Главная / Общество / Дмитрий Амунц по-прежнему заявляет о своей невиновности

Дмитрий Амунц по-прежнему заявляет о своей невиновности

Кредиторы Межпромбанка опубликовали письмо,  в котором  высказали возмущение судом над предпринимателем

KMO_143422_00130_1_t218_212226

16 мая 2016 года в Тверском районном суде Москвы начались слушания по существу по делу Дмитрия Амунца, которого обвиняют в том, что он участвовал в хищении около 29 млрд рублей, выделенных ЗАО «Международный промышленный банк» в качестве кредита Банком России. Дмитрий Амунц заявляет, что абсолютно невиновен.

«Этот процесс еще раз подтверждает: вместо того, чтобы разобраться в истинных причинах банкротства Межпромбанка, правоохранительные органы назначают «виновных» и сажают их в тюрьму. В результате ни Банк России, ни другие кредиторы Межпромбанка не получают компенсации задолженности», — говорится в заявлении кредиторов Межпромбанка.

KMO_118098_00017_1_t218_211059

По мнению авторов заявления, «изучение тысяч документов, связанных с банкротством Межпромбанка, показывает: формальным виновником произошедшего является Центральный банк России, который вместо того, чтобы во внесудебном порядке передать по договору цессии долг Межпромбанка залогодателю судостроительных активов и доплатить 2,5 млрд долл. за приобретенную в пользу государства по поручению президента страны собственность, незаконно отозвал лицензию у Межпромбанка, не выполнил свои обязательства по долгам перед залогодателем и практически умышленно похитил деньги клиентов МПБ. Агентство по страхованию вкладов, в свою очередь, было обязано по закону опротестовать действия Центрального банка и вернуть похищенные акции залогодателю». Теперь же,  как сказано в заявлении, Российской Федерации придется выплатить 15 млрд доллаовв случае проигрыша по иску, поданному против государства в международном арбитраже в Гааге.

«Уголовное дело против Дмитрия Амунца полностью сфальсифицировано, — пишут в заявлении кредиторы. —  В нем нет не только состава, но и события преступления. В деле нет ни одного подтверждения того, что описанные там финансовые операции имеют какое-то отношение к кредиту ЦБ. Следствие отобрало некоторое количество клиентских финансовых транзакции того времени на сумму, примерно соответствующую размеру кредита, и на основании этого сфабриковало обвинительное заключение. Амунцу и его защите не разрешили ознакомиться с базой проводок Межпромбанка, чтобы доказать их полностью легальный характер».

Как подчеркивают кредиторы, сам суд над Амунцом начался с нарушений процессуального законодательства и прав обвиняемого. В первый день слушаний суд отклонил ходатайства Дмитрия Амунца и его защиты о возврате дела в прокуратуру ввиду того, что на стадии предварительного следствия были нарушены права обвиняемого, а обвинительное заключение составлено с нарушениями законодательства, а также о проверке обвиняемого на «детекторе лжи».

«Отказ суда вернуть дело в прокуратуру при очевидно существенном нарушении  Уголовно-процессуального кодекса в части составления обвинительного заключения: имеется в виду отсутствие заявленного стороной защиты списка свидетелей. Это бесспорное основание для возврата. Однако суд его проигнорировал» — утверждают авторы заявления.

Это сделано для того, предполагают кредиторы, чтобы защита сама обеспечивала вызов в судебное заседание своих свидетелей. Тогда как свидетели обвинения будут вызываться полномочиями суда, вплоть до принудительного привода. Однако у защиты при неявке ее свидетеля подобных полномочий не будет. Поэтому защита будет вынуждена обращаться к председательствующему с ходатайствами о вызове свидетелей, каждый раз обосновывая, чем обусловлена необходимость вызова конкретного свидетеля и что свидетель может пояснить важного для дела.

Председательствующий же своей волей большинство подобных ходатайств будет иметь возможность отклонять под предлогом злоупотребления правом со стороны защиты и намеренным затягиванием сроков рассмотрения дела. Другими словами, в ходе заседания могут быть созданы условия, когда именно председательствующий сам будет решать – вызывать или не вызывать свидетелей защиты в случае их неявки. Тогда как, если бы список свидетелей защиты был внесен в обвинительное заключение, вызов свидетелей был бы для суда обязательным.

Как известно, этой уловкой с недавних пор начали пользоваться следователи. И как показала практика, суды, в силу их очевидного обвинительного уклона, полностью им потворствуют. Особенно это свойственно московским судам.

«В ходе процесса 16 мая было видно, что именно судья, а не прокурор, полемизирует с защитниками. Видимо, она с ходу оценила, что обвинитель недостаточно опытен и жесток», —  резюмируют кредиторы Межпромбанка.

Стенограмма судебного заседания по делу Дмитрия Амунца 16 мая 2016 г. в Тверском районном суде Москвы.

Следующее заседание суда над Дмитрием Амунцем запланировано на 31 мая 2016 г.

Евгений Григорьев


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия, «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского.

Рейтинг@Mail.ru