Главная / Политика / Советы не постороннего

Советы не постороннего

Известный политтехнолог, советник губернатора Ульяновской области Лев Павлючков рассказал о том, с какими вызовами придется столкнуться губернаторам поволжских областей в предстоящую избирательную кампанию

35471

В сентябре в России пройдут выборы в Государственную думу. Одновременно в Ульяновской области будут выбирать губернатора, а в Самарской — новый состав областной думы. О характере политической ситуации в стране накануне важнейшей избирательной кампании, о том, с какими вызовами приходится сталкиваться губернаторам ряда поволжских областей, „Ъ“ рассказал известный российский политтехнолог, советник губернатора Ульяновской области Лев Павлючков.

— В этом году состоятся выборы в Госдуму, а в нескольких регионах пройдут местные выборы. Как бы вы за несколько месяцев до дня голосования могли охарактеризовать политические расклады?

— Для сегодняшней ситуации характерна низкая прогнозируемость. Никто не может сейчас предполагать, как развернется избирательная кампания в ее активной фазе, потому что есть несколько неизвестных. Первое неизвестное, а я бы даже сказал, самое опасное неизвестное, это то как поведут себя так называемые системные партии в «несистемный» период перед самыми выборами. Выборы превращают «системных» политиков в жестких оппонентов, и представить себе совместное стояние Зюганова, Миронова, Жириновского и Неверова на трибуне в День народного Единства уже невозможно. Например, потому, что внутри КПРФ идет борьба за будущую власть, набирают силы крайне радикальные настроения, выразителем которых является саратовский депутат Валерий Рашкин (сейчас избирается в Москве. — „Ъ“). Он позиционируется как основной преемник Геннадия Зюганова. Еще более радикальное крыло КПРФ представляет собой ульяновская организация, где их местный лидер Алексей Куринный абсолютно калькирует в своем противостоянии с губернатором Сергеем Морозовым тактику Алексея Навального в отношении Владимира Путина. Только вместо сочинской олимпиады — «дорого и вообще не нужна она» — чемпионат мира по хоккею с мячом, прошедший в Ульяновске, вместо дочерей — сыновья, вместо «химкинского леса» строительство отеля «Марриот» и так далее. Сейчас коммунисты — это одна из загадок грядущей избирательной кампании, и их поведение может быть совершенно не тем, которое ждет сегодня УВП администрации президента. Вот пример. Одно дело — когда коммунист Леонид Калашников за общим столом в передаче на федеральном канале «кроет» «украинских националистов», а совсем другое — кампания Леонида Калашникова в одномандатном округе в Тольятти. Где его оппонентом, например, может стать единоросс Владимир Гутенев, кандидат от Ростеха. Будет ли господин Калашников выбирать выражения, описывая реальную ситуацию на АвтоВАЗе? Как он оценит реальные успехи Ростеха в управлении явно проблемным активом? Кто и что его может остановить за две недели до выборов, если он уже сейчас начал свою кампанию, открыл приемные, издает газеты? Все моногорода страны будут ресурсом кампании КПРФ. Тот же Димитровград, например.

— То есть мы можем увидеть, как КПРФ, условно оставаясь системной партией, будет добиваться поставленных задач несистемными методами?

— Да, власть может угодить в ловушку. С одной стороны, нужно относиться к системным партиям как к партнерам: вешать баннеры, не мешать полевой работе, открыть доступ в СМИ. С другой, набор эффективных спойлеров очень мал. Ну, переманили Сергея Глазьева писать программу «Родины». Ну, запустим «Коммунистов России» и КПРФ. На уровне региона этого достаточно. На федеральном — нет. При этом ограничить тех же коммунистов в ведении кампании «несистемными» методами, как показывает практика — невозможно. И что за люди пойдут от КПРФ в одномандатных округах? Я думаю, это будут люди с деньгами и серьезными мотивами. В целом кампания по накалу может напоминать выборы в Госдуму 1999 года.

— Помимо КПРФ, от кого можно ждать неожиданностей, или какая партия или политическая сила может внести интригу в избирательную кампанию?

— Тут стоит отметить проект лидера «Деловой России» Бориса Титова. Сейчас им создается правый проект партии бизнесменов на основе «Правого дела». У Михаила Прохорова ведь были хорошие результаты. Потому что он был самостоятельной фигурой. Партию Бориса Титова, человека, глубоко погруженного в систему, назвать самостоятельной язык не повернется. Понятно, что этот проект создан для того, чтобы в городах-миллиониках компенсировать правый протест, который свойственен вымирающему среднему классу. Исключительно для них создается возможность пойти и проголосовать за партию господина Титова, который затем, безусловно, растворится в думском большинстве.

— На какой результат может рассчитывать Борис Титов с новым проектом?

— Это зависит от того, насколько важным и эффективным будет проект «навальнозамещения». Объегорить второй раз тех почти 25 %, например, в Москве, которые голосовали за Прохорова, а потом за Навального на выборах мэра, конечно, не удастся. Но, во первых, проект работает уже хотя бы потому, что туда можно заманить некоторое количество амбициозных политических идеалистов. Вот уже и бизнесмен Дмитрий Потапенко, который прославился своими выступлениями, уже там. Нашли человеку «его место». Но консервативный прогноз такой: Титов наберет настолько меньше Прохорова, насколько он его беднее. Около 1–2 %.

— Несистемная оппозиция сможет вмешаться в политические расклады?

— Несистемная оппозиция является третьим неизвестным во всей этой истории. От того, из кого и как они сформируют свои списки кандидатов, во многом будет зависеть даже не результат кампании, а он, конечно, предопределен во многом, а какова степень накала избирательной кампании в регионах. Прежде всего, потому что каждый губернатор будет считать своим долгом достичь предельно максимальных результатов «Единой России» и предельно минимальных результатов всех остальных партий. Для несистемной оппозиции выборы нужны не для победы — для них это трибуна, чтобы донести свою позицию. Они играют в долгую. А те, кто их финансирует, никуда не спешат. Россия и так делает все, что им нужно: качает нефть, залезает в долги, изгоняет из себя последние мозги, страшно сопротивляется модернизации. Может быть, дела пойдут лучше, если совместить стартап-офисы Сколково и неплохих региональных технопарков со стимулирующими технологиями «шарашек» Лаврентия Берии? Конструктор Туполев неплохо работал, кстати, под замком. Глупость это, конечно… Поэтому победить прозападную несистемную оппозицию нельзя запретами в интернете, законом на забвение и прочими уловками и финтами. Это можно сделать, только если создать конкурентную, открытую экономику. Высвободить огромный русский интеллектуальный потенциал, но не в затхлую среду нового средневековья, а в нормальную человеческую атмосферу общества, устремленного вперед, к развитию и созиданию, а не к «распилу». А вообще, несистемные политики сами себя обрекают на поражение. Их риторика не просто антигосударственная. Она зачастую антироссийская.

— А вот такие кандидаты, как Александр Хинтштейн, чье будущее как депутата Госдумы от Самарской области весьма туманно, или его коллега из Волгограда бизнесмен Олег Савченко, который у себя в регионе в обойму партии власти так же не попадает, и сейчас являются оппонентами властей у себя в регионах. Насколько можно ожидать неожиданностей от условно «вышедших в тираж» политиков?

— Сейчас идет не формирование списка кандидатов, а формирование списка депутатов. Это две очень большие разницы. И все прекрасно это понимают. Теперь власть сама формирует запрос, какой должна быть дума. А интересы инициативных заинтересантов будут учитывать только в одном случае, когда этот кандидат обладает настолько серьезным ресурсом у себя в регионе, что его отсутствие может вызвать поражение всей партии. Поэтому возможности несистемного выдвижения практически отсутствуют, поскольку этот кандидат автоматически сам становится несистемным. Несогласованные кандидаты могут появиться в случае, если в период между победой на праймериз и определением окончательного списка они как-то взяли и согласовались. Как кандидаты согласовывают свои кандидатуры, мы прекрасно знаем. Например, нужны люди с идеями. С этим сейчас очевидный кризис. На теме «встали с колен» и «стабильности развития» далеко не уедем. Да и «сирийско-турецкие» мотивы могут не взбодрить суровых домохозяек из Череповца, например. В этой связи можно вспомнить такого человека, как депутат Вячеслав Лысаков, который, будучи серьезным оппонентом власти, лидером движения «Убитые дороги Пскова», став депутатом Госдумы, превратился в абсолютно системного человека, ярого борца за права автомобилистов. Причем реального, полезного человека. Вот такого рода идеи позволяют доказать людям, что они нужны партии.

— Вы 20 лет работаете в Поволжье, знаете ситуацию во многих регионах изнутри. Сейчас вы советник губернатора Сергея Морозова, перед которым в сентябре так же маячат губернаторские выборы… Каковы его шансы на переизбрание?

— Я всегда считал, что губернатор Морозов совершает две самоубийственные ошибки. Первая их них — это создание особой экономической зоны и очень успешной «Корпорации развития Ульяновской области». Он вызвал этим страшную зависть многих своих коллег и не только. Не буду называть конкретные регионы, но на предложение о сотрудничестве оттуда к потенциальному инвестору в ответ можно получить только ухмылку. Поверьте, я работой с инвесторами занимаюсь 10 лет. Совсем другое отношение к Самарской или Ульяновской области, к Республике Мордовия и, конечно, к Татарстану. Вообще, в ПФО регионы с диаметрально противоположной внутренней ситуацией. Которая, в свою очередь, определяет внешний конкурентный потенциал. Потому что в каждом субъекте своя ткань отношений, которая диктует, что возможно, а что нет. Например, ткань отношений в Ульяновской области демократичная, совершенно нелюдоедская, отчасти даже хипстерская… Есть в Ульяновске такой бизнесмен Сергей Герасимов (владелец ООО «Ульяновский хладокомбинат», «Группа компаний Герасимовъ» и т.д.), в свое время ярый оппонент господина Морозова, регулярно проигрывавший ему и «Единой России» избирательные кампании. При этом его бизнес существует и поныне, и он ничего не потерял. Задайтесь вопросом, возможна ли ситуация в другом регионе, когда многолетний политический соперник действующей власти, не выбиравший ранее выражений, сохранил бы свои экономические позиции? А в системе отношений в Ульяновской области есть место, причем ключевое место, не только для сохранения нормального делового климата для местного бизнеса, но и привлечения новых инвесторов. Это регион где работает одна из мощнейших оффшорных групп программистов, фамилии «Щербина», «Фазлыев», «Булаев» больше известны в Силиконовой долине. Молодые ульяновские парни сегодня в топе мирового интернет-бизнеса. Поэтому в Ульяновске стало возможно создание реального нано-центра. А наш индустриальный парк признан правительством РФ лучшим в стране. Поэтому Сергей Морозов едет сейчас в Японию с правительственной делегацией, потому что сразу три крупных японских завода заработали в Ульяновске: это Bridgestone, станкостроительный японо-германский концерн DMG Mori Seiki и завод TAKATA по автокомпонентам. Возрождение «Авиастара», создание целого авиакластера: два международных аэропорта (единственный регион в стране, кроме Москвы), училище гражданской авиации, завод «Аэрокомпозит» по выпуску композитных частей для новейшего нашего самолета МС 21, предприятия по кастомизации и сервису Сухой Суперджет и зарубежных самолетов, сохранение военно-промышленного комплекса в лице, «Марса», «Утеса», ульяновского механического завода, продукция которого, в том числе, помогает сейчас осуществлять операцию в Сирии. Все это «ошибка» Сергея Морозова…

— Вы сейчас иронизируете?

— Увы, просто иногда начинает казаться, что возвращается время, когда шутка Аркадия Райкина «что-то ты больно умный…» снова звучит как ругательство.

— А вторая ошибка в чем?

— Мне она пришла в голову после просмотра нашумевшего норвежского сериала «Оккупация», в котором прекрасная прибалтийская актриса Ингеборга Дапкунайте, играющая посла РФ, ведет диалог с правящей элитой Норвегии о немедленной оккупации их страны из-за того, что пришедший к власти премьер-министр-эколог запретил нефтедобычу. Причем «русская оккупация» проходит при поддержке Евросоюза! Нефтяное проклятие в России существует, и, честно говоря, Морозов еще пять-шесть лет назад в принципе понимал, к чему все идет, и в стратегических программных текстах писал, что Ульяновская область — это прообраз России будущего, где есть необходимость создать новую экономику — экономику высоких технологий без опоры на углеводородное сырье. Что полностью соответствует задачам Майских указов президента. Я, честно говоря, не уверен, что где бы то еще ни было, один из указов президента (о создании высокотехнологичных рабочих мест) реализовывался в более полной мере. И вот новая «ошибка Морозова»: регион заявляет себя как лидер альтернативной энергетики. Финский FORTUM, а эта энергетическая компания умеет работать в России, знает наши реалии, строит ветропарк на 35 мВТ. Кампания Т Плюс (Ренова, В. Вексельберг) планирует выбрать между Оренбургом и Ульяновском и начать реализацию проекта уже на 300 тыс. МВт. Построенный в промышленной зоне «Заволжье» станкостроительный завод ДМГ-МОРИ уже 1/3 своих потребностей в энергии закрывает собственным комплексом солнечной и ветряной энергии. Специалисты скажут, что в регионе есть избыток электроэнергии, это так, но вопрос в том, что это энергетика «прошлого века». Без таких проектов, которые продвигает Морозов, невозможна конкурентоспособность нашей экономики на горизонте 30–50 лет. Технологии делают возобновляемую энергию дешевой. И, наблюдая за всем этим, невольно напрашивается вывод, что существуют разные силы, заинтересованные, чтобы у него, у Морозова, либо ничего не получалось, либо о том, что получалось, было минимально известно. Чтобы и у России это не получилось.

— Кому больше всего это нужно?

— Есть риск предаться конспирологическим теориям, но я разговаривал совсем недавно с одним европейским инвестором, заинтересованным во вложениях в Ульяновскую область (локализация оборудования для энергетики), который честно признался, что устал от режима санкций. Сейчас именно регионы остаются шлюзами, позволяющими обходить этот санкционный режим. И важно обратить внимание, какие страны работают с той же Ульяновской областью. Германия, Япония, Финляндия, Мексика, Италия, Чехия. Страны, в которых голос политиков, призывающих перестать покорно слушать «указивки» вашингтонского обкома, становится все громче. Большому международному бизнесу надоел американский политический диктат. Но и в России, видимо, есть силы, заинтересованные в сохранении текущего ненормального статус-кво. Кому-то выгодно, потому что санкции сохраняют для него рынок сбыта, кому-то просто выгодно, что нет конкурентов. А если такая позиция имеет актуальность, то зачем такие, как Морозов? Некоторые всерьез полагают, что, поставив на место Морозова, своего «директора совхоза», получат регион на «блюдечке с голубой каемочкой». Не получат. С инвестором работать надо. Это труд колоссальный.

— Действительно, модернизаторская среда Ульяновской области приносит результат, область — лидер в рейтингах Минэкономики, в рейтингах АСИ и Doing Bussines. Но сохраняется ли внутренняя политическая устойчивость на фоне открытости?

— Абсолютная устойчивость. Об этом свидетельствуют результаты всех последних кампаний. На выборах в сентябре 2015 года Единая Россия с Морозовым во главе взяла на выборах в Ульяновскую городскую Думу 38 мандатов из 40! По списку Единая Россия получила почти 60 %. А ведь Ульяновск — это оплот КПРФ.

— Ну, а кто сейчас оппонирует Сергею Морозову? Например, ситуация с экс-главой города Мариной Беспаловой выглядит весьма характерно. Местные единороссы сначала лишили ее возможности переизбраться на пост главы, а затем вообще исключили из партии. В итоге в ситуацию вмешались высшие партийные боссы. Госпожу Беспалову в партии восстановили и ввели в состав генсовета. К этому как относиться?

— Президент Путин как-то раз очень точно сказал, что он «уважает врагов», но не «простит предателей». История отношения Морозова и Беспаловой — это история предательства. Вдаваться в детали — дело неблагодарное, но кто знает ситуацию, тот понимает. Сейчас ситуация пришла к тому, что Марина Павловна является персоной малорукопожатной в области. За нее, например, проголосовали только семь депутатов как за кандидата на пост главы города. Ставка на нее — это де-факто ставка в поддержку лидера местных коммунистов Алексея Куринного. Лично ей надо отдать должное — это крепкий политический боец. Мастер интриги и политической провокации. Человек, который прекрасно знает, как пользоваться властью. Что и неудивительно для выпускника Московской школы политических исследований Елены Немировской, ныне признанной «иностранным агентом» и, как следствие, закрытой в 2014 году.

— Поддержка ей была оказана на официальном уровне, тем не менее. Значит, есть у нее политическое будущее?

— Я не сомневаюсь, что ее готовят в списки «Единой России» на выборы в Госдуму. Марина Беспалова, на мой взгляд, не сильный электоральный игрок. У нее по Ульяновску не слишком высокие рейтинги, да и ее известность локализована только на уровне города. Если смотреть одномандатный округ, то у нее нет шансов против тех же Алексея Куринного или Вадима Харлова, так как опереться в области ей сейчас, фактически, не на кого. А опыта реальных политических побед просто нет. Выборы в городском округе численностью 10 тысяч человек — это несерьезно.

— И чем вы думаете в итоге закончится этот почти «семейный» конфликт?

— Тем, что переназначенный на пост губернатора Морозов получит в качестве гарнира к этому задачу провести Беспалову в Государственную думу. Через список. Это исход win-to-win.

— Вы выполните эту задачу?

— Если это нужно государству — да. Никаких сомнений.

— А вам сейчас понятен примерный круг кандидатов на выборах губернатора Ульяновской области?

— Если на выборы пойдет Морозов, на сентябрьском голосовани  65–70 % голосов наберет он, 10–15 % Алексей Куринный, и оставшиеся партии разделят остальные голоса. Почему я так говорю, потому что это калька с результатов завершившейся осенью избирательной кампании в городскую думу, где лидерами списков своих партий были господа Морозов и Куринный. Плюс, некоторая слабость Куринного в сельских районах.

— Вы много лет работали в Самарской области. Она для вас не чужой регион. Можно ли назвать политическую ситуацию в области острой?

— Да, ситуация острая. Во первых, есть противостояние между региональными властями и наследием Владимира Артякова. Суммарные политические, лоббистские ресурсы «Ростеха» и «Волгопромгаза» очень велики. Но вообще этот конфликт скорее экономический. Отчасти стартовал он с отказа от дорогостоящего и труднореализуемого проекта строительства стадиона на стрелке Волги и Самары и переноса на площадку в районе радиоцентра. Можно назвать также другие подрядные вещи, когда губернатор провел их существенную ревизию и фактически уменьшал стоимость контрактов. А если где-то «миллиард» сэкономили, то кто-то этого миллиарда лишился.

Второе важнее. Самара — это совершенно особенный регион. Если в двух словах, то Самара это страна. Со своей нефтью, газом, автомобилями, заводами, банками. В связи с этим люди, которые здесь живут, очень самодостаточны. Тут всегда были сильны, если хотите, изоляционистские настроения. Другие такие регионы — это Свердловская область и Татарстан. Эта психология, которая невозможна где-то в Ульяновске или в Саратове. И существует естественный конфликт между самарским самодеятельным вольнодумием и государственнической политикой Николая Меркушкина. Выразителем этой вольнодумской идеи является депутат облдумы и «водочный король» Александр Милеев. А что мы о нем знаем, помимо того, что он обанкротил завод «Родник», который, как он скажет, у него «забрали мордовские»? Я думаю, что у Николая Ивановича в голове просто не укладывается, как человек может быть одновременно олигархом, гребцом, тусовщиком, проректором по воспитательной работе, главой комитета по культуре облдумы, самостийным политтехнологом и тд. А самарские люди, они такие! Хотя, несмотря на все это, мне кажется, что если бы Николая Меркушкина не было, то Самарскую область ждали бы очень серьезные потрясения. За тот период, который он здесь работает, и на АвтоВАЗе были уже два кризиса, и в городе происходили большие перемены. Я не могу его обвинить в том, что он затормозил развитие региона. Другое дело, что статуса такого высокодинамичного региона, как Татарстан или Калуга, он не получил. А связано это с тем, что многие в «стране Самара» считают себя хозяевами и не готовы терпеть конкуренцию. И постоянная борьба просто крадет у Николая Ивановича драгоценное время. Он может сделать намного больше.

— А можно ли считать ситуацию вокруг губернаторского поста угрожающей?

— Можно, конечно. Но у Николая Меркушкина есть уникальное торговое предложение, которое он давно сформировал для Центра. И стоимость этого предложения кризис повышает ежедневно. Губернатор Меркушкин гарантирует очень высокую емкость для «Единой России» на выборах любого уровня. Если здесь губернатором будет любой другой человек, то это дефрагментирует политическое пространство моментально. Даже Азаров. Никаких 70 % за ЕР при явке в 80 % при экс-мэре Самары и новоявленного кандидата на пост главы всего региона Дмитрии Азарове не будет. Не будет и половины. А в Тольятти выиграет вообще Навальный. Единственный «губернатор Тольятти» за всю постсоветскую историю — это Николай Меркушкин. Никогда Константин Титов не был «губернатором Тольятти», никогда им не был и Владимир Артяков. Там всегда правила определяла своя элита, лидеры ОПГ, вазовские генералы. Николай Меркушкин Тольятти покорил. Поэтому ни у кого не поднимется рука убрать его накануне не только сложных выборов 16-го года, но и выборов 18‑го года, когда вопрос о сохранении системы станет ребром.

Беседовал Роман Чернов

Павлючков Лев Викторович

Личное дело

Родился в 1973 году в Ленинграде в семье военного инженера и врача. Закончил школу в Заполярье. Закончил Саратовский медицинский институт и интернатуру по специальности «Организация здравоохранения». С 1996 года провел более 100 избирательных кампаний вначале как сотрудник агентства «Никколо М», потом в качестве самостоятельного руководителя проектов. В Поволжском регионе наиболее известными проектами являются последние в России прямые выборы губернатора (губернатор Сергей Морозов, Ульяновская область, 2004 год), кампании против Георгия Лиманского в Самаре (2003–2006 гг.), единственная успешная в истории партии кампания Российской экологической партии «Зеленые» в 2007 году на выборах в Самарскую губернскую думу, выборы мэров Сызрани и Тольятти. В качестве эксперта сотрудничал с «Газпромом», группой кампаний «СОК», АвтоВАЗом, «Роснефтью», с региональными энергетическими компаниями. В период 2008-2010 годов работал заместителем главы администрации президента Республики Южная Осетия. Ведет проекты в области маркетинга, рекламы и исследования общественного мнения. Женат, трое дочерей.

Фото: mediakuzbass.ru

По информации: kommersant.ru


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru