студенческого футбольного матча в 2005-м, теракт во время Бостонского марафона в 2013-м. При этом терроризм не единственная опасность. Люди могут пострадать в массовой драке, давке и т.д. И тому десятки примеров. Когда спортивное мероприятие собирает по 80 тысяч зрителей, случиться может всякое. При этом никакие меры безопасности не должны ущемлять право заплатившего за билет зрителя на комфорт и атмосферу. Корреспондент «МК» посетил в США хоккейные матчи, матч по американскому футболу и соккеру и понаблюдал, как они умудряются делать так, чтобы зрителям было комфортно и их безопасности ничего не угрожало.

Безопасность

Министерство внутренней безопасности США включило спортивные сооружения в список потенциально опасных объектов, а требования по безопасности разрабатываются как федеральными, так и местными властями. И крупные спорткомплексы чаще всего обеспечиваются несколькими уровнями защиты. Первый так называемый пояс безопасности часто расположен уже в парковочной зоне, которая как на ладони просматривается видеокамерами, а служба безопасности уже там начинает выявлять подозрительных зрителей. Далее камеры встречают на входе. Потом происходит досмотр, потом проверка билетов, ну и, наконец, у самого входа на сектор вашу физиономию тоже «просканируют» специально обученные стюарды. Малейшее подозрение, и зритель под белы рученьки уводится в специальную комнату. Кроме того, служба безопасности возлагает очень большие надежды на наблюдательность и сознательность самих болельщиков: повсюду объявления о том, что, если увидишь что-то подозрительное, позвони куда надо или отправь СМС. Причем у них это работает. Позвонят и отправят СМС, можете не сомневаться.

Входная группа у «Мэдисон Сквер Гарден», где играют домашние матчи нью-йоркские «Рейнджеры», обнаружилась только одна, причем довольно узкая. Так что заявленные в протоколе 18 тысяч продвигались внутрь медленно и тягуче. Минут пятнадцать спустя мы наконец попали в руки секьюрити, которые сначала внимательно изучили с фонариком содержимое сумки, а на следующем кордоне уже просканировали металлоискателем. Никакой полиции, только служба безопасности спорткомплекса в гражданском, причем встречают тебя с такой улыбкой и так искренне желают на прощание «наслаждаться игрой», словно дороже тебя человека на земном шарике просто нет.

На «Ред Булл Арене», где играет футбольный клуб «Нью-Йорк Ред Булл», в городке Хэррисон, штат Нью-Джерси, все было еще проще, потому что народу пришло раз в десять меньше (на матчах внутреннего чемпионата стадионы заполняются хорошо, но Лига чемпионов для американцев — пустой звук, да и в будни они предпочитают проводить вечера дома). Погода была отвратительная, и мокнущие под дождем секьюрити в плащ-палатках жаждали только одного: чтобы вы поскорее прошли внутрь.

А вот американский футбол на вашингтонской «Федекс Филд Арене», домашней для «Редскинс», показал нам, где в этих Штатах раки зимуют.

Идущий рядом в толпе мужчина, тыча пальцем в мои браслеты на руке, что-то пытался объяснить. После десятого «экскьюз ми» стало ясно, что меня почему-то не пустят на стадион в браслетах. Хм… Надо отдать должное американцам: они всегда стремятся помочь. Окружавшие меня женщины стали советовать спрятать украшение в кошелек: мол, он в любом случае зазвенит при обыске — там же мелочь. В бумажник на всякий пожарный отправились и сережки с цепочкой. Хотя логика подобного запрета так и осталась вне моего понимания.

На этом злоключения не закончились. Доброжелатели сказали еще что-то про сумку. Хотя она у меня была маленькая, размером в половину формата А4. Но на всякий случай осмотрелась. Девушки могли проходить хоть с баулами, но… они должны быть прозрачными. Потом в фан-шопе стадиона я видела специальные прозрачные сумки с логотипом «Редскинс». Кстати, неплохой маркетинговый ход: любительницы американского футбола покупают эти сумочки пачками, с другими-то все равно нельзя. Потому что непрозрачной могла быть только сумочка размером с кошелек. Специально обученный человек наметанным глазом выловил меня в очереди на досмотр, приложил к сумке картонку разрешенных размеров, понял, что она не проходит по параметрам и предложил от нее избавиться. А теперь — внимание! Камеры хранения в Вашингтоне на «Федекс Арене» нет! Обливаясь горючими слезами, я распихала содержимое сумки по карманам и оставила ее рядом с урной на парковке, в надежде найти после матча. Но, вероятно, она приглянулась кому-то из мусорщиков.

Зато потом не было уже никаких проблем. «Добрый день! Повернитесь, пожалуйста. Окей! Наслаждайтесь игрой!» — незамысловатый монолог людей с металлоискателем к тому моменту был уже выучен наизусть.

Болельщики

Нас как-то приучили, что болельщики — это чуть ли не трехглазые чудища, вечно пьяные, буйные, изрыгающие грязную ругань и периодически стремящиеся поджечь стадион. На самом деле они и у нас не все такие, а уж в Америке и подавно. Хотя и эти могут выкинуть коленца.

Например, в Сан-Франциско после победы местной бейсбольной команды в ход шло и огнестрельное, и холодное оружие. Шестеро были госпитализированы с разного рода ранениями, а 40 человек арестовали.

Но чаще всего американские болельщики ведут себя спокойно, а их эмоциями управляет диджей на матче с помощью видеокуба (на хоккее) или экранов на футболе. Let’s go, Rangers! Let’s go, Caps! Фраза появляется на экранах, сопровождается специальным музыкальным фрагментом, и весь стадион уже знает, что им предстоит сейчас прокричать. Вперед! И далее просто меняем название команды. Никаких тебе «ЦСКА, давай забей!» или «Спартак — чемпион».

Зато они с удовольствием общаются между собой, даже если до этого друг друга в глаза не видели. А к концу матча, уже подогретые пивом или более крепкими напитками, они могут начать спорить на повышенных тонах. «Shut up! Motherfuck!..» — и тут же у ряда со спорщиками вырастают стюарды, которые строгим голосом предупреждают: «Еще раз услышу, матч досматривать будете дома».

Когда зрители ведут себя слишком уж тихо, диктор стадиона и экран приглашают их быть активнее. «Make some noise!» — призывают они. Пошумите то есть. Зрители откликаются, но шумовых рекордов ни на американском футболе, ни на хоккее при нас установлено не было. Счетчик децибелов был только в «Верайзон Центре», где играют вашингтонские «Кэпиталс», но впечатляющих значений он не показал. Один сосед по ряду и вовсе после исполнения гимна погрузился в чтение журнала. Не про хоккей. Похоже, привел жену поглазеть на Овечкина.

Ни в НФЛ, ни в НХЛ фанатского движения нет. Но зато ему позволили существовать в МЛС. Соккерные фаны ведут себя почти так же, как мы, европейцы, привыкли. Не умолкают ни на секунду, смотрят матч стоя, придумывают собственные заряды для команды. Правда, на игре «Нью-ЙоркРед Булл» их было от силы человек тридцать, но шизили они на совесть, несмотря на проливной дождь. А поливал он их знатно, ведь ближайшие к полю ряды не защищены козырьком.

Американские ультрас никаких противоправных действий на стадионе себе не позволяют. Их тут же лишат права посещения матчей и даже могут приговорить к реальным срокам. В США это работает.

На самом деле болельщиков в США любят, уважают и почитают. Потому что именно они приносят клубам деньги. К примеру, в Вашингтоне на стене арены «Верайзон» висит своеобразная доска почета для многолетних владельцев абонементов.

Стадионы и комфорт

Все наши российские проблемы с посещаемостью и некомфортностью стадионов принято списывать на то, что они чаще всего не являются собственностью клубов. В США же это не мешает заботиться о комфорте зрителей и собирать полные арены. Хозяином спортивного объекта может быть и город, и специализирующаяся на управлении аренами компания, и владелец клуба, и даже несколько владельцев разных клубов (хоккейного и баскетбольного например).

В «Мэдисон Сквер Гарден» чудесные мягкие удобные кресла с подстаканниками. А на вашингтонской «Федекс Арене» кресла пластиковые (правда, чистые) и узенькие. И ступеньки настолько крутые, что, пока доберешься до верхнего ряда (а он очень высоко!), создается ощущение, что покорил Эверест. Но никаких проблем с посещаемостью.

Секреты в мелочах. Ну например, вокруг 80-тысячной «Федекс Филд» находится парковка для… 22 тысяч машин! Самая большая стадионная парковка в России, кажется, на спартаковской «Открытие-Арене», и она всего на 4,5 тысячи.

Когда зрители массово начинают подъезжать к стадиону, полиция корректирует движение на подъездных дорогах, отправляя проезжающих мимо на дальние полосы, чтобы не мешались. А когда после игры автомобили начинают массово покидать парковку, этому процессу помогают стюарды, открывая то один выезд, то другой. То притормаживая пешеходов, то, наоборот, давая им пройти. Все как-то понятно, организованно, без паники и пробок.

Или, например, возможность не тащиться в кассу за билетом, а купить электронный. Да, эта услуга уже и для нас не в новинку. Но в США пошли еще дальше. На некоторых спортивных мероприятиях тебе уже даже не надо распечатывать билет, он просто записывается на ту самую банковскую карту, с помощью которой ты оплачивал покупку. Правда, система не всегда срабатывает как надо. Аппарат не захотел нас пропускать в вашингтонский «Верайзон Центр», но эту неприятность в течение пяти минут исправили в окошке клиентской поддержки. Специально обученный мужчина прокатал карту, что-то понажимал в компьютере, удовлетворенно хмыкнул и выдал нам обычные билеты на те же места, что мы и покупали.

Кстати, в России недавно анонсировали возможность проходить на стадионы с помощью смартфонов, куда записывается твой билет. Однако пока она не распространена. Да и вообще, у нас люди по большей части даже в Москве предпочитают съездить в кассу за билетом, чем «засветить» свою карту в Интернете. Возможно, Российской футбольной премьер-лиге стоило бы направить усилия на пропаганду удаленной покупки билетов с помощью карты, во время которой все данные владельца карты фиксируются. Тем более что преимущества данного способа приобретения билетов неоспоримы и лежат на поверхности, а карты сейчас есть даже у пенсионеров. Хотя клубы предпочитают пробивать лбом стену Государственной думы, требуя узаконить продажу билетов по паспортам.

Ульяна Урбан

Фото: vilingstore.net

По информации: mk.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru